Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Грозные поползновения"

Так считает экс-министр финансов РФ, заместитель председателя комитета по бюджету и налогам Госдумы Михаил ЗАДОРНОВ.«Профиль»: Российский опыт последнего десятилетия таков, что слишком долгий период без кризисов, как в последние годы, невольно настораживает: не затишье ли это перед бурей? Каков ваш прогноз на ближайшее будущее?
Михаил Задорнов: Я думаю, что основная угроза для нас — это слабый экономический рост, отсутствие серьезных структурных реформ.
Если мы сравним динамику роста (9% ВВП в 2000 году и около 4% в 2002-м), то тенденция очевидна. В 2003 году замедление экономического роста продолжится. Рост ВВП при ценах на нефть $21,5 барреля Urals составит от 3% до 3,5%. При цене $18 за баррель Urals, по моим подсчетам, темпы роста будут порядка 2% ВВП.
Постепенно мы можем и вовсе потерять темпы экономического роста. Это будет, конечно, не кризис, а стагнация. В подобной ситуации любой внешний шок, продолжающийся достаточно длительное время, например падение мировых цен на нефть, вызовет в экономике ощутимые проблемы. Конечно, не масштаба 1998 года, но тем не менее достаточно серьезные.
Кризиса, который в нашем представлении связан с резким падением национальной валюты или со скачком инфляции, в ближайшее время ожидать не стоит. Но стагнация и замедление роста означают для многих регионов, и особенно для работников бюджетной сферы, «замораживание» доходов, задержку зарплаты.
Более высокие темпы роста может обеспечить только очень благоприятная внешняя конъюнктура. Например, если конфликт на Ближнем Востоке примет затяжной характер и цена на нефть будет держаться на уровне $40 за баррель хотя бы квартал.
«П.»: А можно поподробнее о влиянии вероятной войны в Ираке на нашу экономику?
М.З.: Изменение геополитической ситуации обязательно скажется на мировой экономике и, соответственно, на экономике России. Однако у нас есть определенный запас прочности. Учитывая те объемы резервов, которые сейчас имеет федеральный бюджет и Банк России, мы на достаточное время, как минимум на полгода, гарантированы от проблем, связанных с негативными изменениями мировой конъюнктуры. А значит, в следующем году низкие цены на нефть еще не скажутся на бюджете и состоянии золотовалютных резервов и, следовательно, не повлияют существенно на обменный курс рубля. С известной долей вероятности можно говорить, что, учитывая уровень резервов ЦБ и правительства до президентских выборов, то есть до марта 2004 года, действующий президент защищен от каких-либо негативных влияний.
«П.»: То, что президент защищен, это, конечно, радует. А экономика?
М.З.: Все будет зависеть от того, по какому сценарию пойдут военные действия. Цены снизятся, если военные действия будут краткосрочными (месяц, полтора) и успешными для США и их союзников. Тогда контроль над нефтяными месторождениями быстро перейдет к новому режиму, фактически к американцам. При этом Саддам Хусейн не успевает нанести ущерб нефтяным месторождениям в других арабских странах, прежде всего в Кувейте и Саудовской Аравии. При подобном блицкриге, на который, видимо, рассчитывают американские стратеги, нефтяные аналитики закладывают прогноз возможного падения цен до $15 и даже до $10—12 за баррель. Этот прогноз основывается на том, что потенциальные экспортные поставки нефти Ираком могут осуществляться примерно на российском уровне, то есть до 6—7 млн. баррелей в день — сегодня Ирак по программе «Нефть в обмен на продовольствие» дает примерно 2,2—2,5 млн. баррелей в день.
Исходя из этих рисков, эксперты нефтяного рынка считают, что через год после установления контроля США над месторождениями поставки нефти со стороны Ирака могут быть кратно увеличены. И потому рынок заранее закладывает в цену уверенность в их значительном увеличении.
Но это один сценарий. Может быть и другой ход событий, то есть более затяжной конфликт, который нанесет ущерб как иракским нефтяным месторождениям, так и месторождениям соседних стран. Тогда, скорее всего, следует ожидать краткосрочного повышения цен на нефть. Если будут повреждены месторождения в других странах и надолго выведены из строя иракские добывающие мощности, то на 2—3 месяца цены могут серьезно вырасти, например до $40 и более за баррель.
Но не факт, что этот конфликт вообще будет иметь место, поскольку Хусейн идет на полное сотрудничество с ООН и Советом Безопасности. В этом случае мы будем наблюдать достаточно благоприятную для России конъюнктуру. Вполне вероятно, что цены на нефть сохранятся примерно на сегодняшнем уровне, то есть от $22 до $28 за баррель нефти марки Brent.
«П.»: То есть ждать заметного изменения курса доллара в будущем году в любом случае не стоит?
М.З.: Среднегодовой курс в 2003 году будет примерно 33 рубля за доллар, то есть выше запланированных в бюджете 33,7 рубля. С этим де-факто уже согласился Банк России в уточненных «Основных направлениях единой денежно-кредитной политики», представленных в Госдуму. При оптимистичном сценарии (то есть при ценах на нефть Urals $21,5 за баррель) там указывается курс около 33 рублей за доллар.
Если произойдет серьезное снижение цен на нефть, может ускориться инфляция и бюджет начнет испытывать некоторые проблемы, а курс доллара повысится где-то в пределах рубля — то есть доллар будет стоить 33,3—33,7 рубля. Золотовалютные резервы, приближающиеся к $50 млрд., позволяют достаточно уверенно управлять обменным курсом: в случае ухудшения ситуации не произойдет резких скачков, просто будет выбран другой тренд. Скажем, не 7—8% обесценения рубля в течение года, а 10—12%. Конечно, это достаточно серьезные изменения для банков, экспортеров и импортеров, но для обычного гражданина это будет практически незаметно.
«П.»: В отношении инфляции вы такой же оптимист?
М.З.: Инфляция в следующем году — при любом сценарии — составит 13—13,5% против 15% в нынешнем. Рост цен будет продолжаться, прежде всего, из-за повышения расценок на услуги жилищно-коммунального хозяйства, тарифов естественных монополий.
Стоит заметить, что при более низких ценах на нефть Центробанку легче проводить намеченную денежно-кредитную политику.
«П.»: И как это облегчит жизнь Центробанку?
М.З.: Сейчас почти весь приток денег в экономику идет только через покупку валюты. В результате у ЦБ РФ возникают проблемы. Мы видим, что в экономике сейчас находится более 100—130 млрд. рублей излишней ликвидности. Это устойчивые свободные остатки на корреспондентских счетах коммерческих банков и их депозитах в ЦБ РФ, которые находятся приблизительно на уровне 70—80 млрд. рублей. То есть даже по отрицательным ставкам банки вынуждены размещать деньги в ЦБ РФ.
Поэтому при меньшем предложении валюты Центробанку, как ни парадоксально это звучит, станет легче контролировать денежную массу, а инфляция не будет так сильно зависеть от колебаний внешней конъюнктуры.
«П.»: Из того, что вы сказали, следует, что инвестиционная активность находится на очень низком уровне. Три года назад считали, что причина — в высоких политических рисках. А в чем проблема отсутствия инвестиций сегодня?
М.З.: Объем инвестиций — это не только внешние факторы, а, скорее, оценка состояния общего экономического климата в стране теми, кто вкладывает деньги. К сожалению, пока мы видим, что инвесторы считают этот климат не самым благоприятным: инвестиции практически не растут. Слабая инвестиционная активность подрывает возможности будущего экономического роста, и чтобы ее стимулировать, необходимо проводить структурные реформы в разных сферах, а не только в экономике. Очевидно, что надо продолжать налоговую реформу, чтобы дать предприятиям возможность направлять дополнительные средства в инвестиционную сферу, совершенствовать всю судебную систему, которая гарантирует защиту прав собственности, снизить бюрократическую нагрузку, то есть дать возможность мелким и средним предприятиям работать, не обременяя их взятками или давлением со стороны государства.
Мы не можем сейчас говорить, что политические риски исчезли совсем. Чем ближе мы подходим к президентским и парламентским выборам, тем меньше становится импульсов к изменениям в экономике и политической системе.
«П.»: Но ведь правительство недавно заявило, что как минимум одна экономическая реформа — налоговая — будет продолжена.
М.З.: Скорее, это можно назвать не продолжением реформы, а реализацией уже принятых решений. Прежде всего, с 2003 года отменяется последний оборотный налог, будут отменены налоги на покупку валюты и на операции с ценными бумагами. Да, это достаточно существенное продвижение, но для улучшения инвестиционного климата этого недостаточно, потому что ряд налоговых платежей возрастет — начиная от акцизов и заканчивая транспортным налогом. Более эффективные меры — это снижение ставки налога на добавленную стоимость и единого социального налога. Но НДС — это вопрос 2004 года. Однако вполне возможно, что в 2003 году может быть принято решение о снижении с 2004 года базовой ставки социального налога или шкалы регрессии ЕСН.
Думаю, что будет продолжена работа по упрощению в целом налоговой системы, отменен еще ряд мелких, ненужных налогов. Например, сейчас идет полемика по поводу отмены сбора на уборку территории, налога на рекламу, который не слишком эффективен. Есть немало местных, обременяющих предпринимательскую деятельность налогов.
В целом же пока не ясно, какой путь будет выбран.

ЮЛИЯ ЕФРЕМОВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK