Наверх
15 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Холодильник Минск"

На прошлой неделе сбылось летнее обещание Владимира Путина отделить мух от котлет в российско-белорусских отношениях. Дележ начался с ключевого экономического вопроса — долгов Белоруссии за газ — и обернулся угрозой заморозить братский белорусский народ. Накануне зимы «Газпром» объявил о намерении прекратить поставки газа в Белоруссию.Экономических обоснований сурового поведения «Газпрома» более чем достаточно. Во-первых, причитающиеся по межправительственным соглашениям объемы газпромовского топлива Белоруссия в этом году уже выбрала. Договоренность с «Газпромом» была о предоставлении 10,2 млрд. кубометров газа в расчете на год. Судя по нынешним темпам, западный сосед потребит это количество уже к середине ноября, а то, что независимая «Итера» собиралась продать еще 6,3 млрд. кубометров, но в свете хронических неплатежей передумала, — так это не вина «Газпрома».
Во-вторых, денег «Газпром» за поставленный в этом году газ фактически не получил. Доля «кэша» в расчетах этого года составила 9%, но даже бартерные схемы, предложенные белорусами, часто не выполнялись. И это при том, что с мая цена для Белоруссии была снижена до внутрироссийской — $21 за 1 тыс. кубометров газа. Для сравнения: Украина покупает российский газ по $50 за кубометр, а в дальнее зарубежье газ поставляется более чем по $100 за кубометр.
В-третьих, не спешили белорусы расплачиваться и по долгам, накопленным ранее. Более того, в течение 2002 года долг вырос. Если в январе он составлял $157 млн., то сейчас, с учетом пени и штрафов, — $282 млн.
И «Газпром» сказал: хватит. Монополист уведомил «Белтрансгаз» о завершении программы поставок к 15 ноября. Белорусской стороне было предложено немедленно приступить к переговорам с другими продавцами газа. А для возвращения к диалогу с «Газпромом» последним было предложено выплатить все долги за 2002 год ($50 млн.) и начать выплачивать долг за предыдущие годы.
Президент Белоруссии Александр Лукашенко молниеносно произвел собственную калькуляцию. Он сообщил о том, что его долги в сравнении с российскими — сущий пустяк. Поскольку Россия, с его точки зрения, должна Белоруссии $500 млн. — за услуги «по таможне, границе и охране границы». А один из представителей правительства Лукашенко намекнул на полное безразличие его соотечественников к российскому газу. «В Белоруссии полно дров», — сказал он.
Почти карибский кризис

То, что ультиматум «Газпрома» невыполним, было понятно сразу. «Другие» продавцы запросят с белорусов цену как минимум в два раза большую, нежели та, которую они привыкли не платить «Газпрому». Самое выгодное предложение из альтернативных ранее исходило от «Итеры» ($36), однако компания уже заявила о сокращении поставок в Белоруссию и возобновлять дружбу с недисциплинированным покупателем явно не собирается. Другие предложения еще дороже — например, туркменский газ с учетом транспортного плеча обойдется более чем в $50.
Выплатить часть долгов «Газпрому» — тоже проблема. С одной стороны, деньги у «Белтрансгаза» должны быть. Покупая газ по $21, компания продавала его белорусским потребителям в два раза дороже — по $42, оставляя себе маржу, которую не может позволить себе ни один посредник в других странах. Однако эти деньги «Газпрому» Белоруссия явно отдавать не собирается. Хотя бы потому, что Александру Лукашенко эти деньги жизненно необходимы для проведения той популистской политики, которая и держит его на плаву.
Впрочем, желание «Газпрома» идти в реализации своего ультиматума до конца тоже не очевидно. Даже несмотря на то, что сам «Газпром» погряз в долгах, а в условиях низких внутренних цен на газ даже намекает на возможность снижения добычи в следующем году (при том, что долгосрочные экспортные контракты заключают исходя из прогноза об увеличении добычи). Ведь «Газпром» — компания политическая, чему за последнее время подтверждений было более чем достаточно. Вспомнить хотя бы, что Белоруссия за газ толком не платила никогда. Однако перекрыть ей поставки решено было только некоторое время спустя после недружественной летней встречи Путина с Лукашенко и непосредственно после депортации Немцова с Хакамадой из Минска.
Несмотря на видимую трагичность момента, серьезных последствий этот кризис, скорее всего, иметь не будет. Эффект, по сути, уже достигнут. Российская сторона впервые продемонстрировала реальную готовность не только к жестким словам, но и к реальным действиям на экономическом поле. Белорусская сторона продемонстрировала готовность «держать удар».
Скорее всего, дальше последуют уже менее шумные акции. Президенты о чем-нибудь договорятся. Российский все же согласится дать газ белорусам (а «Газпром» в этой связи вынужден будет сократить уже распланированные поставки кому-то из более платежеспособных потребителей — Москве, Татарстану, Башкирии или РАО ЕЭС). Белорусский же пойдет на какие-то иные уступки — например, сдвинет с мертвой точки вопрос о приватизации одного из давно облюбованных россиянами объектов (в нефтяном секторе или в машиностроении). Однако через год ситуация повторится. И будет повторяться до тех пор, пока Александр Лукашенко сохраняет свой пост. Либо до тех пор, пока в Белоруссии не останется привлекательных для российского бизнеса активов. Ну а если их там не останется. то это будет уже совсем другая страна с другой (по крайней мере, хочется в это верить) экономической политикой.

ЕКАТЕРИНА ДРАНКИНА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK