Наверх
12 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ХЛЕБ И ВОДА"

История о том, как младший лейтенант милиции Леня Ступенькин поехал в Италию с любимой девушкой, несмотря на реформу МВД.    Мой друг Рома Ступенькин уехал в аэропорт провожать своего младшего брата, Леню, и его подружку Аню. Леня и Аня летели на две недели в Италию. В планах были — пятизвездочный отель в Риме, шопинг в Милане и гондолы в Венеции. Вообще, Леню вполне устроило пиво в спортбаре, но Аня сказала: «В Италию», и Ленчик отправился осматривать древние камни.
   Вот ведь как получается. В одной семье — родители советские инженеры, старший сын — тоже инженер, старший технолог на крупном подмосковном производстве, а младший — милиционер. Сначала Ирина Михайловна, Ленькина мама, стоически решала с Ленькой домашние задачки. Была даже предпринята дерзкая попытка записать младшего Ступенькина в английскую спецшколу. Но Ленчик впадал в ступор при виде открытого учебника. И родители, отчаявшись, махнули рукой: пусть старший сын умный, зато младший — добрый. Но одной добротой Ступенькин не исчерпывался. Ленька лучше всех в школе бегал и прыгал, отжимался несчетное количество раз. Ленькина мускулатура вызывала томный трепет у старшеклассниц. «Немов, чистый Немов!» — восклицала училка по физкультуре, когда Ленька выделывал сложнейшие фигуры на кольцах.
   В итоге Ленька пошел в милицейское училище, и у Ирины Михайловны отлегло от сердца: впервые ее младшего сына хвалили много и искренне. Ленька бегал, прыгал и стрелял за все училище, а потом и за город, начальство его обожало за безотказность и вежливость. С самыми лучшими рекомендациями Леню Ступенькина взяли в районное отделение милиции, которому на внутренних соревнованиях по стрельбе стараниями Ступенькина сразу же досталось первое место.
   — Такие хлопцы нам нужны! — говорил полковник Коромысло, когда благодарил Леньку на собрании личного состава и ставил его в пример другим сотрудникам внутренних органов, которые пренебрегали тренировками и не следили за своей формой. В смысле физической.
   Но хорошим оказалось только начало. Безотказный и почтительный в училище, Ленька, столкнувшись с буднями службы, прифигел. Он довольно долго не мог понять, что за пакеты приносят в отделение торговцы с соседнего рынка. Он чуть не задержал брата замначальника райотдела, который крышевал этот самый рынок. Тот даже не рассердился, а долго смеялся, когда выяснилось, что это новый и принципиальный сотрудник.
   Леонид выступил с инициативой разогнать бордель на улице, примыкающей к той, на которой располагалось отделение милиции. Он выгнал из кабинета хозяина магазина, который принес свой еженедельный взнос. Потом пришел коллега Ленчика и спросил, где деньги. «Какие деньги?» — удивился Ступенькин. «Ну Рашид приходил, его ребята внизу видели. Пакет с деньгами где?» «Ты что, с ума сошел?» — заволновался Ленчик. Ему объяснили, что с ума сошел кто-то другой и не его дело влезать в чужой бизнес. Леня заволновался и предложил обсудить это на общем собрании. Коллега посмеялся: Ленька, несмотря на непроходимую глупость, ребятам нравился. «Молодой, неопытный», — говорили они между собой, когда Ленька выкидывал очередной фортель. Все понимали, что это не от подлости и желания выслужиться или подставить, а от лучших качеств, которыми когда-то были наделены все, кто служил в райотделе. В сущности, Ленька был таким коллективным воспоминанием о былой невинности.
   В общем, Леня пошел к начальству разоблачать нравы, царящие в райотделе. Полковник Коромысло слушал молоденького лейтенанта вполне благосклонно, ему нравилась бескорыстная тре-бовательность Ступенькина, пока тот не перешел к автомобильной теме. Почему начальство ездит на «мерседесах» последней модели? Конечно, машины в отделении должны быть хорошие, особенно у оперативных работников (которые, кстати, ездят на казенных машинах к себе на дачу да еще с женщинами из борделя на соседней улице). Но за-чем «мерс» такого уровня руководству? Может, потра-тить деньги на…
   — Самый умный нашелся! — Полковник Коромысло грохнул кулаком по столу. — Работы, видно, тебе мало, если за всеми смотреть успеваешь. Молоко на губах не обсохло, пришел сюда порядки менять! Меня пришел учить?!
   Но Ступенькин оказался последователен в своих заблуждениях и попытался прояснить свою точку зрения.
   — Все, будешь на хлебе и воде сидеть! — заорал полковник. — Пришел в отделение, тебя приняли как родного, сразу на соревнование послали. В пример поставили, а он занесся. Выискивает, что бы покритиковать… На хлеб и воду!
   Полковник еще долго бушевал, после того как бедный Ступенькин с позором был изгнан из кабинета. Коллеги еще долго утешали Ленчика — его непонимание ситуации было вполне искренним, те, кто рангом постарше, утешали полковника — тот горевал, что устои подрываются.
   Угроза «на хлеб и воду» означала следующее: Леню посадили на шлагбаум при въезде во двор райотдела. Выезжают утром машины — поднимай шлагбаум. Вечером возвращаются — жми кнопку, опять поднимай.
   «В общем-то ничего, только очень скучно. Зачем учился столько лет?» — недоумевал Ленька дома.
   «Это ж он ноги протянет, — говорили между собой сотрудники отделения, — никакой возможности заработать». И сходились в одном — парень-то неплохой, будет из него толк, надо только его поддержать в трудный момент.
   А поскольку полковник Коромысло был человеком крутым и проштрафившихся сотрудников сажал «на хлеб и воду» регулярно, то в отношении Ступенькина сработала та же, давно выработанная в коллективе форма солидарности. Каждый возвращающийся из города в райотдел, отстегивал небольшой процент от дневных заработков несчастному сидельцу на шлагбауме. Все же понимали: сегодня ты, а завтра — я. А у всех семьи.
   Получив первый конверт, Ленчик вздрогнул. Второй и третий убедили его, что он имеет дело с мощной поддержкой коллектива. И если с полковником Коромысло Ступенькин бы еще поспорил, то против ребят не попрешь. Сам не хочешь брать — не бери, но людям за их добро в лицо плевать — нельзя. Это Ленька понимал.
   Итак, наступал вечер, и начинали съезжаться милицейские экипажи. Ленька нажимал на кнопку. Шлагбаум открывался. Ребята здоровались с ним и, хлопая по плечу, отсыпали денег. Ленька складывал деньги в ящик.
   Прошла первая неделя. Обычно за неделю полковник Коромысло остывал, но тут он решил проучить вздорного новичка хорошенько. Прошла вторая неделя. Ребята с жалостью смотрели на Ленчика и начали отстегивать больше. Ленька умирал от тоски, разгадывал кроссворды в своей будке и даже попытался прочитать «Преступление и наказание». Пошла третья неделя. Полковник даже не кивал на Ленькино «здравия желаю». На четвертой неделе секретарша полковника Коромысло принесла Леньке пирожок и колу — такой строгости от шефа не ждала даже она. Через месяц исправительного поднимания шлагбаума полковник похлопал Ленчика по плечу: «Молодец, Ступенькин, мужественно себя вел, не пытался отвертеться». И даже разрешил Леньке взять отпуск. В общем, понятно — полковнику тоже не хотелось в глазах коллектива выглядеть полным крокодилом.
   Вечером Леня пересчитал деньги в ящике — получилось пять с половиной тысяч евро!
   — Это ж не заработанные деньги, я не могу на них ехать, — пытался упираться он, когда девушка Аня произнесла слово «Италия».
   — Ленчик, с коллективом лучше не спорить, — сказала Анюта.
   В этот момент новостная программа по телику показывала выступление министра Нургалиева. Речь шла о долгожданной реформе МВД, сокращении, обновлении и о том, что пятнадцать генералов отправятся на заслуженный отдых. Потом выступал президент — он пообещал личный контроль за милицейской реформой.
   …Когда самолет, уносивший Ступенькина и Аню в Рим, уже набрал высоту, Леня спросил у Анюты:
   — Ты знаешь, я хочу написать письмо президенту. О состоянии внутренних дел. Как ты думаешь, стоит?
   — Ни в коем случае, — твердо сказала Анюта.
   И добавила: «Иначе посажу на хлеб и воду».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK