Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Игорь без правил"

Дипломатический опыт Игоря Иванова времен Бориса Ельцина вряд ли пригодится ему при Владимире Путине. Окажется ли министр иностранных дел РФ восприимчив к новому опыту — это вопрос его карьеры.Партнерство ради вражды

Встреча глав внешнеполитических ведомств России и США Игоря Иванова и Колина Пауэлла 24 февраля в Каире подвела черту под затянувшимся на месяц этапом «притирки» новой американской администрации к работе на международной арене в режиме реального времени. После каирского рандеву уже понятно, как будут развиваться отношения двух стран в ближайшие годы. Единственное, что не ясно,— как в этот процесс впишется российский министр иностранных дел Игорь Иванов.
Ситуация же такова, что за месяц пребывания Джорджа Буша у власти в США двусторонние отношения Москвы и Вашингтона ухудшились настолько, насколько это вообще возможно между партнерами (а российско-американского партнерства официально еще никто не отменял).
Начать с того, что в феврале новая американская администрация наконец сказала, что думает о России. Сперва советник президента по национальной безопасности Кондолиза Райс в интервью французской «Фигаро» назвала Россию «угрозой национальной безопасности США». Тезис Райс конкретизировало американское разведсообщество, представив в конгрессе свой ежегодный доклад об угрозах национальной безопасности. Глава разведывательного управления Пентагона Томас Вильсон заявил, что уже к 2015 году Россия разработает новейшее космическое оружие. А директор ЦРУ Джордж Тенет указал на возможность случайного ракетного запуска со стороны России, на сотрудничество Москвы в ядерных делах с Тегераном, Пхеньяном и Дели.
Вскоре министр обороны США Дональд Рамсфельд обвинил Россию в распространении технологий производства оружия массового уничтожения. «Русские сначала распространяют эти технологии, а потом жалуются, что США хотят защитить себя от плодов этих самых действий. Мне это кажется неуместным»,— объявил глава Пентагона. Американская защита — это и есть новая ПРО, против создания которой не первый год борется Москва. Кроме Рамсфельда о необходимости развертывания системы ПРО уже заявили все знаковые фигуры американской внешней политики: Джордж Буш, Кондолиза Райс и госсекретарь Колин Пауэлл.
Если российско-американским отношениям на этот момент и не хватало еще каких-то проблем, так это громкого шпионского скандала. И он случился. В лесу возле своего дома в штате Вирджиния агенты ФБР задержали с поличным 56-летнего сотрудника бюро Роберта Хансена, который последние пятнадцать лет якобы работал на Москву и поставлял ей сверхсекретные сведения.
Министр в арьергарде

Конечно, Москва не молчала — на каждый выпад Вашингтона следовал ответ российских чиновников. На обвинения Дональда Рамсфельда начальник Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны генерал-полковник Леонид Ивашов заявил: «Россия безупречно выполняет свои международные обязательства, в том числе по режиму нераспространения ракетных технологий».
В ответ на поимку шпиона Роберта Хансена воронежская ФСБ разоблачила юного американского разведчика: 24-летнего аспиранта местного института Джона Тоббина задержали за хранение наркотиков, но потом вдруг установили, что до приезда в Россию он получил на родине диплом профессионального дознавателя. Как предположили силовики, учеба Тоббина в Воронеже была на самом деле частью «страновой и лингвистической подготовки» будущего шпиона, которому вскоре могли поручить уже более ответственное задание.
Впрочем, перечисленные контрвыпады носили очевидно периферийный характер. Наибольшие усилия российские внешнеполитические деятели сконцентрировали на главном направлении: противостоянии созданию Америкой все той же противоракетной обороны. Здесь Москва вела привычно широкомасштабное наступление. При этом наступал кто угодно, только не глава внешнеполитического ведомства Игорь Иванов.
Так, в начале февраля в Мюнхене прошел представительный саммит военных специалистов европейских стран, где тематика ПРО была одной из главных. Среди приглашенных был и секретарь Совета безопасности России Сергей Иванов. Времени он там даром не терял: активно участвовал в дискуссии, провел несколько встреч в формате один на один, давал пресс-конференции. По итогам своей поездки Иванов удовлетворенно отметил, что у европейских военных экспертов по-прежнему много опасений насчет планов развертывания американцами ядерного зонтика.
С 19 по 21 февраля в Москве с визитом побывал генсек НАТО Джордж Робертсон. Российские чиновники делали все возможное, чтобы высокому гостю у нас понравилось: была организована его личная встреча с Путиным, хотя первоначально она считалась маловероятной, а один из главных российских «ястребов» генерал Леонид Ивашов даже заявил, что Россия в свое время может вступить в НАТО — «если это будет совсем другая организация». Гвоздем же программы стала встреча Робертсона с российским министром обороны Игорем Сергеевым, во время которой последний передал заграничному гостю «конкретные предложения» касательно создания европейского ПРО — нашего ответа американскому плану. О существе этих предложений, впрочем, остается гадать: известно только, что российская ПРО — тактическая, она не будет закрывать всю Европу, а лишь перекроет возможные пути полета вражеских ракет. Правда, некоторые российские военные, видевшие переданные Сергеевым бумаги, на условиях анонимности сообщили журналистам, что им по-прежнему не хватает конкретики.
Потом наступила очередь президента. Во время визита в Сеул Владимир Путин подписал совместное с коллегой Ким Дэ Чжуном заявление, где была выражена совместная озабоченность американскими планами по созданию ПРО. Позднее Путин заявил, что готов предоставить уже Северной Корее (это одна из стран, от которых США якобы хотят закрыться ядерным зонтиком) услуги России для запуска космических аппаратов — если Ким Чен Ир откажется от ракетной программы. Если последнее произойдет, США лишится одного из главных козырей в создании ПРО.
Отметились даже парламентарии. Одновременно с Робертсоном в Москве по приглашению думской фракции «Единство» побывала высокопоставленная американская делегация во главе с конгрессменом Куртом Уэлдоном, кандидатом номер один, если верить американской прессе, на должность нового посла США в Россию. Из Вашингтона Уэлдон привез послания для президента Путина от его коллеги Буша, где содержались некие предложения по «совместной разработке» американского ПРО. Но анонимные российские военные эксперты немедленно назвали неприемлемыми любые предложения американцев, если для их реализации придется отказаться от договора по ПРО от 1972 года.
В общем, держать американский внешнеполитический удар пришлось в основном российскому президенту и главе его Совета безопасности. И только в конце февраля внести свою лепту в общее дело удалось российскому министру иностранных дел Игорю Иванову — на 24 февраля была назначена его встреча с американским визави Колином Пауэллом в Каире, куда обоих привел поиск мирного урегулирования на Ближнем Востоке. Миссия Иванова была тем более важна, что впервые с момента, когда началось новое противостояние между США и Россией, столь высокопоставленные чиновники двух стран встречались лицом к лицу.
Одиночное плавание

Беседа длилась полтора часа. По ее окончании министры вежливо улыбались, похлопывали друг друга по плечу и одинаково красиво рассказывали, насколько полезно поговорили. Хотя ни по одной из проблем (ПРО, санкции против Ирака, Чечня, свобода СМИ, Бородин) прийти к какому-то подобию единого мнения не удалось. Правда, собеседники не исключили, что президенты Путин и Буш встретятся до середины лета, но опять же не уточнили, когда это может произойти.
Конечно, от первой встречи двух дипломатов ожидать прорыва было бы бессмысленно. Однако неспособность министров договориться вообще ни о чем настораживает. Между тем просчеты, которые российский министр мог допустить во время контактов с предшественницей Пауэлла Мадлен Олбрайт (равно как и просчеты самой Олбрайт), не казались смертельными — личные отношения Клинтона с Ельциным, а потом и с Путиным позволяли рассчитывать на то, что лидеры все же найдут общий язык. Теперь же расклад сил совершенно иной.
Американские журналисты полагают, что у Колина Пауэлла есть все основания войти в историю, став самым могущественным госсекретарем со времен легендарного Генри Киссинджера. И дело отнюдь не в уникальных талантах генерала: просто по долгу службы ему придется отдуваться и за себя и за того парня, который 20 января вступил в должность президента США. «Многие говорят, что Буш не знаком с внешнеполитическими нюансами, путает названия государств и считает Талибан рок-группой. Но это вовсе не свидетельствует об умственных недостатках консерватора. Ему это просто неинтересно. Уж он-то точно не будет, как в свое время Клинтон, проводить ночи напролет за картой западного берега реки Иордан»,— уверены аналитики авторитетного журнала The New York Times Magazine.
Наблюдение журналистов подтверждают факты: почти за полтора месяца пребывания у власти он выбрался из страны только однажды, да и то лишь в соседнюю с Техасом Мексику, которая и так для него что дом родной. В марте запланирована поездка в Канаду. Поедет ли Буш до лета в Европу, не сообщают. Собственно, даже членов внешнеполитической команды Буш подбирал случайно. С Кондолизой Райс, своим нынешним советником по национальной безопасности и главным консультантом по внешней политике в ходе выборной кампании, он случайно познакомился в 1995 году только потому, что оба одинаково «неровно дышат» к американскому футболу. Буш же покорил Райс совершенно детской способностью без смущения задавать самые наивные вопросы об окружающем мире. Колина Пауэлла и Дональда Рамсфельда, ранее уже работавших в республиканских администрациях, Джорджу порекомендовал папа — Буш-старший, правивший страной с 1989 по 1993 год.
Внешнеполитическая проблема существует для Джорджа Буша, только если она касается его специфического понимания национальных интересов, сформированного в основном в период его губернаторства в Техасе. Именно поэтому он никогда не понимал и не поймет смысла миротворчества в Европе и Африке. Втолковать этому человеку, что Америка не может развернуть систему ПРО из-за договора, подписанного еще Брежневым и Никсоном в далеком 1972 году, не сможет никто, даже опытный разведчик Путин. Буш принял решение строить ПРО, и, значит, теперь это только вопрос времени.
В связи с этим депутат Думы от СПС генерал Эдуард Воробьев предлагает не нервничать: «Нам нельзя создавать положение, которое США могут использовать для одностороннего выхода из договора ПРО-72. Нужно из двух зол выбрать меньшее — не создавать взрывную конфронтационную ситуацию, а дать согласие на реформирование договора ПРО-72 таким образом, чтобы в нем учитывались интересы России».
Депутат от ЛДПР Алексей Митрофанов, соглашаясь с тем, что новая американская ПРО неизбежна, предлагает совсем другой стиль ответного поведения: «Остановить ПРО невозможно, потому что там завязаны интересы крупных группировок. Уже на первом этапе должно быть потрачено $60 млрд., а всего $300 млрд. А наши инициативы заимствованы из советской эпохи, и они тоже никому не нужные. Реальной угрозой для Запада будет наш выход из режима контроля над ракетными технологиями, к тому же и покупатель имеется — та же Индия. А еще мы можем выйти из договора по нераспространению ядерного оружия. Пока же мы идем в фарватере американской политики».
Так или иначе, российская инициатива по созданию общеевропейской ПРО, похоже, действительно вышла нам боком. Буш с подсказки своих советников тут же перехватил подачу: предлагая свой вариант ПРО, Россия, мол, тем самым подтверждает, что ракетная угроза со стороны Ирана и Северной Кореи существует — хотя Москва в связи с предполагаемой угрозой говорит лишь о неких террористах.
В этих новых условиях российская дипломатия будет вынуждена приобрести новые черты. Если Колин Пауэлл стал международным лицом США, значит, именно диалогу с ним теперь должно придаваться приоритетное значение. Причем вести эти переговоры придется не Владимиру Путину и Сергею Иванову, а коллеге Пауэлла — министру иностранных дел Игорю Иванову.
Между тем при Ельцине роль МИДа (в том, что касается дипобеспечения президентской внешней политики) сводилась в основном к отыгрышу неловкостей, которые возникали после очередного «дипломатического хода» Бориса Ельцина. Не имея отчетливо-самостоятельного внешнеэкономического курса, по-человечески обижаясь, что друг Билл, при всех улыбках и объятиях, на самом деле не считает его равноценным партнером, первый президент РФ порой позволял себе выходки наподобие пекинской — там он открыто пригрозил Америке ни много ни мало ядерным оружием. Делом Иванова было успокаивать мировую общественность.
При Путине, пока второй президент колесил по земному шару, добиваясь понимания позиции России, министр иностранных дел и вовсе оставался в тени, так что и предъявить претензии ему было не за что. Теперь же, когда к власти в Вашингтоне пришли другие люди и Иванов будет вынужден выйти в «одиночное плавание», его судьба может оказаться незавидной: дипломатический опыт Иванова времен Ельцина вряд ли пригодится ему при Путине. Окажется ли Игорь Иванов восприимчив к новому опыту — это вопрос его карьеры.

ЕВГЕНИЙ БЕЛОВ, ИНЕССА СЛАВУТИНСКАЯ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK