Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Граждане-бандиты"

Чеченские сепаратисты не отражают ничьих экономических интересов. Бандитизм стал для них образом, стилем и нормой жизни.В экономическом отношении криминально-квазигосударственное образование под названием Чеченская Республика Ичкерия (а затем многочисленные группы боевиков, уже три года использующие под руководством Аслана Масхадова этот увядающий бренд) — в лучшем случае Колумбия без нефти, а точнее, с очень незначительными ее запасами. Поэтому если Мовсар Бараев получил от Хаттаба $600 тысяч на проведение терактов (что весьма вероятно), они должны были быть отработаны. Таков бизнес на крови. Но проблема, конечно, шире.
Задавать вопрос о том, на какие деньги в течение нескольких лет существуют тысячи хорошо вооруженных людей, их родственники, а также лагеря для подготовки неофитов для «чеченского сопротивления», было до 2000 года почти неприлично. Впрочем, и вопрос о природе чеченской экономики не стоял в числе приоритетных. Никто не обращал особого внимания и на финансовые потоки, с 1994 года идущие в Чечню из Центральной Азии. Сегодня вопросы о финансировании терроризма (и о том, какие экономические интересы выражают незаконные вооруженные формирования) странно не задать, тем более что о связи отряда Бараева с Аль-Каидой говорит уже не кто-то из руководителей ФСБ, а министр иностранных дел Великобритании Джек Стро.
Что же можно прочесть на зеленом знамени с черным волком? Какие социальные группы и нормальные экономические интересы стоят за чеченскими террористами? Может быть, угнетенный метрополией (при допущении, что Чечня — колония) национальный бизнес, заинтересованный в создании автономного, экономически эффективного государства? Или крестьяне Надтеречного района, жестоко страдающие от российских налогов? Или, наконец, овцеводы горной части республики?
Весь этот перечень смешон. Милован Джилас полстолетия назад убедительно доказал, что к власти в авторитарных режимах Восточной Европы пришел не передовой отряд пролетариата, а деклассированные, но сплоченные в политические партии вождистского типа деятели-заговорщики (профессиональные революционеры, говоря словами Ленина), готовые ради власти на все, в том числе и на террор. Параллель очевидна. Элита режимов Дудаева и Масхадова без своей главной опоры и составной части — профессиональных террористических группировок — не стоит ничего. Она не отражала даже в эпоху фактической независимости (тем более не отражает сегодня) легальных экономических интересов и существует автономно от них. Именно поэтому регулярно необходим большой шантаж типа Буденновска или захвата Театрального центра на Дубровке. Но необходимо и кое-что еще.
Что именно? Незаконные врезки в магистральный нефтепровод Баку—Новороссийск, незаконные малые нефтеперерабатывающие заводы, незаконная продажа самопального бензина на южных федеральных трассах в знаменитых трехлитровых банках. Хищения приняли такие масштабы, что построить новую ветку нефтепровода в обход Чечни оказалось дешевле восстановления прежней трубы. Есть и массовые хищения средств, выделявшихся в рамках федеральной программы по восстановлению Чеченской Республики. Технология проста: фундамент закладывался и взрывался — деньги получались за целый дом. Бизнес Арби Бараева по похищению людей, который успешно разруливал Борис Березовский, приносил, по некоторым оценкам, до двадцати миллионов долларов в год. Интенсивный наркотрафик, быстро превративший Россию в одного из крупнейших в мире потребителей зелья и самую эффективную зону его транзита, контролировался высшими руководителями Чечни. «Крышевание» террористами торговых точек и рынков, в том числе в Москве, стало нормой. Наконец, финансовая помощь террористам от благотворительных организаций Пакистана и Саудовской Аравии, многие из которых признаны отмывающими деньги, а также от зарубежных террористических организаций помогала бандитам держаться на плаву в трудную минуту.
Классик сказал: кто поверит, что истина может появиться на свет как побочный продукт? Могут ли в подобной среде прорасти ростки элиты, способной к реальному диалогу с федеральным центром и более или менее нормальному управлению регионом? Скорее, нет: бандитизм и экономические преступления стали для этих людей образом, стилем и нормой жизни. Три года фактической независимости Чечни подтвердили это с полнейшей определенностью. В новом веке этой российской территории нужна новая элита, и, возможно, экономическая — намного больше, чем политическая.

ДМИТРИЙ ОРЛОВ, заместитель генерального директора Центра политических технологий, главный редактор «Политком.ру»

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK