Наверх
15 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "ХАЛТУРА НА АЭС"

Менеджеры энергоснабжающих компаний во всем мире грезят о ядерном ренессансе. Однако просчеты при строительстве нового образцово-показательного реактора в Финляндии заставляют полагать, что сбыться их чаяниям не суждено. «План Б» атомщиков: продлить эксплуатацию старых реакторов за счет их модернизации.    Договариваясь с Siemens и французским атомным концерном Areva о строительстве крупнейшей в мире АЭС, менеджеры финской энергоснабжающей компании TVO высказали последнее пожелание: чтобы новый энергоблок был в красно-белую полоску. Именно так окрашены уютные летние домики на берегу Балтийского моря в Западной Финляндии.
   Такая просьба не поставила подрядчиков в тупик: сегодня рабочие уже облицовывают стены турбинного зала цветными панелями. Зато в остальном на самой большой ядерной стройке Европы мало что идет по плану.
   Заказчики и строители АЭС безнадежно рассорились, арбитражный суд рассматривает их миллиардную тяжбу. Затраты на строительство растут как снежный ком, сдача энергоблока откладывается на годы. Но хуже даже не это: критики обвиняют консорциум в опасной халтуре. Они утверждают, что бетон имеет пористую структуру, а металлические детали — трещины; отдельные конструктивные решения были настолько смелы, что заставили экспертов финского атомного надзора содрогнуться.
   TVO и Areva по-прежнему предпринимают усилия, чтобы сторонним наблюдателям все представить в лучшем свете. Будущий реакторный зал залит лучами прожекторов, бетономешалки подъезжают одна за другой, суетятся строители в сигнальных куртках. Звучит польская и финская, немецкая и французская, словацкая и сербохорватская речь. В штабе строительства по соседству менеджер проекта Йоуни Силвеннойнен (TVO) перечисляет эксклюзивные характеристики будущего энергоблока: в Олкилуото, на берегу Ботнического залива, вскоре появится первая АЭС третьего поколения. Ее сердце — европейский реактор с водой под давлением, EPR. Самый мощный энергоблок в мире в состоянии полностью обеспечить электроэнергией город с миллионным населением. <…>
   Однако в действительности просчеты при строительстве новой, «образцово-показательной» АЭС не предвещают атомной отрасли ничего хорошего. При этом энергетики надеются на возрождение грандиозных технологий: станция в Олкилуото задумывалась ими как своего рода «витрина будущего». Похоже, сбыться их чаяниям не суждено.
   Впрочем, в индустриальных странах основные надежды атомщиков связаны не с новыми энергоблоками, а с куда более дешевым сценарием ядерного ренессанса. Там рассчитывают, что видавшие виды АЭС, строившиеся, когда на немецких заводах Volkswagen еще собирали легендарных «жуков», по истечении первоначального срока их эксплуатации смогут остаться в строю.
   Даже в Германии, отличающейся критическим отношением к ядерной проблематике, новая правительственная коалиция ХДС/ХСС и СвДП планирует разрешить атомщикам «продлить жизнь» старых АЭС.
   Возможно, модернизация вместо строительства — новая стратегия, нацеленная на возвращение мирного атома с «черного хода»? Как минимум беспорядок при строительстве реактора в Олкилуото показывает: атомная отрасль не в состоянии строить в странах Запада новые энергоблоки так, чтобы безоговорочно обеспечить их дешевизну и вместе с тем достаточную безопасность. А энергоснабжающие компании уже не могут самостоятельно осилить грандиозные проекты с не менее впечатляющими финансовыми рисками: для этого требуется участие государства.
   Когда французский государственный концерн Areva совместно с Siemens предложил Финляндии свой прототип EPR всего за 3 млрд евро, никто, наверное, даже не думал, что проект обернется такой головной болью. Французы обязались построить сам реактор и поставить управляющую электронику, главным вкладом Siemens должны были стать паровые турбины и трансформаторы. Тогда, в декабре 2003 года, менеджеры TVO верили: это удачная сделка.
   Первоначально планировалось подключить новый энергоблок к сети уже весной 2009 года. Сегодня обещают, что это произойдет только в 2012 году, и то при благоприятных обстоятельствах. Удастся ли уложиться в новые сроки, «зависит от действий клиента», язвительно отмечает главный менеджер проекта Areva Жан-Пьер Муру. Иными словами, от TVO.
   Строительство обойдется как минимум на 2,3 млрд евро дороже, чем ожидалось. Отчисления в резервный фонд на покрытие прогнозируемых убытков съедают почти всю прибыль Areva. Siemens тоже уже зарезервировал на эти цели сотни миллионов. <…>
   EPR — первый реактор третьего поколения, самый современный в мире атомный энергоблок, совместное детище немецких и французских ученых. Стальной прочный корпус EPR, служащий для надежной герметизации внешней бетонной оболочки, усилен железобетонными конструкциями. Под реактором появилась керамическая ловушка расплава. Эти новшества призваны остановить адское пламя, если однажды оно вдруг попытается вырваться наружу.
   Увы, природа гибридных продуктов сложна: в ходе строительства энергоблока выявлено свыше 3000 погрешностей. Важнейший нерешенный вопрос — «органы чувств, нервная система и мозг реактора», говорит директор финского атомного надзора Stuk Петтери Тииппана, подразумевая при этом управляющую автоматику АЭС. <…>
   С началом строительства проблемы стали появляться одна за другой. Компания, выполнявшая заказ на трубы для первичного контура охлаждения, которые вплотную подходят к активной зоне, обработала их так, что произвести ультразвуковой контроль не удалось. Когда же по требованию Areva трубы заменили новыми, на поверхности металла обнаружились трещины.
   Фирма, заливавшая фундамент реакторного зала, ошиблась с маркой бетона; с «выбранным» ею материалом легче работать, однако из-за его пористой структуры потребовалась дополнительная «пломбировка» поверхности. Стальные конструкции, усиливающие бетонный корпус изнутри, тоже не без изъяна. Польская фирма случайно вырезала отверстия там, где они не нужны, — образовавшиеся прорехи пришлось заваривать. Но все недостатки устранены и потому не сказываются на безопасности, утверждает Тииппана.
   Из сотен фирм-субпод-рядчиков лишь немногим приходилось иметь дело с обо-рудованием для реакторов. Многие действуют так, словно получили срочный заказ на гараж для двух автомашин. Работники некой фирмы, недолго думая, изменили место размещения датчика: им показалось, что добраться до нужного места слишком уж проблематично. <…>
   Это не образцово-пока-зательный проект, а образ-цово-показательный провал, утверждает Майкл Шнайдер, немецкий эксперт-атомщик из Парижа и лауреат альтернативной Нобелевской премии. При этом предпосылки были самыми лучшими. В Финляндии нет противников атомной энергетики, которые бы мешали строителям работать: в Эурайоки, город-ке с 6000 жителей, уже действуют три реактора — Олкилуото-1, 2 и 3. И тамошний мэр Харри Хиитийо очень этому рад. <…>
   TVO — одна из самых надежных эксплуатирующих организаций АЭС в мире: аварийного отключения энерго-блоков в Финляндии практически не случается. Однако когда менеджера проекта со стороны TVO спрашивают, что бы он посоветовал тому, кто решится заказать реактор у Areva, чтобы избежать проблем, с которыми столкнулся он сам, Силвеннойнен с легкой усмешкой отвечает: «Желаю ему удачи».
   Проблемы при строительстве новых АЭС — удел не только французского государственного концерна. В прошлом году впервые с начала атомной эры ни в одной стране не было введено в эксплуатацию ни одного реактора. Согласно «отчету о ситуации в мировой атомной индустрии», сегодня ведется строительство 52 энергоблоков, 13 из которых заложены более 20 лет назад. В отношении 24 из них пока даже теоретически не ясно, когда может состояться их пуск.
   При этом 36 новых реакторов должны появиться не в странах Запада, где во главу угла ставится безопасность, а в Китае, Индии, России и Южной Корее. «Мне дурно от мысли, что Китай сегодня одновременно строит аж 16 атомных электростанций. При этом нам сообщают одно: никаких проблем при строительстве не возникает», — ужасается критик атомной энергетики Шнайдер.
   Не считая Финляндии, в западном мире строится лишь один новый атомный реактор — в нормандском городке Фламанвиль. Причем во Франции возникают примерно те же проблемы, что и в Финляндии.
{PAGE}
   В США правительство Буша-младшего существенно снизило административные барьеры для строительства новых АЭС. А в 2007 году Белый дом заявил, что готов предоставить гарантии по целевым кредитам на сумму свыше $20 млрд. Но энергетики не спешат использовать предоставившиеся им возможности. За последние более чем 30 лет в Америке не было начато строительство ни одной АЭС.
   «Многие американские компании шокированы ситуацией в Финляндии и объемом потребовавшихся там инвестиций», — комментирует экономист Пол Джоскоу из Массачусетского технологического института.
   Еще в 2003 году бюджетный комитет Конгресса пришел к выводу: риск, что гарантии по кредитам атомщикам обернутся необходимостью платить банкам из казны, «превышает 50%». В 2007 году 6 крупных инвестиционных банков сообщили Минэнергетики США следующее: финансирование новых энергоблоков возмож-но только в случае «100-процентной безусловной» госгарантии по кредитам.
   Энергия атома может быть дешевой лишь в контексте длительной и не омрачаемой авариями эксплуатации старых реакторов — и то, если государство возьмет на себя не решенную до сих пор проб-лему ядерных отходов. Специалисты берлинского Институ-та экологии подсчитали, что каждый день эксплуатации АЭС сверх установленного срока может приносить энергоснабжающей компании 0,8-2,2 млн евро. Если все немецкие АЭС останутся в строю на 8 лет дольше запланированного, при благоприятной динамике тарифов энергетики получат дополнительно до 84 млрд евро.
   Вопрос в одном: можно ли взять и продлить эксплуатацию АЭС? До сих пор в отрасли считалось, что технически оправданный срок службы энергоблока составляет 40 лет. В рамках поэтапного отказа от атомной энергии, провозглашенного коалицией СДПГ и «Зеленых», предполагалось, что средняя продолжительность эксплуатации 19 реакторов, действовавших на тот момент в Германии, составит всего 32 года.
   «Опыта эксплуатации энергетических реакторов старше 40 лет в мире не существует», — аргументирует атомный эксперт Шнайдер. Тем не менее глава RWE Юрген Гроссманн убежден: немецкие реакторы могут без проблем прослужить 60 лет. Похожие идеи высказываются и в США, Швеции и Франции — правда, с серьезными оговорками.
   «Нас удивляет, что французская энергоснабжающая компания EDF первым делом просит оценить перспективы дальнейшей эксплуатации реакторов лондонских финансовых экспертов, — иронизирует глава французского атомного надзора Андре-Клод Лакост. — Возможно, им стоило бы для начала все-таки показать какую-то техническую документацию нам».
   «Собственно, всю «начинку», кроме корпуса реактора, можно заменить и модернизировать, — утверждает представитель Areva Кристиан Уилсон. — С технической точки зрения 60 лет — это реалистичный срок».
   Еще до выборов в бундестаг федеральный канцлер Ангела Меркель дала энергетикам понять, что согласится на продление эксплуатации реакторов только после их модернизации и доведения до соответствия высшим стандартам безопасности. Однако соответствующая реконструкция Библисской или Крюммельской АЭС потребовала бы миллиардов и в итоге оказалась бы нерентабельной. Сегодня энергетические гиганты концентрируются на менее честолюбивых целях, пытаясь максимально отсрочить «отправку на пенсию» доисторических энергоблоков, таких как библисский и первый некарвестхаймский, намеченную на ближайшие два года.
   Можно ли вообще доверить атомщикам какую-либо модернизацию старых АЭС, если даже строительство новых энергоблоков, таких как финский, ведется не безупречно? За последние более чем 10 лет в странах Запада не введено в эксплуатацию ни одной АЭС. Органы атомного надзора объясняют череду неудач нехваткой инновационного багажа. «У некоторых субподрядчиков просто нет опыта, — говорит инженер Тииппана, — многие фирмы в ядерном секторе новички, необходимо, чтобы их персонал научился придерживаться определенных стандартов».
   Эта проблема будет еще более обостряться. 40% занятых на американских АЭС приближаются к пенсионному возрасту. В ближайшие 10 лет отрасли потребуется 26 тыс. новых работников — и то, если за это время в стране не появится ни одной новой АЭС. В 2008 году университеты Соединенных Штатов обучили всего 841 инженера-ядерщика.
   Ситуация в Германии еще драматичнее. В 1998-2002 годах выпускной экзамен по данной специальности сдали всего два студента. Поэтому в феврале нынешнего года в Карлсруэ Areva приступила к переподготовке специалистов с высшим образованием. Areva не только платит стипендию, но и гарантирует трудоустройство.
   И все же вера Муру в будущее атомной энергетики непоколебима. Инженер в хоро-шо пошитом костюме сидит в конференц-зале здания, собранного из строительных бытовок. Похоже, сомнения ему чужды: «Реакторы этого типа будут строиться по всему миру», — убежден он. Разве важно, что АЭС обошлась несколько дороже и что на ее строительство потребовалось чуть дольше, чем предполагалось? «Зато EPR будут служить по 60 лет».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK