Наверх
11 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Хозяин тайги"

Повышение таможенных пошлин на вывоз необработанной древесины было неоднозначно воспринято участниками рынка. Недовольны экспортеры и иностранные закупщики. Компании, занятые глубокой переработкой леса, напротив, прогнозируют динамичный рост бизнеса. Предприниматель Мамед ЮСУПОВ, начинавший свой бизнес с продажи стройматериалов, сегодня руководит группой компаний по заготовке и глубокой переработке леса и смотрит в будущее с оптимизмом.— Мамед Тахаевич, как вы отнеслись к повышению таможенных пошлин на вывоз «кругляка»? Как это решение отразится на вашем бизнесе?

— Я очень рад, что государство наконец-то обратило внимание на отрасль. Только представьте, более 22% всех лесов планеты приходится на долю России, а мы ежегодно тратим порядка $3 млрд на импорт лесобумажной продукции. При этом российские экспортеры вывозят 50 млн куб. м леса ежегодно, что составляет 25% мировой торговли необработанной древесиной. Лесная отрасль стратегически важна для государства. По экспертным оценкам, при правильном ведении лесного хозяйства и стимулировании лесопереработки внутри России государство могло бы зарабатывать на лесе не $10 млрд, а по крайней мере $100 млрд. Эти деньги вполне сопоставимы с выручкой от нефти и газа. Кроме того, важно, что источник доходов — лес, это возобновляемый ресурс, в отличие от той же нефти. Я считаю, что стимулирование со стороны государства переработки леса внутри России создаст понятные правила игры на рынке, и компании нашего профиля будут чувствовать себя вполне комфортно, станут делать долгосрочные инвестиции, развивать бизнес и получать гораздо больший доход соответственно. Ведь известно, что глубокая переработка леса позволяет увеличивать прибыль в разы.

— Вы, как бизнесмен, не боитесь усиления конкуренции в сфере лесопереработки? Ведь на перспективную отрасль, обласканную государственным вниманием, вероятно, обратят свои взоры представители крупного бизнеса или новые игроки из бывших экспортеров.

— Не боюсь. Я начинал свой бизнес с нуля и досконально изучил ситуацию в отрасли. В заготовке и переработке леса могут работать лишь серьезные компании, не боящиеся долгосрочных вложений и работы, требующей полной самоотдачи. Этот бизнес не имеет ничего общего с экспортом «кругляка», где средства оборачиваются гораздо быстрее, но риски выше и ниже рентабельность. Простой пример — куб «кругляка» можно продать, допустим, за 1 тыс. рублей, это же дерево после минимальной обработки будет стоить 2 тыс., а если дерево высушить, сделать из него брус или вагонку, то цена может увеличиться до 10 тыс. Но понятно, что каждый этап требует вложений.

— Вложений и ресурсов, которые по плечу крупным инвесторам.

— Рынок растет, и места на нем хватает всем. Так же как и работы. Ежегодно только Республика Коми теряет порядка 15 млн куб. м леса — это так называемый перестоянный лес. Для грамотного лесопользования у компаний, работающих в лесах, просто не хватает мощностей. А спрос по-прежнему превышает предложение. Представьте, что уже в ближайшее время большая часть экспорта «кругляка» будет замещена обработанным лесом. Это огромный рынок! Продолжается строительный бум по всей стране, отстраиваются целые регионы — центр, Краснодарский край, Чечня… Работая в этой сфере не один год, мне приходилось решать массу проблем, однако вопросы, связанные со сбытом, меня волновали меньше всего. Полагаю, что если на рынок придут крупные инвесторы, то они будут строить предприятия по глубокой переработке. Моя компания, имеющая в долгосрочной аренде леса в Коми и на северо-западе России, располагающая современной техникой и лесозаготовительными базами — и мы постоянно наращиваем свои активы, — сможет поставлять им качественный лес и пиломатериалы. А если говорить о конкуренции, то здоровая конкуренция всегда идет на пользу бизнесу.

— В 2004 году вы были признаны человеком года в области предпринимательства, среди прочих наград — грамоты от руководителя администрации президента России, от бывшего министра обороны Сергея Иванова. За что награждают предпринимателей?

— Я родом из Гудермеса. Там же начинал и продолжаю вести свой бизнес. Вы понимаете, что награды — это вопрос политический. Таким образом руководство отметило заслуги за создание рабочих мест и восстановление республики.

— Как вы начинали свой бизнес?

— В деле восстановления Чеченской Республики после войны помимо содействия федеральных властей требовались усилия буквально всех, в том числе и предпринимателей. Я решил наладить поставку стройматериалов. Однако оборотных средств было недостаточно. 

Я рассчитывал взять деньги в долг, что тоже было непросто, так как их ни у кого не было. Первые деньги в размере 3 тыс. рублей я получил через месяц и, можно сказать, с них и начал свое дело. Сегодня моя база по торговле стройматериалами раскинулась на 16 гектарах земли в Гудермесе, это склады, производственные и торговые площадки. Мы являемся дилерами крупных российских компаний — лидеров в своих сферах по производству строительных материалов. На настоящий момент мы остаемся лидерами по продаже стройматериалов в республике, в прошлом году оборот компании составил 912 млн рублей. Впрочем, торговлей наши бизнес-интересы не ограничиваются. Развивая бизнес, мы постоянно сталкивались с проблемами при покупке пиломатериалов: несоблюдением сроков и объемов поставок, да и просто с банальным обманом. Так мы пришли к необходимости заготавливать лес собственными силами. Попробовали, приобрели заготовительную базу за 3 млн рублей, дело пошло, мы увеличили объем инвестиций до 100 млн и продолжаем наращивать потенциал.

— С какими трудностями вам пришлось столкнуться в процессе становления «лесной» части бизнеса?

— Я бы выделил две проблемы — кадры и деньги. В северных регионах, богатых хорошими лесами, таких как Коми, колоссальная нехватка кадров. Как начинается сезон, местное население отправляется то по грибы, то по ягоды. Жить натуральным хозяйством и торговать дарами леса считается в порядке вещей. Предпринимателю, занимающемуся лесозаготовками, чтобы обезопасить себя от влияния «человеческого фактора», остается одно — вкладывать деньги в дорогую лесозаготовительную технику. Но игра стоит свеч. Мы приобрели два лесозаготовительных комплекса американской фирмы «Джон Дир». Обеспечивая высокую производительность и отменное качество работы, один такой комплекс заменяет 120 человек. При этом обслуживают его всего 6—8 рабочих. Помимо этой техники не обойтись без лесовозов, развития инфраструктуры, строительства дорог. А это все деньги. Надеюсь, в связи с признанием лесной отрасли в качестве приоритетного направления изменится и политика банков в деле выдачи кредитов компаниям, занятым в лесном бизнесе. Пока же «длинные» и «дешевые» деньги нам получить крайне затруднительно. Впрочем, большой интерес к нашему бизнесу проявляют частные инвесторы, желающие просто вложить деньги в надежную компанию или заняться бизнесом самостоятельно.

— Опираясь на свой опыт, какие советы и рекомендации вы бы дали предпринимателям, решившим посвятить себя лесному бизнесу? По прогнозам Минпромэнерго, в ближайшее время от инвесторов в ЛПК просто не будет отбоя. Ожидается, что к 2010 году объем инвестиций возрастет наполовину и составит 20 млрд рублей против 12,5 млрд в 2006-м.

— Я думаю, что это довольно скромный прогноз. Инвестиций будет гораздо больше. Ведь лесной бизнес — не просто выгодный, а надежный. Впрочем, недооценивать всех трудностей этого бизнеса тоже не стоит. Это работа, требующая полной самоотдачи и вовлеченности в процессы. И если вы не олигарх с по-настоящему большими деньгами, я бы посоветовал поискать надежного партнера в этой отрасли.

— Вы открыты для такого партнерства? Если да, то какие риски должен учесть инвестор?

— Чем больше я занимаюсь лесозаготовками, тем глубже меня «засасывает» этот бизнес. Естественно, расширение требует привлечения средств, и я открыт для сотрудничества. 

Что касается рисков, то, считаю, вложения в лес надежнее и гораздо прибыльнее, чем в столичную недвижимость или ПИФ, например. Цена на лес постоянно растет, а спрос только увеличивается. Экономическая ситуация в стране такова, что положительная динамика сохранится.

— Расскажите, пожалуйста, о ваших ближайших планах.

— В планах расширение лесозаготовительной части бизнеса, строительство новых баз для хранения и переработки древесины. На сегодня в активах компании две лесозаготовительные базы, оснащенные современным оборудованием, в Коми и база по глубокой переработке древесины во Владимирской области. Что касается арендованных лесов, то планируем увеличить их объем с 170 тыс. кубов до 2 млн уже в следующем году.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK