Наверх
15 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Хрупкое равновесие нефтяного рынка"

Задача обеспечения глобальной энергетической безопасности становится все более актуальной. В марте этот вопрос обсуждался министрами энергетики G-8 в Москве, в начале апреля — на состоявшемся в Париже нефтяном саммите, а в конце месяца будет рассматриваться на энергетическом форуме в Катаре. Корреспондент «Профиля» Вера МЕДВЕДЕВА встретилась с генеральным секретарем ОПЕК Мохаммедом БАРКИНДО, чтобы узнать точку зрения стран—производителей нефти на эту проблему.   — За последние два года ОПЕК не раз увеличивала квоты на добычу, чтобы успокоить рынок. Большинство стран картеля задействовали практически все свои мощности по добыче. Сможет ли в таком случае ОПЕК и далее влиять на цену?

   — ОПЕК располагает определенными запасными мощностями, составляющими около 2 млн. баррелей в сутки. Сейчас на рассмотрении 11 стран—членов ОПЕК находится свыше 100 проектов в сфере добычи нефти, стоимость которых превышает $100 млрд. Именно поэтому мы с уверенностью можем утверждать, что производственные мощности будут существенно увеличены, что позволит оказывать дополнительное влияние на рынок. Мы ожидаем и от стран, не являющихся членами ОПЕК, в частности от России, дополнительных инвестиций в производство, поскольку надежное обеспечение предложения является коллективной задачей.

   Часто обсуждается вопрос адекватности нынешнего уровня добычи и цены в районе $50—60 за баррель. Во-первых, я бы хотел заметить, что в реальном исчислении эта цена находится ниже той отметки, которая была достигнута в начале 80-х годов. Кроме того, тем, кто винит в повышении цены нехватку производственных мощностей по добыче, могу привести один пример. В сентябре 2005 года, чтобы ликвидировать проблемы с поставками на рынок США, ОПЕК заявила о возможности использовать дополнительные мощности, которые позволили бы увеличить добычу на 2 млн. баррелей в сутки. И что же? Эти мощности так и не были задействованы!

   Исследования показывают, что начиная с 2004 года традиционный подход, объясняющий рост цен ограниченным предложением, напрямую не работает. Несмотря на ввод в действие дополнительных мощностей по добыче, цена на нефть продолжала расти. Не затрагивая здесь рост цен из-за очевидных геополитических факторов, можно сказать, что все более актуальной становится проблема нехватки мощностей не по добыче, а по переработке. Именно этот фактор нередко и подстегивает цены фьючерсных контрактов.

   Страны ОПЕК, традиционно ассоциирующиеся с добычей, отвечая на запросы рынка, все более активно инвестируют в проекты по переработке нефти. Уже сейчас строятся новые мощности, способные дополнительно перерабатывать 0,6 млн. баррелей в сутки, а в ближайшем будущем планируются новые НПЗ, которые повысят переработку еще на 1,9 млн. баррелей в сутки. Но все это не должно заслонять того факта, что инвестиции в переработку — сфера ответственности в первую очередь международных нефтяных компаний и стран-потребителей. Нынешняя ситуация объясняется, во-первых, зачастую неадекватными инвестициями прошлых лет, а во-вторых, изменившейся структурой спроса, в которой значительно возросла доля «легких» продуктов переработки. Приходится констатировать, что сфера переработки в ближайшие годы будет оставаться немаловажным фактором нестабильности на рынке.

   — На мировых конференциях по проблемам нефтяного сектора годами говорилось об обеспечении бесперебойности поставок нефти. Сейчас все активнее говорят о необходимости обеспечить устойчивость со стороны спроса. Нынешний, быстрорастущий спрос находится под сомнением?

   — Вопрос устойчивости спроса является оборотной стороной проблемы обеспечения предложения нефти. Производители и экспортеры нефти, инвестируя в разработку, добычу и переработку, вправе ожидать постоянного спроса на свой товар.

   Проблема спроса-предложения ставит вопрос и перед производителями: достаточно ли в мире нефтяных ресурсов, чтобы обеспечить нынешний уровень спроса? Ответ ОПЕК — однозначное «да».

   Аналитики ОПЕК прогнозируют, что в 2006 году среднемировое потребление нефти увеличится на 1,5 млн. баррелей в сутки. Эта тенденция сохранится на ближайшее десятилетие. Почти 80% прироста потребления будет приходиться на страны Азии и Ближнего Востока. Чтобы соответствовать растущему уровню спроса, страны ОПЕК начиная с 2002 года уже увеличили свою добычу примерно на 4,5 млн. баррелей в сутки.

   Все мы знаем, что капитал стремится окупиться за максимально короткое время. Инвестирование же в дополнительные нефтяные мощности далеко не всегда приносит адекватный эффект. Нужно рассматривать различные сценарии развития событий, чтобы представлять, какую отдачу могут принести огромные средства, инвестируемые в нефтяную сферу. В разработанной ОПЕК долгосрочной стратегии рассматриваются три варианта развития событий. Первый ориентируется на сохранение в будущем нынешних темпов роста спроса на нефть, а два других предполагают замедление и, наоборот, возрастание нынешнего потребления нефти. Так вот, разница между этими тремя вариантами в 2020 году составляет более 12 млн. баррелей в сутки! Как мы можем брать деньги на затратные инвестиционные проекты у своих банков без определенного уровня уверенности в постоянном росте спроса? Мы то и дело слышим от развитых стран утверждения, что они планируют снижать нефтяную зависимость и все больше переходить на другие источники энергии.

   Беглый взгляд на экономическую ситуацию последних лет показывает, насколько неожиданно могут развиваться события. Например, в 2004 году показатель мирового экономического роста превышал 5% в год. Подобного мировая экономика не видела с начала 70-х годов. Зато в 2001 году мировой экономический рост был самым низким за последнюю декаду. Все мы помним также и азиатский финансовый кризис 1998 года.

   Безусловно, Индия и Китай, чье совокупное население приближается к 2,5 млрд., будут и далее обеспечивать существенную часть роста спроса на нефть. Огромный потенциал имеет, в частности, их транспортный сектор. Если в странах ОЭСР на 1000 жителей приходится свыше 500 машин, то подобный показатель в Китае и Индии не превышает 10—20 автомобилей. Но расчеты показывают, что, несмотря на быстрый прогресс азиатских экономик, в 2025 году страны ОЭСР в совокупности будут потреблять больше нефти, чем развивающиеся страны. Но развитые страны, особенно Европа и Япония, стремятся максимально использовать альтернативные источники энергии. Нынешнее повышение цены на нефть прошло для них гораздо менее болезненно, чем кризис 70-х годов, поскольку они сумели существенно снизить нефтезависимость своих экономик. Каким путем пойдет развитие азиатских стран с точки зрения использования ресурсосберегающих технологий, пока не ясно. Кроме того, дополнительные вопросы по потреблению нефти возникают и при анализе демографических факторов. Несмотря на то, что в том же Китае сейчас наблюдается чрезвычайно высокий уровень рождаемости, демографы ожидают его снижения в ближайшие годы. Такого рода демографические сдвиги также могут оказывать существенное влияние на нефтяной спрос.

   Все эти многочисленные факторы и заставляют нас очень аккуратно подходить к вопросу о будущих инвестициях в добычу.

   — В большинстве стран ЕС очень высокие пошлины на бензин, которые могут достигать 80% от его цены. ОПЕК неоднократно обращала на это внимание. Почему производителей нефти так волнует данная проблема?

   — Налоговая политика стран тоже играет свою роль в спросе на нефтепродукты. Пошлины на бензин, с одной стороны, выступают дополнительным налогом на автовладельцев, с другой — являются составным элементом политики по охране окружающей среды. Подавляющее большинство автомобилистов, заправляющих свои машины в Европе, не отдают себе отчета в том, что значительную часть заплаченных за бензин денег получают вовсе не страны ОПЕК, а налоговые органы их собственных государств. Эти пошлины направлены не только на косвенное налогообложение возросших доходов, но и на снижение потребления нефтепродуктов. В том энергетическом диалоге, который мы пытаемся установить, должно найти свое место и обсуждение фискальной политики стран—потребителей нефти. Если от производителей постоянно требуют действий, направленных на снижение цены, то не менее справедливо будет и странам-потребителям поискать способы уменьшения нагрузки на своих автомобилистов. Как подсчитали наши аналитики, одна только политика высоких пошлин на нефтепродукты способна скорректировать спрос к 2025 году на 5—10 млн. баррелей в сутки. Значит, опять встает вопрос о будущем спросе на нефть и о том, насколько оптимально дополнительное инвестирование в добычу.

   Учитывая все возможные непредсказуемые факторы, ОПЕК способна в следующие 10—15 лет увеличить поставки дополнительно на 10 млн. баррелей в сутки. Планируемые инвестиции за этот же период могут варьироваться между $230 млрд. и $470 млрд. Единственный путь для обеспечения уверенности в оправданности будущих инвестиций — диалог и кооперация.

   — На нефтяном саммите в Париже вы говорили о том, что ОПЕК установила диалог с Россией и Китаем. Что конкретно имеется в виду?

   — Этот диалог «институализирован» в виде Международного энергетического форума, секретариат которого был открыт в Саудовской Аравии в ноябре 2005 года. На самом высоком уровне собираются представители стран—экспортеров и импортеров, банков и нефтяных компаний, экологических организаций и инвестиционных фирм, чтобы обсудить проблемы нефтяной индустрии, поскольку сегодня они носят уже интернациональный характер. В конце апреля в Дохе пройдет 10-й Международный энергетический форум, где состоится встреча на уровне министров стран—потребителей и производителей нефти.

   ОПЕК берет на себя немалые обязательства по обеспечению глобальной энергетической безопасности. При этом нужно учитывать, что для стран-производителей доходы от нефти зачастую единственный источник для финансирования их собственного экономического развития. Без уверенности в устойчивом росте спроса на нефть готовность инвестировать может быть поставлена под сомнение, что, в свою очередь, не будет способствовать достижению долговременного равновесия на нефтяном рынке. Существенную роль в достижении равновесия будет играть большая прозрачность и предсказуемость экономической и экологической политики в странах-потребителях, а также их представления о будущем развитии энергетического рынка.

   Страны ОПЕК должны планировать свою работу, не только ориентируясь на нынешние рыночные запросы, но и анализируя тенденции на несколько десятилетий вперед. Глобальная энергетическая безопасность и две ее составные части — спрос и предложение — могут подвергаться воздействию различных непредсказуемых факторов, но в целом будущая рыночная стабильность находится в наших собственных руках.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK