Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "I like to be in America"

Портрет художника: как легенда Бродвея Артур Лорентс совершил революцию в мире мюзикла, создав полвека назад «Вестсайдскую историю».Он давно пережил обоих своих друзей из тех блестящих времен нью-йоркского Бродвея, которых с нежностью называет Ленни и Джерри. Вместе с Леонардом Бернстайном и Джеромом Роббинсом, родившимися, как и он, в 1918 году, Артур Лорентс создал в 1957 году легендарный шедевр под названием «Вестсайдская история», открывший новую страницу в истории музыкального театра.

В юбилейный год всемирное турне привело сухонького старца с лукавой улыбкой и острой памятью (в беседе свой возраст он округляет: «Мне где-то 90») еще раз в Париж, город, в котором после войны он провел некоторое время, как и многие из американских интеллектуалов: «Денег практически не было, но в начале 50-х в Европе с парой долларов в кармане можно было вполне прилично жить».

В позапрошлый вторник в парижском Theatre du Chatelet состоялась премьера новой инсценировки всемирно известного мюзикла. В будущем году его увидят в Лейпцигской опере, в музыкальном театре Баден-Бадена и в Дюссельдорфской опере.

Действительно ли в «Мировом турне по случаю 50-летнего юбилея» можно будет увидеть оригинальную версию «Вестсайдской истории», сыгранной 26 сентября 1957 года в нью-йоркском театре Winter Garden? «Нет, подождите. — Лорентс делает движение рукой, как бы останавливая собеседника. — Мы точно воспроизвели только хореографию, придуманные Роббинсом танцевальные номера. Все это аккуратно восстановил его старый ассистент Джой Макнили, а декорации, костюмы и освещение — новые».

Лорентс не большой любитель музейной консервации. В следующем году он планирует сам сделать новую инсценировку этого произведения на Бродвее: «Нужен свежий взгляд, потому что восприятие искусства со временем меняется».

Неизменным остается лишь послание мюзикла, смысл которого Лорентс сводит к одному слову — «человечность». «Вестсайдская история» — это рассказ о враждующих бандах подростков Jets и Sharks, о любви между Тони и Марией, преодолевающей стену ненависти. Это манифест против лицемерия и самодовольства.

С американским ханжеством ему и самому пришлось столкнуться. В бейсболе есть правило «трех фолов». Лорентс — еврей и гомосексуалист «Был бы я еще и цветной, Голливуд меня бы не принял». Спутник его жизни, актер Том Хэтчер, с которым он прожил вместе 52 года, скончался год назад. Эта потеря изменила все его отношение к жизни. «Раньше я никогда не думал о смерти. Я не ударился в веру или религиозность. Но приходят мысли о духовном».

Политическая позиция Лорентса всегда была где-то слева. Правда, ни в одной партии он не состоял. Но хватило и убеждений, чтобы оказаться в фокусе внимания Комитета по антиамериканской деятельности времен злосчастного сенатора Маккарти. Было время, когда у него отбирали паспорт, но он оставался непоколебим. Его друг Роббинс был членом американской компартии. Вот он своей гомосексуальности никогда не признавал. В отличие от Лорентса, он выдал очень многих. Роббинс называл имена, чтобы спасти собственную карьеру. «Он был великий художник, но мерзкий человек», — вспоминает Лорентс не без печали.

Немецкий фильм о штази «Жизнь других» Лорентс посмотрел с большим интересом. «Каждый человек должен установить для себя границу, за которую заходить нельзя», — говорит старик. Голливудская система звезд превращала людей в лицемеров, лишала чувства юмора. «У звезд никакой самоиронии не бывает, а когда у человека нет чувства юмора, он мертв». Объявляя эту свою маленькую жизненную мудрость, Лорентс, несмотря на свои мелкие габариты, смотрится львом.

Его суждения иногда очень резкие. Барбару Стрейзанд он открыл в одном кабаре, когда ей было 19 лет. «Она вовсе не здорово выглядела, но была уже артисткой, хотевшей стать голливудской звездой. И ей удалось убедить всех в том, что так, как выглядит она, как раз и должна выглядеть голливудская звезда. Этот пример доказывает, какой силой обладает дух». В отличие от нее, Кэтрин Хэпберн «была звездой, но не была артисткой».

Лорентс имел успех в Нью-Йорке и Голливуде и как писатель, и как сценарист, и как драматург. Сценарием Gypsy (1959) он гордится больше, чем «Вестсайдской историей». Были у него и грандиозные провалы, как со сценарием «Ник и Нора» (1991). «На Бродвее правит Schadenfreude — он произносит немецкое слово, означающее злорадство.

Но имя его навсегда связано с «Вестсайдской историей». Идея пришла в голову Роббинсу. Он хотел перенести шекспировских Ромео и Джульетту в современность. Сидя у бассейна гостиницы в Беверли-Хиллз, Лорентс предложил сюжет с подростковыми бандами в крупном американском городе как кальку любовной истории. Он написал самое точное и самое краткое либретто мюзикла всех времен.

«Роды» проходили трудно, продюсеры и критики сначала были в ужасе: что, два трупа в первом акте? Изнасилование прямо на сцене? И третий жмурик вместо хеппи-энда? Изломаны все законы жанра, да к тому же музыка Бернстайна слишком оперная, странная смесь свинга, джаза и ритмических хитросплетений. Потребовалось много-много лет, прежде чем возникли сходные по гениальности сценарии в жанре мюзикла — сначала появились «Волосы» (1967), а затем «Иисус Христос — суперзвезда» (1971).

«Мы и не думали об успехе, — уверяет Лорентс сегодня в скромной гримуборной парижского Theatre du Chatelet. — Нам важно было только ощущение того счастья, которое дает абсолютно удавшееся творчество».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK