Наверх
14 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ХУЖЕ, ЧЕМ ПРИ ЛУЖКОВЕ, БЫТЬ НЕ МОЖЕТ"

Чтобы понять, как создавалось многомиллиардное состояние московского мэра, достаточно проинспектировать все засекреченные постановления столичного правительства.    Давний оппонент московского градоначальника бизнесмен Александр ЛЕБЕДЕВ рассказал в интервью «Профилю» о том, какие нравы царили в «лужковской» Москве.
   
   — Александр Евгеньевич, в последние годы вас принято считать главным публичным оппонентом экс-мэра Москвы Юрия Лужкова. Как вы считаете, почему так получилось, что из успешного и даже показательного градоначальника он за считанные недели превратился в персону нон-грата?
   — Лужков сделал политическую ошибку: он решил, что тандем вовсе не тандем, что между его участниками наметился раскол, и начал сеять смуту через подконтрольные и дружественные ему СМИ…
   Дмитрий Медведев, выступая в июле перед редакторами российских газет, охарактеризовал мэра Москвы очень емким и нелицеприятным для него словом. Лужков об этом узнал в тот же вечер, но его успокоил высокопоставленный союзник его семьи в правительстве, который сказал — не волнуйтесь, вы нам еще нужны. После чего в городе произошла экологическая катастрофа с пожарами и смогом, а Лужков уехал проверять свою недвижимость за границей. Потом странный мэр возвратился в Москву, и ему опять кто-то сказал: «Все нормально». Главным советчиком и медиатором при этом у него выступала его жена-строительница, которая напоминает мне героиню пушкинской сказки — ту, что хотела быть владычицей морскою. Она, как и героиня сказки, бьет своего мужа — его уволенная челядь рассказывает всему городу о том, как Батурина отпускала мужу подзатыльники, пинки, пихала локтем в ребра. А он в ответ просто молчал, втягивая голову в плечи. Конечно, когда у тебя такой наставник, которым ты уже зомбирован, немудрено попасть впросак.
   Его отставка — это еще не конец. Ведь не зря же Юрий Михайлович к кому-то бегал в правительстве за советом все время. Не к премьеру же, который занял нейтральную позицию и не имел обязательств перед Лужковым.
   — Почему Лужков пошел на обострение конфликта и не ушел «по-хорошему»?
   — На «военном совете» с женой он посчитал, что, если он уйдет по-хорошему, все их состояние все равно будет тут же размыто. И тогда его жена, уверовавшая в то, что она гениальна, убедила его, что агрессия защитит их куда больше, чем сдача позиций. Ну назначили бы его замом Сергея Миронова или руководителем «Олимпстроя», а в это время потихонечку разобрали «все, что нажито непосильным трудом». А вот если он будет выступать как демократ и как политический тяжеловес, а супруга за границей станет говорить, что «Интеко» — это ЮКОС, только заработанный их кровью и потом, то тогда им, может, еще и удастся удержаться на плаву.
   — О каком политическом будущем Лужкова может теперь идти речь, ведь сам экс-мэр уже заявил, что не собирается уходить из политики?
   — Такое ощущение, что у нас на постсоветском пространстве возникла какая-то закономерность — если человек украл больше миллиарда долларов, он тут же объявляет себя оппозиционером и борцом за демократию. Как Аблязов в Казахстане или Лазаренко на Украине. Думаю, самый великий аферист Берни Мэдофф, который обобрал инвесторов со всего мира на $50 млрд и теперь сидит в американской тюрьме, просто не додумался до этого, фантазии не хватило. Ему надо было убежать в Россию и объявить себя борцом с режимом Обамы. Сейчас бы он жил на Рублевке и целыми днями выступал по каналу Russia Today. С трудом понимаю, с кем Лужков может устроить какую-либо политическую фронду. Все от него будут шарахаться. Лужков застрял где-то в конце 90-х годов и все еще думает, что у него есть политические рычаги. Но телеканалы будут поливать его помоями. У него не будет никаких газет, не будет наружной рекламы и, самое главное, — административного ресурса, ЖЭКов, милиции. А без всего этого он — политический нуль.
   — Что теперь ждет бизнес Елены Батуриной и Юрия Лужкова?
   — Нужно проинспектировать и посмотреть все 14 тыс. постановлений, которые были изданы и затем засекречены мэрией (а это четверть всех решений!), и проверить, нет ли там привилегий и преференций, которые нарушают закон. И тогда вылезет наружу вся история создания многомиллиардного капитала семьи Лужкова и Батуриной. Ведь совершенно очевидно, например, что без отцов города игорные заведения никогда бы не зацвели в Москве таким пышным цветом. Это наряду с пластиковыми стульчиками и посудой было первым источником накопления капитала в семье мэра. Батурина ведь как начинала? Московский нефтеперерабатывающий завод контролировался городскими властями, и «Интеко» ежемесячно бесплатно брала с завода на $5-6 млн. полипропилена и производила из него стульчики, которые гарантированно закупались Лужниками и прочими спортивными комплексами, то есть той же мэрией. На этих незамысловатых транзакциях и были заработаны первые $50 млн.
   — А потом начался строительный бизнес…
   — Были найдены цементные заводы относительно недалеко от Москвы, например Оскольский в Белгородской области, которые имели основной рынок сбыта в столице. Тогда мэрия договорилась с губернаторами и с владельцами заводов о том, чтобы предприятия продали «Интеко» за бесценок, а взамен были обещаны стройплощадки в Москве. «Интеко» пошла в строительство, а главной задачей мэра стало увеличение цены жилья в Москве при помощи монополизации рынка. И ему это удалось: с 2001 по 2007 год средняя цена на офисные и жилые помещения в городе выросла в 12 раз! Следующий этап большого пути — «доли». Типичный пример — Чигиринский. В 2004 году он «подарил» Елене Батуриной 50% нефтяного бизнеса и всех девелоперских проектов, а это почти $10 млрд — за «решение бюрократических вопросов». Все документы с подписями теперь лежат в Лондонском суде. Прибавьте к этому долю доходов от Черкизовского рынка, от игорных заведений, от большой телефонной компании, от Банка Москвы и т.д. и т.п. То есть в любой бизнес, который как-то соприкасался с городскими властями, с Лужковым, закладывалась доля его жены. А в конечном счете — и его доля, ведь у нас по Семейному кодексу половина совместно нажитого имущества принадлежит мужу. Была и прямая перекачка денег из бюджета города в семейный бюджет. Например, когда-то в распоряжении жены мэра Москвы оказалась земля совхоза «Матвеевский», в том числе 58 гектаров на территории Москвы у МКАД. Сама по себе эта история — довольно темная. Покажите хотя бы одного человека, который смог купить здесь хотя бы сотку земли — обычно все в аренде на 49 лет. А тут 58 гектаров! Так, весной прошлого года, когда у «Интеко» были большие проблемы с погашением кредитов перед банками, а федеральное правительство Батуриной отказало, она через хитрую схему с использованием Банка Москвы продала этот участок почти за полмиллиарда долларов… мэрии! Представляете? Это в разгар кризиса, когда никто никакой земли вообще не покупал. А для того, чтобы спасти «Интеко» от банкротства, срочно вносили изменения в бюджет, сокращали социальные программы. Весь капитал семьи Лужкова построен на подобных схемах. В итоге — состояние, которое до отставки мэра можно оценить в $10 млрд. Если действовать по закону, все это имущество нужно возвращать. Но тогда возникает другой вопрос: кому оно достанется? Главное, чтобы не таким же Батуриным, которые точно так же будут монопольно всем управлять.
{PAGE}
   — А как же вам тогда удалось избежать потери доли вашего бизнеса в Москве?
   — Первый раз я встретился с Лужковым в 1997 году. У нас в банке тогда только что прошли обыски. Были возбуждены уголовные дела прокуратурой по сфабрикованному делу. И Лужков тогда принял меня достаточно весело. Загорелся какими-то моими идеями. Но уже где-то в 1998-1999 годах он становится членом триумвирата со Скуратовым и Примаковым, где каждый мечтал стать президентом. Скуратов все время хотел посадить меня, о чем он заявлял по телевидению, заводил дела, проводил допросы, изымал документацию. Это продолжалось несколько лет. Бросали гранату в окно моего банка, обстреливали мою машину, закладывали пластиковую взрывчатку мне в дом, стреляли в меня из гранатомета. В общем, было весело. Дальше жизнь так повернулась, что вся эта троица оказалась противниками Бориса Ельцина и Владимира Путина. И генпрокурор канул в Лету, так как всем было хорошо известно, какой образ жизни ведет «человек, похожий на Скуратова»… Для меня самым главным принципом всегда была борьба с коррупцией, а Лужков и та система, которую он построил, является олицетворением коррупции. Это явление международного масштаба — на уровне африканских диктаторов Сесе Мобуту и Сани Абача или правителя Филиппин Фердинанда Маркоса. Мои выступления на эту тему Лужкова и Батурину ужасно раздражали. Они подали против меня несколько десятков исков, которые, разумеется, выиграли — у нас же московским судьям мэрия квартиры выдает. Использовались разные способы убрать с дороги, причем зачастую весьма изощренные. УБОП зачем-то разыскивал меня целый год, допрашивали мою маму, когда я спокойно работал в Госдуме и ни от кого не прятался. Были даже нападения на моих родственников, которые до сих пор не расследованы.
   — Появление статьи о якобы имевшем место браке Владимира Путина и Алины Кабаевой в вашей газете «Московский корреспондент» — тоже часть борьбы лужковского окружения с вами как с идеологическим противником?
   — Разумеется, но это лишь вершина айсберга. «Московский корреспондент» изначально выходил тиражом 30-35 тыс. экземпляров. Это была единственная газета, которая писала правду о том, что на самом деле происходит в столице — как раз все, что сейчас показывают телеканалы. Лужков завалил суды исками, выдавил газету из всех автоматов и киосков, запретил всю наружную рекламу, милиционеры арестовывали разносчиков… Тираж упал до нуля. В таких условиях издавать газету было невозможно, мы приняли решение ее закрывать, и в редакции об этом знали. И вдруг в субботу выходит явно заказной материал, который за большие деньги занесли в газету «нужные люди». Тут же другие «нужные люди» статью показывают Путину и его близким. Одновременно с помощью ручных СМИ искусственно раскручивается грандиозный скандал. А Лужков потирает руки и ждет, что меня посадят… Если проанализировать разные провокации против меня в последние годы, то четко просматривается целенаправленная кампания. Например, в 2007 году в Москве Лужков и Батурина напросились на встречу с Виктором Януковичем, который был тогда премьером Украины. Знаете зачем? Предложили отобрать у меня гостиницу «Украина» в Киеве! К чести Януковича, он с ними на эту тему даже разговаривать не стал. Сказал, что все должно быть по закону. Или возьмите историю с провалившейся попыткой создания компании «Росавиа», которая должна была угробить «Аэрофлот», где Национальная резервная корпорация является крупнейшим частным акционером. Там же главным застрельщиком выступал Лужков, который привлек к этому проекту «Ростехнологии». Самый свежий сюжет — летом этого года неожиданно появляется заявление в милицию, подписанное близкой к мэрии общественной организацией, как они себя именуют, «бывших работников прокуратуры», — «Объединенной общественной приемной», которая требует привлечь меня к уголовной ответственности по обвинению в вымогательстве! Причем об этом тут же пишет британская газета Times. Начинаем разбираться, и выясняется, что какой-то жулик по фамилии Скворцов — якобы вице-президент ВТБ, который украл у одной из наших компаний несколько миллионов долларов и теперь прячется в Анголе, — нашел себе такую замечательную «крышу»…
   Вообще, взбешенный Лужков, которого накручивала жена, специально влезал в те отрасли, куда я вкладывал свои деньги, — авиаперевозки, сельское хозяйство, домостроение, Крым, культура и благотворительность. И хотя возможности наши были несопоставимы — бюджет Москвы догнал бюджет Нью-Йорка, — везде мне удалось показать гораздо большую эффективность. Лужкову уже никогда не создать самого большого картофельного хозяйства в Европе, не восстановить Театр им. Чехова, не построить тысячи домов в малоэтажных поселках в России, пятизвездочные курортные комплексы в Крыму и детский онкоцентр в Питере.
   — Многие правозащитники уже заявили, что при новом мэре произойдет очередное закручивание гаек, вы согласны с этим мнением?
   — Хуже, чем при Лужкове, быть не может, это очевидно. Даже у моей мамы и у «Новой газеты» открылись глаза. Но сейчас новому градоначальнику будет не до политики: ситуация в городском хозяйстве на грани техногенной катастрофы. Инфраструктуру не ремонтировали с советских времен, коммуникации в аварийном состоянии. И мэру надо предотвратить коллапс, иначе вина будет переложена на Медведева, который уволил Лужкова и назначил нового градоначальника. Между прочим, выборы помогли бы Кремлю, ведь выбрали бы все равно того, кого поддержит федеральная власть, а вот ответственность была бы на гражданах. Будет очень жалко, если назначат ничего не понимающего человека. Но это решать Путину, который возглавляет правящую партию, и Медведеву, который официально вносит кандидатуру. Мне очень импонируют Собянин, Волошин, Шойгу. Кстати, очень хорошая кандидатура — Кирилл Андросов, бывший зам. Собянина. А вот в качестве сити-менеджера, который будет управлять хозяйством, вполне бы подошли Шанцев или Росляк, как люди, хорошо знающие город и его проблемы.
   

   ДОСЬЕ
   Александр ЛЕБЕДЕВ родился в 1959 году. Окончил экономический факультет МГИМО. С 1983 по 1992 год служил во внешней разведке КГБ СССР, с 1987-го работал в посольстве СССР в Великобритании. В 1993 году основал Русскую инвестиционно-финансовую компанию, с 1995-го — основной владелец Национального резервного банка и созданной на его базе Национальной резервной корпорации. Баллотировался на посты мэра Москвы (2003 год) и мэра Сочи (2009 год). В 2004-2007 годах — депутат Госдумы. Является акционером и издателем «Новой газеты», владельцем британских газет The Independent, The Independent on Sunday и London Evening Standard.

   

   АКТИВЫ ЛЕБЕДЕВА
   В 2010 году Александр Лебедев занял 34-ю строчку в списке 100 самых богатых бизнесменов России, по версии журнала «Форбс», с состоянием в $2 млрд. Принадлежащая ему Национальная резервная корпорация владеет около 20% акций авиакомпании «Аэрофлот», 26% акций лизинговой компании «Ильюшин Финанс Ко» и пакетом акций «Газпрома». В числе ее активов — Национальный резервный банк, Национальная жилищная корпорация и ациональная земельная компания в России, Энергобанк и Европейский страховой альянс» на Украине, авиаперевозчик Red Wings, авиализинговая компания Alpstream в вейцарии, гостиничные и рекреационные комплексы в Крыму.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK