Наверх
12 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "…И НИКАКИХ БЛОГОВ"

Подрастающее поколение, провозглашенное «поколением Интернета», на самом деле посредственно разбирается в Сети. А модные веяния Web 2.0, начиная с блогов и заканчивая социальными сетями вроде Twitter, у тинейджеров энтузиазма не вызывают. Последние исследования подтверждают: в жизни молодежи по-прежнему есть нечто более важное.    Йетлиру семнадцать. Кёльнский гимназист запросто мог бы оказаться героем одной из привычных историй о «сетевом поколении», которому якобы грозит с головой уйти в виртуальность.
   Йетлир рос с Интернетом: сколько он себя помнит, «выход» был всегда. Половину свободного времени он проводит с Facebook, на портале YouTube и в чате.
   И все же по-настоящему значимо для него другое, прежде всего — баскетбол. «Команда важнее, — говорит Йетлир. — Я бы ни за что не прогулял тренировку». Да и вообще реальная жизнь на первом месте: «Если мне предлагают встретиться, я сразу же выключаю шарманку».
   Люди постарше могут считать Всемирную паутину революционной средой, восхи-щаться возможностями, которые дают блоги, наперегонки «постить» в Twitter. С Йет-лира довольно, чтобы рядом сидели друзья, а на порта-ле YouTube не иссякали новые ролики. Он даже не думает заводить блог — и не знает никого из ровесников, кто бы занимался подобными вещами. В Twitter он тоже никогда не общался: «Для чего?»
   В жизни Йетлира Интернет играет парадоксальную роль: подросток активно пользуется им, но делает это без энтузиазма. Без Интернета никак, но нужен он только тогда, когда больше заняться нечем. «Так, придаток», — говорит он.
   «Уравновешенность» Йетли-ра типична для сегодняшней молодежи, подтверждает ряд недавних исследований. Первое же поколение, не представляющее себе жизни без Интернета, не придает ему чрезмерного значения и пренебрегает последними достижениями Сети. Всего 3% молодых людей ведут сетевой дневник. И не более 2% регулярно участвуют в пополнении «Википедии» или в реализации аналогичных проектов, в основе которых — труды волонтеров.
   Не менее последовательно манкирует поколение, чура-ющееся блогов, и общедос-тупными коллекторами ссылок вроде Delicious, а также фотопорталами, такими как Flickr и Picasa. И вообще, хваленый интерактивный Ин-тернет, так же известный как Web 2.0, похоже, подрастающим «гражданам Сети» просто до лампочки. Об этом свидетельствуют результаты масштабного исследования, проведенного Институтом им. Ганса Бредова.
   А ведь эксперты уже не один год с восторгом говорят о мо-лодежи нового типа: техни-чески одаренной, мобильной, «включенной» в Сеть, страдающей хронической нетерпеливостью, избалованной обилием раздражителей в Ин-тернете — и проводящей жизнь исключительно в симбиозе с компьютерами и мобильниками. Дескать, технологии работы в Интернете передались ей еще как бы на генетическом уровне. Посему СМИ окрестили ее представителей «кибердетьми», «поколением @» или попросту «сетевым поколением».
   В числе обильно цитируемых выразителей подобных идей американский писатель Марк Пренски (64 года) и его канадский коллега Дон Тэпскотт (62 года). Пренски создал концепцию «цифровых туземцев», уроженцев цифрового мира, лунатически доверяющих всем тем возможностям, которые дает Интернет по части вовлеченности и са-мопрезентации — и безнадежно оторвавшихся в этих вопросах от старших. Тех, кому уже стукнуло двадцать пять, Пренски уподобляет «переселенцам», мигрировавшим в мир «цифры» в зрелом возрасте, — их выдает беспомощность, как выходцев из других стран — их забавный акцент.
   Успела образоваться своего рода мини-отрасль — ряд авторов, консультантов и сообразительных служителей ме-дицины зарабатывают на хлеб, транслируя послание неизменного содержания: молодежь, утверждают они, формируется исключительно под воздействием онлайн-мира, в котором растут сегодняшние дети. В частности, из это-го следует, что в школе необходим совершенно новый подход: привычные формы и методы не позволяют достучаться до молодежи.
   Доказательств практически не приводится, предсказания основываются не на исследованиях, а в основном на эффектных примерах — юных виртуозах Сети, коих единицы. Однако, как считают ученые, такие примеры мало что говорят о поколении в целом. И потому исследователи задались целью ликвидировать образовавшиеся пробелы в дан-ной сфере знаний.
   Многочисленные исследования, проведенные за последнее время, позволяют понять, как молодые люди на самом деле используют Интернет. Выводы специалистов перечеркивают большинство стереотипов, связанных с «се-тевым поколением», — и подрывают веру, что техника может изменить все.
   Сотрудники Института им. Ганса Бредова, заинтересовавшиеся «подростками эпохи социальных сетей», подошли к проблеме как нельзя более основательно. В дополнение к репрезентативному опросу они провели 28 подробных интервью с юношами и девушками. И здесь вновь подтвердилось, что Интернет в первую очередь служит укреплению дружеских связей. Пользователи социальных сетей, будь то Facebook или SchuelerVZ, обмениваются сплетнями, острословят, позерствуют — все в точности как в реальной жизни.
   Для большинства опрошенных Интернет — это не новый мир, а полезное дополнение к старому. Отношения между человеком и средством коммуникации характеризуются понятной с учетом сказанного прагматичностью. «Каких-либо доказательств того, что Интернет накладывает свой отпечаток на молодежь, мы просто не обнаружили», — считает зальцбургский специалист по проблемам ком-муникации Ингрид Паус-За-зебринк, которая руководила проектом.
   «Граждане Сети», которым приписывается необычайная интернет-виртуозность, не слишком искусны даже в обращении со «своим» средством коммуникации. «Худо-бедно они работают в Сети, — рассказывает гамбургский специалист в сфере образования Рольф Шульмайстер. — Запускают любую программу, знают, где раздобыть музыку или фильм. Но действительно хорошо разбираются единицы».
   Шульмайстер, эксперт по электронным средствам обучения, может об этом судить: за последнее время он провел более 70 исследований на эту тему в разных странах мира. Ученый пришел к выводу, что Интернет вовсе не доминирует в жизни нового поколения. «Медиасреде по-прежнему уделяется только часть свободного времени, — убежден он. — Интернет же — это лишь одно из средств коммуникации. Подростки все еще больше внимания уделяют встречам с друзьями или спорту».
   Что, впрочем, не может нанести урон бренду «поко-ление Интернета». «Это такая понятная, избитая метафора, — говорит Шульмайстер, — просто она без конца повторяется».
   Очевидно, способ установления связи особого значения не имеет. Дело не в средствах коммуникации и не в устройствах. Важно одно: для чего их можно приспособить. А здесь вариантов множество — и прежде всего это касается Интернета, который служит и телефоном, и своего рода телеприемником с расширенными возможностями.
   Развлекательный контент занимает вторую строчку в пользовательской статистике. Чтобы послушать музыку, сегодня большинство подростков пользуются различными сервисами в Интернете, а не радиоприемником — такой вывод содержится в исследовании Лейпцигс-кого университета, проводившемся в «далеком» 2008 году. Интересно, что видеопортал YouTube тем временем тихой сапой стал «музыкальным автоматом» планеты, покрывающим все потребности молодежи,- сложно припомнить композицию, которой нет на портале.
   «Это практично, еще и когда хочешь найти что-то новенькое», — радуется Пиа. Поиск оказывается весьма эффективным, как правило, достаточно ввести полстрочки песни, услышанной на какой-нибудь вечеринке, чтобы YouTube отыскал соответствующий видеоролик.
   Интернет обогащается содержанием «старших товари-щей», порой заступая на их место. Молодежная аудитория, неизменно жадная до об-щения и развлечений, все ак-тивнее использует в своих целях Сеть. Пожалуй, это не слишком солидная база для революционных перемен в образе жизни.
   К тому же большому числу подростков весь этот «онлайн-балаган» попросту безразличен. 31% из них редко пользуются социальными сетями или не пользуются ими вовсе. Анне «в мире без Интернета недоставало бы разве что схемы линий железной дороги». Торбену «просто жаль времени» на компьютер. Он играет в гандбол и футбол, ему хватает «в день минут десяти на портале Facebook».
   Зато одноклассник Том подчас забывает о времени, разрываясь между Facebook и чатом. «Это странное чувство, — признается он, — когда понимаешь, что опять прошла уйма времени, а толку нет». Для него не секрет, что других Интернет засасывает куда сильнее. «У нас у всех найдутся знакомые, — кивает Пиа, — которые дни напролет зависают в Сети». Не исключено, что это лишь за отсутствием чего-то лучшего, возражает Йетлир: «Если пригласить их пойти куда-нибудь вместе, ни один не откажется».
{PAGE}
   К слову, даже завзятые обитатели Интернета — далеко не прирожденные эксперты в вопросах пользования им. Чтобы Сеть приносила пользу, нужно понимать, как функционирует мир, открывающийся в Интернете. А такого понимания нередко нет. Единственное, в чем молодежь превосходит людей постарше, — это непринужденность за компьютером. «Они просто пробуют новое, — говорит Рене Шепплер, преподаватель висбаденской средней школы. — И открывают для себя все, что возможно. Вот только не знают, как что устроено».
   При этом в силу неопытности школьники нередко переоценивают собственные возможности. «Они считают себя истинными экспертами, — вздыхает Шепплер. — Но как доходит до дела, ребята не могут даже нормально воспользоваться поиском».
   Однажды он действительно включил в учебный план Google. Цель урока — овладение продвинутой техникой поиска. Ученики стали смеяться: «Google? Да мы его знаем, используем каждый день! А тут господин Шепплер задумал учить нас Google!»
   Тогда им дали задание: подготовить эскиз плаката, посвященного глобализации, — на примере индийцев, нашедших работу благодаря схемам лизинга персонала. И тут настала очередь учителя веселиться: «Они вбивают в поисковик один запрос за другим, потом раз-раз-раз: не то, не годится, следующая попытка, — рассказывает Шепплер. — Они тут же ставят крест на находках, часть из которых могут быть неплохими. Думают, что могут сортировать информацию, на самом же деле просто отпихивают все от себя — очень быстро, крайне суетливо и столь же поверхностно. А при первом же удачном варианте, который кажется им более или менее подходящим, они прекращают копать».
   Мало кто представляет себе, откуда в Сети берется контент. И потому на вопрос об источнике то и дело поступает ответ: «Это я нашел в Google».
   Наблюдения Шепплера под-тверждаются учеными, изучающими поисковое поведение в Интернете. Вывод, полученный специалистами Британской библиотеки в ре-зультате обширных исследований, отрезвляет: «сетевое поколение» плохо понимает, что нужно искать, поверхностно знакомится с находками и с трудом может оценить их значимость. Вердикт британцев гласит: «Широкая доступность технических возможностей не привела к повышению информационной компетентности молодежи».
   В отдельных школах уже осознали, что здесь действия требуются от учителей. В чи-сле пионеров — гимназия, в которой учатся Йетлир и Том, Пиа и Анна: кёльнская школа имени императрицы Августы. «Наши ученики должны уметь использовать Интернет продуктивно, — убежден учитель музыки Андре Шпанг, — а не щелкать мышкой почем зря».
   Поэтому на уроке Шпанг пользуется возможностями Web 2.0. Его двенадцатиклассники создали блог, посвященный музыке XX века, — «они просто не знали, что это такое». Сегодня же они пишут статьи об алеаторике или конкретной музыке, сочиняют несложные 12-тоновые ряды, подбирают звуковые примеры, видеоролики и ссылки на эту тему. И каждый может онлайн посмотреть, чем в тот или иной момент заняты другие, оставить свой комментарий и получить фидбэк — так создается некоторая публичность, благоприятно сказывающаяся на честолюбии участников.
   Вся необходимая техника — простая и быстрого развертывания. Поэтому ее стали применять и на других уроках. В школьный репертуар вошли даже «минивики» по образцу большой «Википедии». Коллега Шпанга, Томас Вит, недавно с учениками 10-го класса создал небольшую энциклопедию электромагнетизма. «Раньше мы могли лишь работать в группах, — говорит Вит, — после чего зачитывались доклады — долго и скучно. А теперь каждый прочитывает все — хотя бы потому, что статьи связаны друг с другом, нужно создавать перекрестные ссылки».
   Попутно ученики узнают, как в Интернете найти надежную информацию. А чтобы они могли понять, что именно выдал поисковик, регулярно устраивается старомодное «обучение методам»: чтение, понимание, пересказ. Иными словами, это не дети, «рожденные в Сети», с их знанием виртуального мира, дают фору учителям, а преподавателям приходится с трудом объяснять, как сделать, чтобы онлайн-среда приносила пользу.
   Большинство школьников впервые смогли обогатить Интернет собственными тво-рениями. Широкая публичность их не привлекает, стремление к самовыражению присуще немногим — даже анонимные ролевые игры на виртуальной сцене, как, например, онлайн-мир Second Life («Вторая жизнь»), подростков не привлекают. Молодежь прямо-таки зациклена на реальных отношениях: все, что делается и пишется, ориентировано на собственную группу.
   Сказанное относится и к жанру видео, который больше других способствует появлению творческих позывов. Много это или мало, но 15% подростков хотя бы однажды выкладывали в Сеть видеоролики, большей частью снятые на мобильник.
   Свен показывает пример в YouTube: вот он с несколькими друзьями в плавках на берегу реки; а вот они все вместе вбегают в еще ужасно холодную воду. «Да-да, — заверяет Свен, — такие вещи вызывают интерес, о них говорят!» И правда, ролик уже собрал 37 комментариев, все — от знакомых.
   «А здесь, — продолжает Свен, указывая на монитор, — здесь на страничке в Facebook недавно кто-то «запостил» просто точку. Тем не менее уже 7 человек щелкнули по кнопке «Мне нравится!», а 83 — оставили свой коммент».
   То, что старшему поколению, возможно, покажется бессмыслицей, для молодежи — часть жизни в группе, не менее важная, чем приветливый кивок или офлайн-болтовня ни о чем. Интернет стал чем-то совершенно естественным, и ничто не показывает это лучше, чем «пост» с точкой. Он — противоположность особого мира, в котором случаются особые вещи.
   «Массовое использование средств коммуникации начинается, когда эти средства становятся пригодными для повседневного общения, — считает гамбургский специалист в области образования Шульмайстер. — И тогда они служат целям, которые существовали и раньше».
   Для молодежи поворотный момент наступил. Интернет больше не является чем-то, на что они готовы добровольно расточать свою умственную энергию. Похоже, переполох вокруг «киберпространства» был феноменом прежних поколений, влюбленных в технику «отцов-основателей». В течение краткого переходного периода Сеть казалась чем-то необычайно новым, иным, некой революционной силой, всеохватной и все преображающей.
   Молодым такой взгляд чужд. Они практически не говорят об «Интернете», от них, скорее, можно услышать Google, YouTube или Facebook. Им уже не совсем понятно, что значит «выйти в Сеть».
   «Это понятие лишено смысла», — полагает Том. Пережиток времен, когда Интернет еще был чем-то особенным и представлялся отдельным пространством, отграниченным от настоящей жизни — неким особым, таинственным миром, в который можно попасть и из которого можно уйти.
   Том и его друзья сегодня бывают, как они выражаются, просто «онлайн» или «офлайн». И значит это одно: доступность для общения — или ее отсутствие.
   

   НА ЛИНИИ — «КИБЕРДЕТИ»
   По всей видимости, сама статистика подтверждает, что техника поглощает все большую часть обыденной жизни. Недавнее исследование «Молодежь в медиасреде» Союза исследований в области медиапедагогики Юг-Запад показало: 98% людей в возрасте от 12 до 19 лет сегодня имеют выход в Интернет и проводят в Сети, по собственным оценкам, в среднем 134 минуты в день — всего на 3 минуты меньше, чем за просмотром телевизора.
   Впрочем, одно лишь время мало что говорит. Вопрос в том, чем занимаются «кибердети» на линии. А в этом они не сильно отлича-ются от прежних поколений подростков: во главе угла — общение с себе подобными. На него у них уходит почти половина времени. На электронную почту, чат и социальные сети вместе приходится львиная доля пользовательской статистики.
   Так, Том, одноклассник Йетлира, разве что не круглые сутки поддерживает контакт с тремя-четырьмя десятками друзей. Каналы связи меняются в зависимости от обстоятельств: с утра можно немного посидеть в чате, на большой перемене — обменяться несколькими SMS, после школы — непременное «заседание» в Facebook и пара звонков по мобильнику, на ночь — одна-две сессии непринужденной видеосвязи посредством интернет-сервиса Skype.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK