Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "И жена его — Конституция"

 Александр Архангельский: С праздником, дорогой коллега!

Архангельский Александр: Спасибо. А с каким?

Александр Архангельский: Да с днем Конституции. У вас, западников-интеллектуалов, зрение дальнее, а память коротка. Что в сопредельных странах — видите хорошо, а что под носом — не видите. Своя Конституция вам неинтересна, вам бы конституционную реформу на Украине обсудить… Но вспомните, при каких драматических обстоятельствах она принималась. Мрачная осень 1993-го. Белый дом в черной саже. Все куда серьезнее, чем сегодня на Украине. И новый Основной закон, который позволяет выбраться из исторического тупика…

Архангельский Александр: Ах, я сейчас разрыдаюсь. Хотите правду? Не интересует меня наша Конституция. Потому что интересовать может лишь то, что соблюдается не на словах, а на деле. Сталинская Конституция 1936 года была весьма демократичной, кого волновало ее содержание? С нынешней — то же самое. Равенство всех форм собственности перед законом в ней прописано, а на практике — произвол. Состав присяжных по делу Пичугина распущен, процесс засекречен; людей из ЮКОСа начали брать как финансовых заложников — до продажи «Юганскнефтегаза», по отработанной схеме выкатили налоговый иск «ВымпелКому» за 2001 год — всего-то $150 млн., по чистой случайности сумма равна выручке компании… Это действующая Конституция или беспредел? Пойдем дальше. Конституция вроде бы обещает нам, гражданам России, право демократического выбора власти. На всех уровнях. Мешает это мгновенно перейти от избираемости к назначаемости? Отнюдь, как говорил причмокивающий враг народа Гайдар. Что же до исторической памяти, то это она у вас короткая, г-н патриотический интеллигент. День принятия российской Конституции нынешнего образца был отмечен фактической победой Жириновского на парламентских выборах 1993 года. Вот так-то.

Александр Архангельский: Если бы не было железных норм Основного закона, вы бы не имели возможности четко оценивать происходящее как беспредел. Именно она, Конституция, дает вам основание осуждать нынешнюю политическую и экономическую реальность как отступление от незыблемых правил. Она, Конституция, мешает до конца задавить свободу высказываний. На любые темы. Вон, на прошлой неделе кремлевский обозреватель «Коммерсанта» Андрей Колесников представил двухтомник своих ехидных очерков под названием «Я видел Путина!». Причем представил в прямом эфире НТВ.

Архангельский Александр: В том самом эфире, откуда за день до того изгнали Алексея Пивоварова за комментарий касательно назначения Леонида Парфенова главным редактором русского «Ньюс Уика» и давешнего увольнения с НТВ.

Александр Архангельский: При чем тут Конституция? При чем свобода слова? Есть корпоративная этика, действующая и на Западе, и на Востоке: журналистам, как менеджерам и проч., запрещено публично комментировать внутренние дела корпорации, пока они в ней работают. Уход Пивоварова из эфира — потеря и для НТВ, и для зрителя. Потеря Парфенова для телевидения — драма. Но, увы, это было неизбежно; сотрудник, использующий эфир, чтобы вынести сор из избы, должен быть лишен такой возможности. Странно объяснять это вам, с вашим западническим настроем.

Архангельский Александр: Мой настрой предопределен ухудшающейся ситуацией и искривляющейся реальностью, которая в той же мере не может быть описана корпоративными правилами, в какой несоотносима с действующей Конституцией. Да, при нормальном положении вещей поступкам Парфенова и Пивоварова нет оправдания, как, наверное, нет оправдания Ющенко, принесшему присягу в парламенте, как не было оправдания Ельцину, распустившему Верховный совет указом 1400… Но попробуйте представить — не было бы указа 1400, не было бы стрельбы по Белому дому. И то, что на нас лишь надвигается сегодня, стало бы нашей жизнью еще одиннадцать лет назад. Или если бы Ющенко не принес присягу, не произвел бы фактический переворот, не нарушил бы теперь уже старую, украинскую Конституцию. Выиграл бы он, осуществилась бы конституционная реформа на Украине? Ответ очевиден.

Александр Архангельский: Знаете, был такой поэт Передреев, который написал нелестную статью о Пастернаке. И его морально уничтожил критик Евгений Сидоров, опубликовав отклик под названием «Пастернак и Передреев: спор неравный».

Архангельский Александр: Да, уровни несоотносимы, но схема одинаковая. Рано или поздно возникают обстоятельства, когда правила нужно нарушить ради восстановления нормы. Воцаряющаяся несвобода эфира оправдывает поведение ведущих журналистов НТВ: клин клином вышибают.

Александр Архангельский: Ничто ничем не оправдывается. Отвергая нормы на том основании, что наши оппоненты их не соблюдают, мы попадаем в хаос, из которого выход один.

Архангельский Александр: Да. Революция.

Александр Архангельский: Нет. Анархия.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK