Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "И еще по поводу Гитлера"

Статья , выбранная редакцией для комментария, заставляет меня опять обратиться к Гитлеру. По правде говоря, для колумниста это вполне благодарная тема.Не много существует исторических персонажей, дающих столько возможностей для размышлений. И это несмотря на то, что как отдельный человек Гитлер представляет собой жалкую и убогую фигуру. Именно поэтому авторы по большей части пишут не о нем самом, а о том, какое влияние этот асоциальный персонаж оказывал на окружающий мир. Или задаются вопросом о том, был ли приход Гитлера к власти случайностью или исторической закономерностью.

Только один вопрос является для историков табу: Если бы Гитлер не пришел к власти. Если бы он не начал войну. Если бы он победил. Подобные размышления — область литературы, а не истории. Но поскольку колонка Уленшпигеля и носит скорее беллетристический, чем исторический характер, мы позволим себе небольшой экскурс в мир воображаемого.

В этом мире мы можем представить себе любое развитие событий, какое захотим.

Я думаю, никто не будет возражать, если мы остановимся на лучшем из всех возможных вариантов. Представим себе, что некий ефрейтор А.Г. наступил на мину в Первую мировую войну. Или утонул в выгребной яме. Или — в соответствии с исторической справедливостью — погиб во время газовой атаки.

После Первой мировой войны различные националистические движения в Германии хотя и набирают мощь, но в отсутствие подходящей фигуры на роль лидера ни одно из них не может стать настоящей политической силой. Одновременно демократические политики, такие как Густав Штреземан и не убитый нацистами Вальтер Ратенау, продолжают курс на сближение с бывшими военными противниками, не опасаясь реваншистских истерик. Начинается экономический подъем, причиной которого была вовсе не политика нацистов, а общемировой рост экономики, последовавший за кризисом. Немцы окончательно убеждаются в преимуществах демократического способа правления.

Дальнейшее развитие Германии просматривается только пунктиром. Многие представители немецкой культуры и науки не покинули бы вынужденно страну, Германия по-прежнему была бы ведущей мировой научной и культурной державой. Альберт Эйнштейн, Эрнст Любич и Вернер фон Браун остались бы немцами. Вероятно, уже в 50-е годы мы высадились бы на Луне, а самые престижные в мире кинематографические премии ежегодно вручались бы в Бабельсберге.

А что бы происходило в других странах? В Советском Союзе репрессивный курс Сталина в отсутствие внешней угрозы сталкивался бы с растущим сопротивлением и становился бы еще жестче. И в тысяча девятьсот сорок каком-нибудь году соратники убили бы вождя в коридорчике. Ослабленная номенклатура погрязла бы в бесконечных конфликтах. Англичане использовали бы возникшую неразбериху, чтобы усилить свои позиции в Малой Азии и на Ближнем Востоке за счет ослабевшего СССР. Противостояние между Советским Союзом и Британией носило бы не острый, а затяжной характер, превратившись в растянувшийся на десятилетия пограничный конфликт.

Британская империя, которой не нужно было бы бороться с Германией, смогла бы не только предотвратить потерю колоний, но и увеличить свои владения. Сосредоточившая свои силы на борьбе с антиколониальными восстаниями по всему миру, Британия постепенно превратилась бы в главного мирового злодея. Основным соперником на Востоке стала бы Япония, борющаяся за власть и влияние под маской поддержки освободительной борьбы. В Соединенных Штатах возобладало бы изоляционистское движение, превратив США в достаточно мирную региональную державу.

Слишком смелый сценарий? Может быть. Конечно, нельзя предусмотреть все возможные варианты развития. Проблемы, о которых мы даже и не думаем, могли бы стать причиной катастроф иного рода. Или другой человек мог бы занять место Гитлера, и события в результате развивались бы в точности по тому же сценарию. Но и без перемещения в мир вымысла очевидно одно: сегодняшний мировой порядок был бы невозможен без Второй мировой войны. Без Гитлера не было бы социалистического блока и Варшавского договора. До сих пор существовала бы Лига Наций, без всякого привилегированного права вето. И проблем у Германии было бы куда меньше. Уже хотя бы поэтому Уленшпигелю кажется совершенно необъяснимой позиция некоторых немцев, считающих себя патриотами и в чем-то одобряющих Гитлера.

И довольно о нем. И так этот господин постоянно проникает в мои тексты, как будто нет других тем для разговоров. Сгинь, нечистая, и больше здесь не появляйся! Ну хотя бы в следующих пяти колонках.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK