Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Хорошо сидим"

После недавнего ареста совладельца ЮКОСа Платона Лебедева пословица про суму и тюрьму в очередной раз подтвердила свою актуальность. Где и как сидят VIP-заключенные?Незабываемые впечатления

В новейшей российской истории посадка бизнесменов и политиков стала эффективным методом «зачистки» неугодных или провинившихся предпринимателей с выгодных позиций, лишения их активов и самого желания продолжать свою деятельность в прежнем направлении.
В основном «птицы высокого полета» томились в столичных клетках — в знаменитых Бутырках и Лефортове. Так, бывший и.о. генпрокурора Алексей Илюшенко по обвинению во взяточничестве и злоупотреблении служебным положением два года провел в Лефортове, заработав туберкулез легких. Бывший замминистра обороны, главный военный инспектор ВО РФ генерал армии Константин Кобец здесь же провел девять месяцев. Проштрафившегося генерала спасла амнистия. В Лефортове же почти два года отсидел бывший председатель совета директоров Красноярского алюминиевого завода Анатолий Быков.
Бывший замминистра финансов РФ Владимир Петров попал в Бутырки в сентябре 1998-го по подозрению в получении взятки в особо крупном размере. В январе 2002 года сюда же поступил бывший президент нефтехимической компании «Сибур» Яков Голдовский. Проведя больше полугода в общей камере, топ-менеджер был выпущен под залог в 20 млн. рублей. На общих основаниях более трех лет делил камерный туалет и умывальник с сорока заключенными в Бутырском СИЗО бывший президент Монтажспецбанка Аркадий Ангелевич. Счастливое исключение в этом списке составляет разве что медиа-магнат Владимир Гусинский. Пробыв в Бутырках всего три дня на самом блатном по тюремным меркам месте (его койка была на первом ярусе у окна) в компании двух, как сказал следователь, интеллигентных людей (казнокрада и фальшивомонетчика), опальный олигарх с удовольствием слушал тюремные анекдоты.
Большая часть крупных дельцов на зоны не попадает. Однако бывают редкие и неприятные исключения, когда обвиняемого этапируют к месту следствия. Известный предприниматель Виктор Найшуллер, основатель холдинга «Балчуг», до своего заключения входивший в двадцатку богатейших людей России, смог убедиться в этом на личном опыте.
«Хуже всего попасть в тюрьму где-нибудь в глубинке, где действуют инструкции 1932 года, согласно которым из нижнего белья разрешены только одни сатиновые трусы, — рассказывает он. — А этапирование — это вообще отдельная песня. Благодаря странным взаимоотношениям между ГУИН и МПС оно может длиться несколько недель. Из Питера во Владимир этап могут направить через Тюмень. Вся прогулка займет два месяца. Есть и абсолютный рекорд — полгода. При этом людей везут в темных металлических вагонах, ни отопления в мороз, ни вентиляции в жару».
Всюду бизнес

Каково сидеть в тюрьме человеку, еще недавно ворочавшему миллионами и по-свойски заходившему в министерские кабинеты? В принципе, если есть деньги, организовать себе сносные условия можно и там. Например, в Москве уже с конца 90-х появились телевизоры и мобильники в камерах. Действующие сейчас расценки везде приблизительно одинаковы: перевод из общей камеры, где обычно сидят до 100 человек и спят в три смены, в спецкамеру обходится в $200. Внеплановая передача — $50, спиртное — в 3—5 раз дороже, чем на воле, поставка «дозы» — $100. Проблемы c сексом тоже решаемы — в среднем за $200 зеку приведут в комнату свиданий подругу или проститутку. По рассказам арестантов, многие надзиратели вообще получают постоянную зарплату от «клиентов», порою до $700 в месяц.
Предоставляются и совсем особые услуги. Например, в некоторых тюрьмах за кругленькую сумму ночью можно устроить себе даже прогулку по «узилищу». В Новосибирском СИЗО одно время были платные камеры для вольных людей, которые хотели на время исчезнуть. А в Пскове начальник тюрьмы сделал около ее стен платную автостоянку, и автоматчики одновременно караулили арестантов и припаркованные автомобили.
Поросенок с хреном

За последнее время условия содержания в российских СИЗО и тюрьмах слегка изменились к лучшему, считает Павел Астахов, защищавший в свое время американского шпиона Эдварда Поупа, медиа-магната Владимира Гусинского, начальника финуправления «Медиа-МОСТа» Антона Титова и многих других известных персон.
«На мировом фоне отечественная пенитенциарная система по-прежнему выглядит весьма бледно, хотя некоторый прогресс все же наблюдается»,— говорит Астахов. Камеры теперь переполнены в полтора-два раза, а не в три-четыре, как это было еще несколько лет назад. Стало проще и с едой — сейчас при московских СИЗО созданы небольшие кафе и даже ресторанчики, где готовят на заказ. Вниманию сидельцев предлагается приличное меню. «Титову на день рождения в ноябре 2000 года в Бутырке мы даже заказали целого жареного поросенка», — вспоминает Астахов.

ЕВГЕНИЯ ЛЕНЦ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK