Наверх
10 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Халаты и домры, закон и порядок"

Привычки и черты тех или иных народов сильнее всего проявляются на свадьбе. Особенно если свадьба интернациональная и играется в чужой стране.   Моя одноклассница Настенька, получив супермегаобразование в Москве и в США, приняла волевое решение отправиться работать по контракту в Алматы. Московская тусовка друзей сильно переживала временную потерю боевой подруги, которая была самой активной зачинщицей многих вечеринок, поездок и мероприятий. Конечно, присутствовал и шкурный интерес: к кому мы теперь будем ездить на дачу отмечать Новый год, дни рождения, просто летние выходные? В общем, после ее отъезда все почувствовали себя осиротевшими.

   Но мы и представить себе не могли, что Настя захочет остаться в Казахстане навсегда. Если бы представили — может, легли бы перед трапом самолета и никуда ее не пустили! Спустя год Настя поведала, что встречается с Димой. Друзья не на шутку напряглись, но на пути личного счастья подруги никто вставать не собирался. Мы поняли, что в Москве она станет редкой гостьей, а нам придется летать в неизвестный доселе город Алматы. Предчувствия подтвердились скорым приглашением на свадьбу. Правда, Настя никак не могла назначить точную дату бракосочетания. Проблема заключалась в том, что ей нужно было оформить справку о безбрачии в консульстве РФ в Алматы, которую делают по паспорту — если штампа нет, значит, гражданин в браке не состоит. Казалось бы — всего-то! Но только не в российском консульстве. Видимо, не одна россиянка Настя решила связать себя брачными узами с гражданином Казахстана.

   Справки в консульстве выдавали один раз в неделю, по четвергам, а очередь туда выстраивалась с четырех утра. Сделать процедуру более удобной для брачующихся россиян, разумеется, никто из чиновников не собирался. Попробовав пару раз выстоять c шести утра до закрытия заветного окошка и уйдя несолоно хлебавши, Настя ударила челом своему начальству: либо они решают вопрос с ее браком, либо по четвергам она на работу приходить не будет, пока ей не выдадут заветную бумажку. Начальство с пониманием отнеслось к ультиматуму молодой сотрудницы. Вопрос был решен за несколько дней. Обрадованные Настя и Дима наконец подали заявление в ЗАГС вместе со справкой о том, что у невесты мужей в России нет. Началась подготовка к свадьбе.

   Все московские друзья начали собирать чемоданы и заказывать билеты в Алматы. Моему немецкому супругу пришлось делать казахскую визу. По счастью, это оказалось несложно. В назначенный день всей столичной тусовкой мы вылетели в Казахстан. Oт подруги нас отделяли четыре с половиной часа лета. Неожиданно для всех объявили, что в Алматы, оказывается, +32 градуса — показания отличались от прогноза в Интернете минимум градусов на 15. Я поняла, что мое отороченное мехом платье и сапоги-ботфорты будут выглядеть более чем нелепо. Успокаивала лишь надежда, что к вечеру казахстанский воздух должен остыть.

   Алматинский аэропорт чем-то похож на «Домодедово». Громадное количество окошек паспортного контроля. Правда, мы с супругом не поняли, зачем казахские пограничники фотографировали всех прибывающих. В итоге решили, что коллекционируют лица приезжающих. Если кого-то сильно раздражают дергающие всех за рукав таксисты в «Шереметьево», то советую специально слетать в Алматы. Шереметьевские водилы после этого покажутся немногочисленными и застенчивыми.

   Выйдя на улицу, мы поняли: насчет +32 в самолете не пошутили. Кондиционер в машине не работал. С трудом доехали до гостиницы, прохладные комнаты которой показались нам оазисом в пустынe.

   Свадьба, как и полагается, была назначена на субботу. Развлекательная программа начиналась с трех часов дня у дома невесты, где будущий супруг должен был выкупить ее у друзей. До трех мы слонялись по aлматинским улицам, размышляя, стоит ли мне покупать вместо мехового наряда шорты. Солнце припекало очень даже прилично, но обойдя местные рынки, мы все же устояли перед соблазном купить китайские «Версачe» и «Фенди», а также местные бархатные халаты, которые были еще теплее моего платья.

   Зажав волю в кулак, я стала сама себе внушать, что мне на самом деле дико холодно. Так мы и дошли до места торгов невесты. Возле дома красовалась свалка. На знойном ветру кружили картонки и мешки. Очевидцы сокрушались, что еще вчера все было чисто. Вскоре мы, правда, перестали обращать внимание на мусор. Появился жених, который мужественно справился со всеми заданиями коварных друзей. Настя была выкуплена и моментально затмила всех присутствующих дам своей красотой и свадебным платьем. В приподнятом настроении мы снова вышли на улицу. В длинном лимузине всем места не хватило. Мы сели с Теодором в белый «мерседес» с треснувшим лобовым стеклом.

   — Простите, а можно включить кондиционер? — спросила я у водителя.

   — Да, только он не работает…

   Вместо кондиционера водитель включил местное радио на максимальную громкость. Заложило уши. Я попыталacь перекричать радио, чтобы по-немецки выразить мужу свое восхищение водителем. Водитель, услышав иностранную речь, вдруг выключил шарманку и спросил:

   — А вашему спутнику водитель не нужен?

   — Спасибо, не нужен, мы не местные — ответила я. — В Москву хочет, поработать твоим личным водителем, — пояснила я Теодору на немецком.

   Радиомузыка вернулась в салон с новой силой. Хорошо, что Алматы не так велик, как Москва. Минут через пятнадцать мы уже подъехали ко Дворцу бракосочетания. Фойе ЗАГСа походило на огромную духовку. Кругом толпились люди. Выделялись бабули из казахских аулов в цветастых платках и улыбкой в тридцать два золотых зуба. Кто-то двинул мне локтем в солнечное сплетение, видимо, пытаясь прорваться к своим молодоженам. Теодору в основном доставалось по ногам — он выше. Настю с Димой куда-то забрали, остальным было велено ждать на улице. Родители Насти робко спросили:

   — А родители?

   — Все на выход, — ответил им гостеприимный служитель ЗАГСа.

   Надо сказать, мы исполнили просьбу с удовольствием. Алматинский Дворец бракосочетания оказался местом многонациональным. А поскольку присесть на улице было негде, вокруг начались народные танцы. Названия музыкальных инструментов нам узнать не удалось. По одним сведениям, играли домры, по другим — мандoлины. Удивляли лишь кислые физиономии танцующих. Стоять пришлось долго, поэтому мы посмотрели много музыкально-барабанно-танцевальных композиций. Последней стала «Катюша» в виде лезгинки.

   Появились Настя с Димой и радостно сообщили, что ждать придется еще минут пятьдесят. Деловые приезжие из Москвы, разгоряченные спиртным и с расплавленными жарой мозгами интересовались:

   — Кому надо дать, чтобы вас расписали прямо сейчас?

   Казахи терпеливо объясняли нагловатым москвичам, что давать уже слишком поздно, да и некому. Оставалось ждать в живой очереди. Новобрачных регистрировала только одна тетенька, поскольку вторая не вышла на работу. Последняя новость оказалась самой худшей: в ЗАГСе объявили, что сначала зарегистрируют казахов, а потом уже возьмутся за русских.

   …Около шести часов вечера, через два часа после назначенного времени бракосочетания, всех попросили войти в ЗАГС и подождать. Мы стали думать, что сейчас нам торжественно объявят о закрытии учреждения до следующего дня, но этого, по счастью, не произошло.

   В шесть пятнадцать Настю и Диму попросили подняться под марш Мендельсона по центральной лестнице дворца, сквозь строй живых манекенов, парившихся весь день в теплой казахской одежде. Они торжественно раздвинули мечи над головами молодоженов. Родственники поднимались по другой лестнице — без почестей. Регистрирующая браки тетя выпалила в микрофон свою заученную речь. Потом мы прослyшали пение двух артистов. Затем тетя спросила у Димы, по своей ли воле он вступает в брак. Ответ последовал односложно-положительный. У Насти ничего спрашивать не стали. После того как Настю и Диму объявили мужем и женой, им еще раз позволили спуститься по центральной лестнице ЗАГСа — с янычарами. Мы все оценили этот жест работников ЗАГСа, тем более что вся церемония бракосочетания заняла целых шесть минут. Быстро отметив событие крохотными бутербродами и шампанским в небольшом зальчике, мы уступили место следующим брачующимся и рванули к машинам. Кортеж двинулся на долгожданное веселье с танцами до упаду — в элегантный ресторан. Минут через пять кортеж остановился. Оказалось, что каравай, которым встречают молодоженов, еще не доехал до ресторана. Гости вышли посередь алматинской дороги и потянулись к шампанскому.

   Самым красноречивым стал господин, прилетевший на свадьбу из Америки. Он пытался на доступном каждому русском языке объяснить причину своей эмиграции — в США действуют одни законы для всех. Но гости были уже веселые и добрые и не стали уточнять, говорил ли он про москвичей, пытавшихся кому-то что-то дать, про регистрирующую ли, «забывшую» спросить про Настину волю, или сам дворец, отодвинувший российских граждан на обочину дня…

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK