Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Хорошо оплачиваемый идеализм"

В отношениях России и Евросоюза усилиями европейских защитников прав человека вновь выдвигается на первый план проблема Чечни. Разного рода общественные движения, так или иначе эксплуатирующие правозащитную тему, постепенно превращаются в политическую силу, откровенно враждебную России. Конечно, права человека — ценность из числа вечных, но в данном случае нравственные идеалы явно переплетаются с деловыми интересами и большими деньгами.Европейская экзотика

Разного рода общественные и политические движения, так или иначе связанные с правозащитной деятельностью, становятся все более популярными в современной Европе. Это парадоксальным образом сочетается с популярностью крайне правых политиков. Похоже, здесь действует один и тот же механизм. Политическая борьба между традиционными политическими партиями, программы которых способен отличить друг от друга только подготовленный эксперт, становится скучной для европейцев.
То ли дело отстаивание прав человека в мировом масштабе! Во-первых, тема яркая, нервы щекочет. Во-вторых, в отличие, например, от борьбы с иммиграцией, повод продемонстрировать собственное благородство. В-третьих, внимание и благожелательная позиция прессы гарантированы. И наконец, беспроигрышный повод для критики собственного правительства. Ведь любой политик, пусть и в мелочах, а чьи-нибудь права непременно нарушил.
Нынешние правозащитники — влиятельная сила, успешно конкурирующая с традиционными политическими партиями и стремящаяся активно влиять на европейскую политику. Так, именно с их легкой руки в Европейском союзе отношение к проблеме прав человека постепенно превращается в универсальный критерий оценки деятельности того или иного политического деятеля. А следовательно — и в способ «отформатировать» этого деятеля в нужном ключе и под очень благовидным предлогом.
Примеров тому немало. Назовем лишь два. В апреле этого года голландское правительство в полном составе подало в отставку. Причиной этого шага стала публикация доклада Нидерландского института военной документации, посвященного событиям в боснийском городе Сребренице в июле 1995 года. Тогда в результате захвата этого города сербами были убиты более семи тысяч боснийских мусульман. Силы ООН, в состав которых входили и голландские подразделения, не смогли воспрепятствовать массовым убийствам.
Кабинет министров ушел в отставку, несмотря на то, что большинство его членов, в том числе и министр обороны Франк де Грав, в 1995 году не занимали никаких постов в правительстве, а голландские миротворцы в Сребренице находились под командованием французского генерала.
Много шуму наделал случай с покупкой 40% акций югославской государственной телекоммуникационной компании Telecom Serbia правительством Италии в 1997 году. По мнению некоторых европейских организаций, занимающихся правозащитной деятельностью, в частности Транснациональной радикальной партии, средства, вырученные от сделки, были использованы Слободаном Милошевичем для проведения этнических чисток в Косове.
Здесь нужно добавить, что должность премьер-министра Италии в 1997 году занимал Романо Проди, ныне возглавляющий Европейскую комиссию. Он, конечно, в отставку не ушел, но в итальянском парламенте для расследования обстоятельств сделки по Telecom Serbia была создана особая комиссия, которая и сейчас продолжает работать. Как знать, возможно, правозащитники «накопают» компромат и на фактического главу новой Европы.
Целого мира мало

Растущее влияние дома заставляет европейских борцов за права человека вести себя агрессивнее и на международной арене. Последние события вокруг масхадовского эмиссара Ахмеда Закаева, которому фактически предоставили трибуну для угроз в адрес России, — лучшее тому подтверждение.
Однако проведение Всемирного чеченского конгресса в Копенгагене сразу после трагических событий в Москве — это еще цветочки. Правозащитная организация «Норвежский комитет в поддержку Чечни» подал в суд на Владимира Путина, обвинив его, по сути, в военных преступлениях на чеченской территории. А визиты российского президента в Брюссель и Осло сопровождались демонстрациями, участники которых требовали от России начать переговоры с Асланом Масхадовым.
С некоторых пор в европейских правозащитных кругах активно обсуждается идея создания при ООН международного трибунала по Чечне по аналогии с Гаагским трибуналом по Югославии. Кстати, в марте этого года главный прокурор Гаагского трибунала Карла дель Понте встречалась с Ахмедом Закаевым. Разговор на этой встрече шел как раз о привлечении российских руководителей к ответственности за «военные преступления» в Чечне.
Впрочем, Россия — лишь одна из «мишеней». В свое время европейские правозащитники столь усердно защищали косовских албанцев (многие лидеры которых, между прочим, были далеко не ангелами), что закончилось это воздушными ударами НАТО по Югославии. А реакция европейцев на планы США по свержению режима талибов? Практически всю Европу, за исключением Великобритании, тогда охватили массовые антивоенные демонстрации. А пропалестинская позиция европейцев после начала интифады на Ближнем Востоке и связанный с этой позицией откровенный антисемитизм французской прессы?
Наконец, практически ни один визит высокопоставленных китайских чиновников в страны Евросоюза не обходится без демонстраций с требованием освобождения Тибета. Казалось бы, что им Тибет? Ну как же, ведь там нарушаются права человека!
Есть и еще более показательный пример, связанный с Китаем. В состав этой страны входит Синцзянь-Уйгурский автономный район, часть населения которого исповедует ислам. Как и прочие экономически депрессивные регионы Центральной Азии, Синцзянь является очагом исламистского экстремизма. Участники военизированных уйгурских группировок проходили обучение в лагерях подготовки боевиков в Афганистане и участвовали во многих террористических вылазках, в том числе и на территории Чечни. Это не мешает представителям некоторых европейских правозащитных организаций внимательно выслушивать откровения уйгурского лидера Энвера Чана о «китайском колониализме» и массовых нарушениях прав человека в Синцзяне.
С бору по сосенке

В хоре тех, кто сегодня вступается за масхадовских эмиссаров и террористов Хамаса, проклинает российских «военных преступников» и «израильскую военщину», звучат самые разные голоса. Участники хора отличаются друг от друга и по численности, и по имеющимся в их распоряжении ресурсам, и по влиятельности.
Одно дело классические, если можно так выразиться, правозащитные организации, такие как «Международная амнистия» или «Хьюман райтс вотч», ставшие известными еще на ниве борьбы за права советских диссидентов и чилийских «узников совести». Такого рода структуры, как правило, не участвуют в громких политических акциях, которые европейские правозащитники устраивают в последнее время, и ограничиваются простым сбором информации о конкретных случаях нарушения прав человека.
Несмотря на то, что эти организации обладают мировой известностью, имеющиеся у них возможности непосредственного влияния на политику невелики. Конечно, все европейские правозащитники в своих выступлениях любят ссылаться на материалы, собранные «Амнистией» или «Хьюман райтс». Однако обе эти структуры не выходят за пределы своей достаточно узкой ниши и не позволяют себе громких политических заявлений. А иногда они идут даже на явно «идеологически невыдержанные» выступления. «Хьюман райтс вотч», к примеру, недавно предложила считать военными преступниками палестинских террористов. У «классических» правозащитников нет и влияния на избирателей стран Европейского союза. Членов «Международной амнистии» простые европейцы воспринимают как «блаженненьких», собирающих пожертвования у прохожих.
Куда громче в этом хоре звучат голоса разного рода левацких организаций. Европейские социалисты всех мастей всегда активно эксплуатировали тему прав человека вообще и прав «угнетенных народов» в частности. Так, один из идолов современных «леваков», итальянский социалист Лелио Бассо, еще в середине 70-х годов создал специальный «Фонд в защиту прав и свободы народов», оказывавший помощь в том числе и незадолго до того получившему независимость от Франции Алжиру. Сейчас в Алжире, напомним, один из крупнейших очагов исламистского экстремизма. Идейных наследников Бассо немало среди антиглобалистов, которые не оставляют своим вниманием права «угнетенного чеченского народа».
К левацким организациям примыкают и экзотические общественные движения вроде Транснациональной радикальной партии, в программе которой причудливо переплетаются идеи легализации наркотиков, защиты прав сексуальных меньшинств и ненасилия. Кстати, именно представитель транснациональных радикалов в Европарламенте Оливье Дюпуи добился выдачи шенгенской визы Ахмеду Закаеву, благодаря чему тот и сумел попасть в Данию на Всемирный чеченский конгресс.
Эти движения, несмотря на производимый ими шум, тоже пока остаются в стороне от большой европейской политики. Многотысячные демонстрации антиглобалистов привлекают к себе внимание общественности, однако существенного влияния на принятие политических решений не оказывают. Западные лидеры в отношении них действуют по принципу «собака лает, караван идет». Это относится и к «транснациональным радикалам», которые, хотя и сформировали собственную фракцию в Европарламенте, представляют собой своего рода политический курьез.
Пожалуй, наиболее влиятельная сила из тех, кто активно «отрабатывает» правозащитную тематику, — это «зеленые». Они, кстати, в компании с «транснациональными радикалами» организовали прочеченские демонстрации во время недавнего саммита Россия — ЕС, а также провели в Европарламенте слушания по Чечне, на которых выступали некоторые масхадовские «министры»
Современные «зеленые» — это одно из наиболее мощных движений в Западной Европе. Они не просто пользуются авторитетом в обществе, но и представляют солидную политическую силу. «Зеленые» фракции существуют в парламентах многих стран Евросоюза, причем в Германии они на протяжении нескольких лет входят в правящую коалицию.
Движение за защиту окружающей среды зародилось в Европе еще в 70-х годах. Питательной средой для него стал энергетический кризис на Западе. Высокие цены на нефть и стремление европейских государств к ослаблению энергетической зависимости от Советского Союза заставило их активно развивать атомную энергетику. К тому же в Европе шли массовые увольнения, зачастую связанные с модернизацией производства, а традиционная борьба за сохранение рабочих мест уже не привлекала внимание широкой общественности. Закономерно, что социальные требования постепенно стали переплетаться с экологическими.
В начале 80-х в «зеленой» идеологии стала появляться и политическая составляющая. Противостояние Советского Союза и Соединенных Штатов стало особенно острым. Американцы добились от европейских государств—членов НАТО права разместить на их территории ядерные ракеты, а СССР ответил на это созданием своей группировки ракет средней и малой дальности. Европа практически превращалась в один из потенциальных театров ядерной войны, что вызвало новые протесты «зеленых» против политики их правительств. Именно на волне этих протестов в некоторых европейских парламентах возникли «зеленые» фракции.
Поскольку международная ситуация была довольно неустойчивой, протесты против размещения американских ракет в Европе легко перерастали в призывы к «умиротворению» Советского Союза, за которые «зеленых» особенно полюбили советские пропагандисты. Любопытно, например, что в ФРГ представители этой партии даже в конце 80-х всячески осуждали «агрессивную идею германского единства». В одном из своих интервью 1987 года теперешний министр иностранных дел Германии Йошка Фишер предлагал «сжечь немецкую карту раз и навсегда», ссылаясь на то, что в СССР началась перестройка.
«Зеленые» также отличались стремлением к борьбе с недостаточно демократическими режимами в странах, находящихся за пределами Европы. Так, в 80-е годы они требовали введения санкций против ЮАР, отказа от сотрудничества с Чили. Правда, борьба за демократию была довольно выборочной. Враждебность защитников окружающей среды к чилийскому диктатору Аугусто Пиночету нисколько не мешала им покровительствовать ливийскому лидеру Муамару Каддафи и осуждать жесткие меры США против Ливии.
«А с кем на паях?»

Активность деятелей правозащитного движения вызывает один вполне закономерный вопрос — об источниках их финансирования. Ведь даже организация всякого рода пресс-конференций, демонстраций, конгрессов требует весьма солидных затрат.
Возможно, для некоторых организаций в этом плане все довольно просто. Например, «Международная амнистия» или «Хьюман райтс вотч», которые не проводят шумных и затратных акций, а информацию собирают благодаря деятельности своих активистов из локальных групп, разбросанных по всему миру, может обходиться средствами, выделяемыми по линии Верховного комиссара ООН по правам человека. Кроме того, такого рода организации не гнушаются и банальным сбором пожертвований на улицах европейских городов.
С другими правозащитниками, по-видимому, все сложней. Злые языки из числа израильских правых утверждают, что волна выступлений в защиту прав палестинцев, поднявшаяся в Европе за два последних года, подпитывается финансовыми вливаниями со стороны арабских нефтяных шейхов. Конечно, это лишь подозрения. Однако в контексте других направлений деятельности некоторых европейских организаций, связанных с правозащитной деятельностью, и наиболее влиятельных из них — «зеленых» — эти подозрения приобретают определенные основания.
Чем в последнее время занимаются в Евросоюзе «зеленые»? Преимущественно энергетикой. Точнее, борьбой за ликвидацию атомных электростанций в Восточной Европе. А это вопрос не одной только экологии, но и больших денег. Западная Европа, как известно, богата и энергодефицитна, и тот, кто возьмет на себя ее энергообеспечение, в будущем сможет хорошо заработать.
Россия сейчас претендует на расширение экспорта нефти и газа в Евросоюз. Кроме того, существует проект объединения российской и европейской энергетических систем, активно продвигаемый Анатолием Чубайсом. Ясно, что, если эти планы осуществятся, позиции арабов на западно-европейском рынке значительно ослабнут. Не стоит забывать и о планах по переработке отработанного ядерного топлива на российских предприятиях. Эти планы затрагивают интересы многих западных компаний, которые сейчас работают на замкнутом и прибыльном рынке переработки ОЯТ. В общем, есть за что бороться. И самый выгодный метод для этой борьбы — напустить на Россию «зеленых», которые у себя дома пользуются большим авторитетом и располагают неплохими возможностями для лоббирования тех или иных интересов в парламентах стран Евросоюза.
В связи с этим любопытно, что по вопросу о сотрудничестве Западной Европы с Россией в сфере энергетики и переработки отработанного ядерного топлива правозащитники выступают единым фронтом. Взять хоть Андре Глюксмана: этот участник студенческих волнений 1968 года, а ныне видный французский публицист и философ, так сказать, «ум, честь и совесть» европейского движения за права человека, немало своих публичных выступлений посвятил критике энергетического сотрудничества Европы с Россией, которое, мол, построено на крови чеченцев.
Есть все основания полагать, что антироссийская направленность выступлений европейских правозащитников представляет собой не проявление некой вражды Запада к России, а банальный заказ. Ведь политическая воля этих организаций зачастую базируется на вполне конкретной материальной базе. Вопрос лишь в том, кто заказывает музыку.

ЮРИЙ ЗВОНАРЕВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK