Наверх
16 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ГРОЗНОЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ"

В минувший вторник группа боевиков напала на парламент Чечни. С чем связана такая активность бандподполья в Грозном?    Пыль сражения в здании чеченского парламента осела очень быстро. Спецслужбы, хотя и не без потерь, все-таки справились с группой боевиков. Но остались вопросы. И первый вопрос: что же это все-таки было? Сейчас нередко можно встретить мнение, что произошедшее не более чем печальный инцидент, что это «судороги» растерянных боевиков, которые лишились полевых командиров, растеряли идеологию и не знают толком, за что воюют.
   Что ж, такое мнение имеет право на существование, ибо 2010-й — не 1999-й, силовики способны проводить успешные операции, и общество каждую неделю узнает о захваченных и убитых боевиках. Погибло немало полевых командиров, кое-кто из идеологов. Не видно сколько-нибудь заметных харизматических личностей типа Басаева или Саида Бурятского.
   И все же после такого количества столкновений и терактов, произошедших в Чечне, да и по всему Северному Кавказу в 2010 году, говорить о предынфарктном состоянии оппозиции рановато. Отсюда следующий вопрос: сколько в Чечне, да и на всем Кавказе боевиков? По мнению Рамзана Кадырова, в Чечне их счет идет на десятки. Но тогда выходит, что эти десятки неистребимы, что, несмотря на систематические успехи службы безопасности, они «вечно живые». Военные-федералы ведут счет на сотни. Иногда речь идет о тысячах. Порой можно услышать, что «они там все ваххабиты».
   Но если уйти от точных подсчетов, то ясно одно: молодые люди продолжают уходить в горы, присоединяясь к сопротивлению. Это признают и северокавказские президенты, в том числе Рамзан Кадыров. Почему это происходит? Потому что социальные, экономические, политические условия, породившие сопротивление, сохраняются, оппозиция пользуется авторитетом у части населения (какой, кстати сказать, тоже непонятно). Наконец, кое-кто уходит для того, чтобы отомстить. Месть силовикам, которые слишком часто переступают черту закона, действуют крайне жестоко, также немаловажный повод, чтобы взяться за оружие.
   Огромное значение имеет религиозный фактор, ибо противники власти выступают под лозунгами ислама. В самом деле, когда сохраняется разрыв между властью и обществом, когда свирепствует коррупция, уровень которой на Кавказе в два раза выше, чем в остальной России, когда не работает закон, а об экономических реформах больше говорят, то свет в конце тоннеля зажигается зеленый, то бишь, цвет ислама — единственной, по мнению многих мусульман, силы, которая способна обеспечить справедливость, законность, высокую мораль и дать людям «хорошего правителя».
   Да, среди оппозиции действительно немало криминальных элементов, которые используют сложившуюся ситуацию в преступных целях. А милиционерам, по большому счету, наплевать, кто стреляет в них из «калашникова» — борец за идею или уголовник.
   Но если в этом трудно разобраться простому сержанту, то сделать это обязаны политики — министры и президенты. Понимаю, как это сложно. Да и не хочется. Но с бандитами годами не воюют, против них не посылают танки и вертолеты. Так что придется «наступить на горло собственной песне» и, наконец, признать существование оппозиционного движения, более того, вступить с ним в контакт. Тем более что далеко не все его участники жаждут крови.
   Ведь и чеченская война закончилась именно благодаря компромиссу. Компромисс пытаются найти в Афганистане, Пакистане, в других странах, где также действует религиозная оппозиция. В прошлом году федеральная власть окончательно осознала, что «так жить нельзя», — создала новый, Северокавказский, федеральный округ, послала туда в качестве президентского полпреда энергичного Александра Хлопонина. И что? Заметных улучшений не произошло, инвестиций по-прежнему нет, зато 2010 год можно смело назвать «годом террористической активности». Никто не ждал мгновенного улучшения, коренным образом изменить ситуацию за несколько месяцев невозможно. Но никто не предвидел и такого ухудшения.
   Что дальше? Остается надежда, что чудо все-таки может произойти. И страх, что это последний шанс преобразовать Северный Кавказ, превратить его в современный, развитый регион России.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK