Наверх
14 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "ХРАНИТЕЛИ ЯМАЛЬСКИХ КЛАДОВЫХ"

Когда-то его величество алфавит распорядился так, что Ямало-Ненецкий автономный округ (образован в 1930 году) был ранжирован среди 89 субъектов Федерации на 89-е место. Некоторых ямальцев это немного задевает. Как же так, говорят, ведь мы же по ряду ключевых показателей очень даже первые.Начать хотя бы с того, что на территории ЯНАО — об этом, правда, мало кто знает — находится географический центр Российской Федерации (с учетом, конечно, акватории Северного Ледовитого океана). Округ — это не только полуостров Ямал, но и находящиеся к югу и востоку от него обширные земли еще 12 районов. По территории (750 тыс. кв. км) округ превосходит Финляндию и Норвегию, вместе взятые. Финляндию называют «страной 60 тыс. озер», но Ямальский край по этому показателю превосходит нашего скандинавского соседа в пять раз: здесь около 300 тыс. озер да еще 48 тыс. речек! И все это богатство — на 530-тысячное население округа!

Однако самое главное — 89-й регион утвердился в роли основного энергетического кладезя России, и, как считают экономисты, альтернативы Ямалу на ближайшие десятилетия нет. То есть округ еще и важнейший гарант энергетического, экономического и в конечном счете политического суверенитета государства. 

Для кого-то это утверждение излишне категорично, но ведь оно подкреплено цифрами: ресурсный потенциал округа оценивается в 95 трлн. куб. м по газу, 16 млрд. тонн по нефти и 5,7 млрд. тонн по газоконденсату. По доказанным запасам природного газа (34 трлн. куб. м) автономный округ превосходит Катар и Иран, вместе взятые. В ЯНАО производится 56% всех первичных энергетических ресурсов России, в том числе 92% природного газа (или 24% мировой добычи) и более 14% нефти и газоконденсата. С начала 70-х годов прошлого века здесь добыто 11,6 трлн. куб. м газа и более 600 млн. тонн нефти и газоконденсата. 40% газа, потребляемого в странах Европы, — ямальские.

Масштабная разработка углеводородов, конечно, не может не воздействовать на хрупкую природу Севера; особенно это касается мест наивысшей концентрации газо- и нефтедобычи. Но благодаря отлаженной системе контроля за недропользованием экологическая ситуация в целом благоприятная. В ямальской тундре обитает крупнейшее в мире поголовье оленей (600 тыс. голов), а в Обской губе и реках сосредоточено 70% мировых запасов сиговых пород рыб (нельма, муксун, чир, пелядь и др.).

Формула губернатора Неёлова

В администрации ЯНАО не любят оперировать такими понятиями, как среднедушевой валовой региональный продукт — ВРП. («Мы скромные, не стоит это выпячивать», — говорили журналистам «Профиля» в разных кабинетах.) Однако экономисты давно посчитали, что ямальский среднедушевой ВРП не просто самый высокий в России; в последние годы он вышел на уровень самых развитых стран мира. Судите сами: объем ВРП на Ямале в 2006 году в 5 раз превысил уровень 2000 года, достигнув 660 млрд. рублей. При населении в 530 тыс. человек это почти 1,25 млн. рублей, или $48 тыс., на человека. При сохранении нынешних темпов Ямал догонит мирового лидера по среднедушевому ВВП — Люксембург (там сейчас $67 тыс.) — к 2010 году. Энергетического принца Европы, Норвегию, Ямал уже обошел: на одного норвежца, по подсчетам МВФ, в минувшем году пришлось «всего лишь» $43 тыс. 

Но сравнивать Ямал с Норвегией по комфортности жизни нельзя. Ямальский климат несравненно более суровый, а осваиваться по-настоящему округ начал лишь 30—35 лет назад. К тому же — и это, наверное, главное — норвежские нефтяники зарабатывают для себя и для 4 млн. своих соотечественников, а ЯНАО формирует примерно десятую часть доходной части федерального бюджета огромной страны. Автономный округ занимает 1-е место в РФ по сбору налогов в расчете на одного человека; из 780 млрд. рублей окружного ВРП (запланированный показатель на текущий год) в доходной части ямальского консолидированного бюджета остается лишь 55,8 млрд. рублей. Вроде бы огромная цифра (у миллионного Воронежа, к примеру, бюджет в десять раз меньше). Но ведь и долги за десятилетия недофинансирования всего и вся, а также жилищного и прочего строительства «по временной схеме» оставили на Ямале серьезный след: в городах округа ветхое и аварийное жилье до сих пор составляет свыше половины общего жилого фонда. 

Не только дома, но и инфраструктура городов и поселков, коммуникации, дороги, телекоммуникации — все это требует огромных с учетом специфики Крайнего Севера вложений. В результате сложилась парадоксальная ситуация, когда бюджет третьего по размерам вливаний в центральную казну округа-донора имеет дефицит почти 10%. 

И он мог быть еще больше. Ведь на столе у окружных руководителей столько заявок с мест на обустройство и «залатывание дыр», что на их удовлетворение и десяти нынешних бюджетов не хватит. Конечно, помимо исторически сформировавшегося «остаточного» (или недостаточного) финансирования есть и объективные причины необустроенности. Прежде всего это суровый, с 9-месячной зимой климат, а также огромная, с множеством водоемов и топей территория (отсюда — труднодоступность отдельных районов почти для всех видов транспорта, огромные расходы на прокладку коммуникаций, линий электропередачи и т.д.). 

И все же губернатор ЯНАО, коренной ямалец Юрий Неёлов, проблемы внутрирегиональных диспропорций да и общего подъема социально-экономического и культурного уровня жизни в округе твердо намерен решить. Впрочем, он их уже тринадцать лет, что находится на посту главы региона, решает. 

«Единственная взаимовыгодная форма сосуществования муниципалитетов и предприятий ТЭКа — социально-экономическое партнерство… Бесконфликтная и взаимовыгодная форма существования тех и других на одной территории». Эта формула губернатора Неёлова — не общая стратегическая установка на будущее, а успешная реализация конкретных дел.

Не только газом и нефтью… 

Забота о коренных малочисленных народах Ямала, сохранение их традиционного образа жизни и самобытной культуры — одно из приоритетных направлений работы как ямальских властей, так и действующих здесь предприятий ТЭКа. 

В городе Тарко-Сале мы посетили сельскохозяйственный производственный кооператив «Верхнее-Пуровский» — крупнейшее предприятие АПК муниципального подчинения, чья деятельность направлена на обеспечение занятости коренного населения. «Да, мы, как говорится, по определению убыточны, ибо в силу северных условий многие производства здесь нерентабельны, — признает руководитель кооператива ветеран ямальских «северов» Надир Гаджиев. — Но ведь если мы закроемся, сотни людей останутся без работы». 

И все-таки убыточность крупнейшего агропромышленного предприятия Пуровского района Гаджиев стремится уменьшать. В прошлом году закрыли коровник и перешли на выращивание свиней; вскоре пуровчане смогут покупать в магазине кооператива парное мясо. А на звероводческой ферме начали заменять песцов, мех которых в последние годы не пользуется спросом, на норок. Правда, с последними возникли проблемы: зверьков завезли из южных регионов, и некоторые из них не выдержали обычных для Ямала 40—50-градусных морозов. Но большинство все же акклиматизировалось (естественный отбор), и есть надежда, что звероферма в конце концов станет рентабельной. 

А еще СПК «Верхнее-Пуровский» начинает создавать огороженную зону для разведения оленей; в северной части Пуровского предстоит обнести 350-километровой изгородью несколько тысяч гектаров лесотундры, на которой будут пастись 7—8 тыс. оленей. Это своего рода заповедник, куда будет заказан вход как разработчикам недр, так и диким оленям (извечная проблема — увод домашних оленей «дикарями»). 

Но и этот проект может остаться «благотворительным», направленным на сохранение традиционных промыслов и образа жизни коренного населения, если не удастся совершить главного — прорваться с олениной на европейский рынок. Экологически чистая оленья колбаса продается в ямальских магазинах по двести с лишним рублей за килограмм, а в Европе — по 60 евро! И вся проблема в том, что, по утверждению фитосанитаров из ЕС, ямальские забойные пункты не соответствуют стандартам и санитарным нормам Евросоюза. 

«Вот уже построили в Ямальском районе ЯНАО самый современный, отвечающий всем требованиям ЕС цех по забою и переработке оленины, ан нет, — рассказывал нам Гаджиев, — все равно отказываются европейцы принимать ямальскую оленину». Оказалось, загвоздка в том, что держащие на европейском рынке монополию шведы и их дистрибьютеры просто не хотят пускать на него опасного конкурента из России. Оленье лобби, так сказать…

Впрочем, как потом сообщили чиновники из окружной администрации в Салехарде, прорыв ямальской оленины на европейский рынок все же состоялся. Нашли немецкого партнера и создали с ним недавно совместное предприятие, которое будет заниматься рынком сбыта экологически чистого мяса в Германии, а потом и в других странах. 

Надо, кстати, отдать должное усилиям администрации ЯНАО по диверсификации ямальского экспорта на европейский рынок. «Раз покупаете наш газ, извольте присмотреться и к другим дарам Ямала!» — объяснил мне логику начавшейся экспансии ямальского АПК один салехардский чиновник. 

Делегации округа во главе с губернатором Юрием Неёловым не раз участвовали (в последний раз полгода назад) в крупнейшей в мире выставке пищевой продукции «Зеленая неделя», которая проводится в Берлине ежегодно во второй половине января. В ходе таких мероприятий нарабатывают связи, находят надежных партнеров, а это поможет решить не только «оленью» проблему. Ведь есть еще и совершенно не раскрытый для «внешних» потребителей потенциал рыбной индустрии. Кто мешает доставлять в ту же Германию фирменные ямальские рыбные изделия из нельмы и муксуна? Говорят, те же евробюрократы и стоящее за ними скандинавское рыбное лобби. А ведь на продовольственных выставках-ярмарках они с удовольствием дегустируют копчености из сиговой белой рыбы. И при этом пальчики облизывают. (Пишу об этом со знанием предмета, ибо сам две недели по возвращении в Москву делал то же самое, когда закусывал пиво копченым муксуном. А филе щекура в уксусно-масляной заливке! Ничего подобного в московских магазинах не найти!)

Пора отдавать долги! 

В ходе поездки мы не слышали ни об одном предприятии ТЭКа, для которого слова «социальная ответственность бизнеса» были бы пустым звуком. Похоже, все поняли: пора отдавать долги земле, у которой взяли! И что знаменательно: «аллергии» со стороны газовиков и нефтяников по поводу размеров и динамики «возвращения долгов» мы в ходе поездки не заметили. 

Ведь что исторически на Ямале получилось? По ходу промышленного освоения нефтегазовых месторождений в 80—90-е годы газовики и нефтяники построили на месторождениях комфортабельные, благоустроенные населенные пункты — где-то на хорошем «советском» уровне, а где-то даже и близко к мировому. Проложили автодороги, трубопроводы, линии электропередачи. В общем, создали инфраструктуру для себя и для нужд производства. При этом о сохранности природы тогда мало кто думал; потесненных в ряде мест с земель своих предков ненцев, хантов и селькупов попытались быстренько «урбанизировать», расселив их (из самых благих вроде бы намерений) по типовым благоустроенным квартирам. Где многие, лишенные возможности заниматься традиционными промыслами, просто спились. Города же и тем более поселки оставались — да частью пока и остаются — обделенными многими составными современной инфраструктуры. Некоторые поселки, например, до сих пор не подсоединены к централизованной системе газоснабжения. И это в газовой житнице страны! 

…Справедливости ради стоит отметить, что в последние годы жизнь в округе преобразуется быстрее, чем в последние десятилетия прошлого века. В частности, в Тарко-Сале открылись потрясающий центр развития ребенка «Радуга» (в Москве такой считался бы суперэлитным) и очень комфортабельный Центр социальной помощи семье и детям (по сути, профилакторий). А еще построены два новых школьных здания, отремонтированы и оснащены самым современным оборудованием поликлиники и больница с родильным отделением, на берегу реки вырос православный храм, заложен современный культурно-досуговый центр… В общем, темп движения к лучшей жизни взят высокий. «Вы бы сравнили это с тем, что здесь было десять лет назад!» — эту фразу в разных вариантах я слышал в Тарко-Сале (и вообще на Ямале) не раз. И все же ощущение такое, что пуровчанам да и округу в целом пока не хватает средств для того, чтобы преобразования ускорились настолько, чтобы тамошний инфраструктурный, архитектурный и бытовой уровень лет через пять-десять сравнялся бы, скажем, со скандинавским. 

Но время идет, и новая эпоха расставляет приоритеты по-новому. Как сказал «Профилю» глава муниципального образования «Пуровский район ЯНАО» Дмитрий Кобылкин: «Вопросы, связанные с природопользованием, добычей природных ресурсов, экологией, проблемами поселений, промышленными предприятиями и агропромышленным комплексом, а главное — населением, необходимо рассматривать в комплексе, сохраняя абсолютный баланс интересов».

Именно так подходит к делу ООО «Уренгойгазпром». Мало того, что компания дает почти четвертую части ямальского бюджета. В рамках Генерального соглашения о сотрудничестве между администрацией ЯНАО и ОАО «Газпром» предприятие ведет активную политику сотрудничества с коренными малочисленными народами Крайнего Севера. Ежегодно «Уренгойгазпром» выделяет финансовые средства для устойчивого развития традиционных отраслей сельского хозяйства и на создание достойных условий жизни. Только за последние несколько лет в селе Самбург Пуровского района на средства «Уренгойгазпрома» построено 32 комфортабельных капитальных коттеджа для переселения жителей из числа малочисленных народов Севера, проживающих в тундре. Предприятие профинансировало строительство блочной котельной и новой электростанции. Там же, в Самбурге, находится объект особой заботы уренгойских газодобытчиков — школа-интернат для детей представителей коренных национальностей. Интернату подарен компьютерный класс, а лучшие его воспитанники ежегодно получают именные стипендии предприятия.

Благотворительность и спонсорство — неотъемлемая часть деятельности и ОАО «НОВАТЭК». Ямал для НОВАТЭКа родной регион: здесь компания развернула свою работу в начале 90-х годов и здесь же расположены основные активы компании. Только в 2006 году НОВАТЭК направил на социальные программы округа 297 млн. рублей, что в 2,7 раза превышает объем средств, выделенных компанией на эти цели в 2005 году. 

«Да, у нас большой бюджет в сравнении с регионами европейской части России, — сказал «Профилю» вице-губрнатор ЯНАО Виктор Казарин. — Но без прямой дополнительной помощи предприятий ТЭКа в рамках договоров о сотрудничестве все равно не обойтись. Ведь львиная доля средств идет на социалку, чтобы сделать жизнь ямальцев более достойной и комфортной. И это очень большие деньги: инфраструктура здесь на порядок дороже, чем на Большой земле». 

Тут я напомнил вице-губернатору мнение некоторых экономистов о «нерентабельности» обустройства Севера под проживание там постоянного населения. Да, заметил Казарин, часто приходится действовать вопреки рыночным законам и отношениям, с прицелом на будущее. Но и внешние, геополитические обстоятельства на это толкают. «Ведь заявил же недавно Госдепартамент США, что углеводородные кладовые — «общее достояние человечества», а раз так, то, если мы не будем осваивать и развивать эту территорию, за нас это сделают другие». 

Ставка на воспитание профессионалов. И патриотов

Но осваивать ямальскую землю, по убеждению губернатора Неёлова и его команды, можно и нужно, опираясь на постоянных жителей округа. Они будут больше заботиться об экологии, ответственнее относиться к результатам своего труда, к новейшей технике. На Ямале — это чувствовалось во многих разговорах — не очень любят гастарбайтеров и вообще любителей быстро «зашибить большую деньгу». 

И вполне логично, что приоритетом усилий властей округа стало воспитание здорового, умного и профессионально подготовленного поколения ямальцев. Не хочу обижать здравоохранение (просто не хватило времени посетить медучреждения), но образование, как мне показалось, стало настоящей «фишкой» как администраций всех уровней, так и руководства крупных предприятий ТЭКа. 

Выращиванием местных кадров занимаются и профессиональные педагоги, и общественные организации, и топ-менеджеры компаний, и даже мастера буровых. Профтехучилища расширяются, превращаясь в колледжи (остро не хватает квалифицированных рабочих). Округ предоставляет всем желающим уникальную для России возможность воспользоваться образовательной субсидией для учебы в ведущих учебных заведениях страны (при условии, что те вернутся и отработают на Ямале не менее трех лет). При этом условия получения субсидии таковы, что отлично успевающий студент ничего не должен родному Ямалу: получается, регион дарит высшее образование своим талантливым и целеустремленным детям.

Во многих школах открыты кадетские классы, а губернатор и его замы лично возглавляют региональные спортивные общества, в которых занимаются сотни детей и подростков. Только что построенный Окружной центр патриотического воспитания в Ноябрьске (с прекрасной гостиницей, мини-казармой для прохождения допризывных сборов, спортзалом и конференц-залом) проводит в год свыше полусотни мероприятий, цель которых — воспитание не просто «федерального», а именно ямальского патриотизма. (Кстати, служить многие ребята едут на большой десантный корабль «Ямал» и сторожевой пограничный катер «Ямалец», что базируются в Севастополе и Новороссийске.) 

Но больше всего впечатляет то, с какой прицельной хваткой ведут «охоту за светлыми головами» газо- и нефтедобытчики. Наибольшую активность в этом проявляет руководство ОАО «НОВАТЭК» — крупнейшего независимого газодобывающего и газоперерабатывающего предприятия страны. Три года назад компания сделала директору школы №2 города Тарко-Сале Любови Дюшко предложение, от которого та не смогла отказаться: организовать класс одаренных детей. По образцу того, что еще десять лет назад был создан при помощи НОВАТЭКа в Новокуйбышевске, где расположено дочернее предприятие ОАО «НОВАТЭК-ПОЛИМЕР». Корпорация взяла на себя дополнительное финансирование классов одаренных детей (они формируются за два года до выпуска, поступать туда могут и учащиеся других школ). На деньги НОВАТЭКа закупается дополнительное оборудование, производятся доплаты учителям, финансируются поездки учащихся на олимпиады и т.д. К 30-миллионному годовому бюджету школы №2 НОВАТЭК добавляет в этом году 2,2 млн. Но это лишь малая толика того, что компания тратит на подготовку кадров в целом по городу из числа молодых таркосалинцев. Тратит, надо сказать, вовсе не из благотворительных соображений. На местную молодежь действительно делается главная ставка. 

«Почему? Думаю, завтрашний день развития нефтегазового комплекса на Ямале — это опора на свои кадры, а не на заезжих вахтовиков, — раскрывает мотивацию своей компании начальник отдела информации и связей с общественностью ООО «НОВАТЭК-ТАРКОСАЛЕНЕФТЕГАЗ» Татьяна Мурашова. — По крайней мере, мы в нашей компании исходим из этого понимания и убеждения. Вот, например, победители конкурса к 10-летию компании получили право обучаться за счет компании в любом вузе страны».

Да и карьерные перспективы для молодых в ЯНАО весьма заманчивы. 

«Здесь, в отличие от других регионов, не боятся двигать молодежь, — рассказывает замначальника управления Департамента молодежной политики администрации ЯНАО Наталья Коняхина. — То есть считают, что в 30 лет вполне можно выдвигать на руководящие должности. Видно, потому, что здесь в руководстве много бывших комсомольцев — это они приехали сюда 20—30 лет назад осваивать недра Ямала. У молодежи в любом возрасте есть возможность включиться в любой проект. Например, поучаствовать в окружной программе «Лидер»; обычно она длится неделю, традиционно на базах отдыха в Тюмени. Программа и команда этих проектов формируются Департаментом молодежной политики. Проводим социально-коммуникативный тренинг, его цель — научить ребят работать в команде. Это пригодится и для работы в компании, и в работе по развитию потенциала ячеек гражданского общества». 

Энергично работают с молодежью в Управлении молодежной политики Пуровского района. «Основное внимание в последние годы, — говорит нам начальник управления Ирина Заложук, — уделяется работающей молодежи. С прошлого года, например, предпринимаются конкретные шаги по созданию молодежных организаций на предприятиях ТЭКа. Финансируются и клубы по месту жительства». В общем, любая активность приветствуется, лишь бы молодые не болтались «на улице».

С департаментами молодежной политики и образования активно сотрудничают отделения ассоциации «Ямал — потомкам» и казачьи организации. «Набор в классы кадетов очень жесткий, и мы участвуем в этом, — рассказал нам атаман Пуровского станичного казачьего общества подъесаул Николай Рыжков. — У каждого класса свой наставник из хуторских казаков. Одна из основных задач — патриотическое и нравственное воспитание подрастающего поколения, подготовка его к службе в армии и защите отечества. Мы оказываем материальную помощь кадетам казачьих классов, недавно профинансировали поездку кадетов в Санкт-Петербург — как поощрение за хорошую учебу и примерное поведение». 

Казаки готовы бороться и с наркотрафиком, но пока, увы, не получили на это законодательных полномочий. И еще один важный момент. Казаки здесь вовсе не ряженые, а самые что ни на есть настоящие, многие даже потомственные: ведь появились казаки на ямальской земле еще в конце XVI века, когда в 1595 году основали город-крепость Обдорск (ныне Салехард). 

Размах кадетского движения на Ямале впечатляет. По данным директора Окружного центра патриотического воспитания Александра Голубенко, в 143 учебных заведениях округа создано 53 кадетских класса. Поначалу их создавали за два года до выпуска, сейчас в некоторых школах начинают набор уже с 6-го и 7-го года обучения. Результат развития кадетского движения и общих усилий по патриотическому воспитанию налицо. «Среди военнослужащих из ребят из нашего округа, — рассказал Голубенко, — нет случаев самовольного оставления воинской части или грубых нарушений дисциплины». 

Мы побывали в кадетском классе средней школы №12 Ноябрьска. Называется класс «Ямальские витязи». Так вот, вышли два парня в защитной кадетской форме, которые в этом году оканчивают 10-й класс, и продемонстрировали искусство сборки-разборки автомата. Один справился с этим за 29,6 секунды, другой — за 27,6 секунды (в то время как 35 секунд уже считается «отлично»).

«Что ж, круто», — подумал я, вспомнив, что на эту процедуру у меня на военной кафедре МГУ на сборку-разборку «в открытую» уходило раза в два больше времени. Присутствовавший при этом военный комиссар Ноябрьска Юрий Андреев сказал мне: «Только поймите правильно. Главная цель кадетских классов — формирование гражданского самосознания, нормального патриотизма, а не желание обязательно загнать ребят в армию». 

Родители кадетов — мы с ними тоже встречались — очень довольны: у ребят, несмотря на дополнительную военно-спортивную нагрузку, повысилась успеваемость, улучшилась дисциплина. 

«Ну а как вы в глазах девушек? Лучше смотритесь по сравнению с другими?» — спрашиваю ребят. После секундной паузы кадет Ефремов рапортует: «Да, наш статус в глазах девушек заметно повышается».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK