Наверх
16 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "Игра на выбывание"

Основными причинами ухода банков с рынка станут нехватка капитала и рискованная политика. Или просто желание Центробанка.   Как вы думаете, скольким банкам придется покинуть рынок в следующем году? Прогнозы делаются самые разные — от десятков до сотен. Даже официальные органы разошлись во мнении. Глава Агентства по страхованию вкладов (АСВ) Александр Турбанов считает, что в 2011 году лицензий могут лишиться 30 российских кредитных организаций из нынешней тысячи. «Не все решили проблемы сейчас, не все решат в следующем году», — отметил он. По мнению замглавы АСВ Андрея Мельникова, с рынка уйдут 10-12 банков. Другие эксперты настроены скептичнее: они полагают, в силу разных причин в следующем году прекратят деятельность порядка сотни игроков. Кто же из предсказателей окажется ближе к истине и что может стать причиной ухода банков с рынка?
   
ИЗБАВЛЕНИЕ ОТ МАЛЫХ СИХ


Центробанк давно уже начал проводить зачистку системы, повышая качество банков за счет сокращения их количества. В 2010 году вступило в силу требование по минимальному размеру уставного капитала кредитных учреждений, равному 90 млн рублей. Это стало поводом для ухода с рынка нескольких десятков кредитных учреждений. С 1 января 2012 года планка поднимется до уровня в 180 млн рублей. И это отнюдь не предел. В проекте стратегии развития банковского сектора до 2015 года также говорится о необходимости дальнейшего ужесточения требований к участникам системы. Правда, предлагавшиеся сначала в качестве минимально возможного капитала 250-500 млн рублей, к счастью «малышей», исчезли из документа. Но в ноябре министр финансов Алексей Кудрин заговорил о своем желании к 2015-2016 году поднять планку до 1 млрд рублей. Это предложение пока не принято, и вопрос остается открытым, но, судя по всему, от своей идеи Минфин не отступится: его цель — сократить количество банков в России на треть.
   Требование к минимальному размеру капитала, по мнению экспертов, станет основной причиной ликвидации банков в следующем году. По данным ЦБ, на начало декабря до уровня в 180 млн рублей не дотягивали 199 банков. Согласно подсчетам регулятора, для докапитализации им потребуется 11,5 млрд рублей. По мнению главного экономиста УК «Финнам» Александра Осина, из 199 банков примерно половине, скорее всего, тем или иным способом удастся нарастить капитал, остальным придется покинуть рынок.
   Экспертам понятно стремление Центробанка избавиться от самых маленьких. По статистике Банка России, на 200 крупнейших банков приходится 94% активов всей банковской системы. По большому счету, реальной банковской системой страны можно считать эти самые топ-200 банков, считают регуляторы.
   И дело не только в том, что роль «малышей» в экономике слишком мала. Власти нервирует, что большая часть из них попросту обслуживает интересы своих владельцев. Вдобавок среди мелких банков чаще встречаются нарушители закона. Так, в ноябре 2009 года много шума наделала история с отзывом лицензии у банка «Кубань» (его уставной капитал составлял всего 3 млн рублей), замешанного в деле о попытке хищения средств со счетов Пенсионного фонда. Как предполагают эксперты, кредитная организация специально могла быть куплена для проведения только одной мошеннической операции. Не так давно за сокращение количества банков высказался даже вице-премьер Сергей Иванов: «Они сами себя банками называют, а на самом деле это прачечные».
   Но, несмотря на такие примеры, не все специалисты в восторге от идеи поголовного истребления маленьких банков. «Устойчивость у небольших банков не меньше, чем у крупных, — говорит депутат Госдумы Павел Медведев. — Кроме того, у них есть своя ниша и клиенты, которые могут быть неудобны для крупных банков». А президент Московской международной валютной ассоциации Алексей Мамонтов считает, что за наступлением на мелкие кредитные организации угадываются интересы их более крупных собратьев.
   
КТО НЕ РИСКУЕТ?

Впрочем, опасности подстерегают не только небольшие структуры, но и крупные кредитные учреждения. Одна из них — отсутствие прибыли. Еще до кризиса убыточность в течение двух кварталов подряд вела к исключению банка из системы страхования вкладов (ССВ). И для многих это означало смерть.
   На время кризиса ЦБ ввел мораторий на исключение банков из ССВ, срок которого истекал к началу 2011-го. Однако регулятор был вынужден продлить его до середины следующего года. Если бы этого не произошло, то уже к лету мы бы увидели первых претендентов на отлучение от вкладов. Пока не все банки из-за восстановления докризисных норм резервирования могут генерировать прибыль: по итогам третьего квартала, например, убытки показывали 147 кредитных организаций из 1030. Отсутствие доходности фиксировали даже такие крупные игроки, как МДМ-Банк и Промсвязьбанк. В октябре в минус вышли МБРР и Бинбанк. Впрочем, банкиры уверены, что к лету они справятся с этой проблемой. Рост качества портфелей снизит отчисления в резервы, соответственно у банков будет появляться больше возможностей показать в итоге прибыль.
   Опасаются эксперты в 2011 году также последствий агрессивной политики по привлечению вкладов населения, которой во время кризиса увлекались многие. Из-за недостатка ликвидности некоторые банки щедро предлагали 20% годовых и более. Часть из них в конце концов попала под опеку АСВ. Но и сейчас все еще есть кредитные организации, обслуживающие депозиты по высоким ставкам, поскольку в договорах обычно предусмотрено как пополнение вкладов, так и их пролонгация. «Эти высокие проценты они сейчас отрабатывают всеми возможными способами, в том числе и за счет увеличения доходов от комиссионных операций», — говорит генеральный директор Национального рейтингового агентства Виктор Четвериков.
   Но это еще не все опасности, подстерегающие банки. Например, боятся банкиры нового роста просрочки. Согласно последней статистике Центробанка, на 1 ноября просроченная задолженность банков составила 6,3%, тогда как еще на 1 октября этого года она равнялась 6,2%. Череда реструктуризаций, к которым прибегали многие банки в отношении клиентов, когда-нибудь закончится — либо погашением кредита, либо дефолтом. И в случае ухудшения состояния экономики второй вариант развития событий станет более вероятным. То же самое касается кредитов физическим лицам: при росте безработицы качество их портфелей резко снизится.
   Кроме всего прочего, у экспертов вызывает беспокойство увлеченность наших банков инвестициями в ценные бумаги. Регулятор даже планирует ужесточить требования к расчету капитала для банков, активно вкладывающих средства в акции и облигации. Так, согласно данным ЦБ, с января по ноябрь такие вложения выросли на 35% — до 5,8 трлн рублей. «Многие банки, вместо того чтобы давать кредиты, торгуют ценными бумагами. Некоторые настолько увлеклись этими спекуляциями, что стали первыми жертвами кризиса и пошли на санацию. — говорит начальник аналитического управления Банка корпоративного финансирования Максим Осадчий. — Торговля ценными бумагами не относится к числу основных видов банковской деятельности. Клиент ожидает от банка надежного размещения средств, а вовсе не того, что банкир побежит с его деньгами играть в фондовую рулетку, тем более если учитывать короткий отечественный опыт в данной сфере».
   {PAGE}
СЛИЯНИЕ ЗНАЧИТ ЖИЗНЬ

Однако у банков, осознающих свою слабость, есть шанс присоединиться к другим игрокам рынка. Александр Турбанов считает, что кредитные учреждения должны объединяться в тот момент, когда находятся в рабочем состоянии. По его словам, сразу после отзыва у банка лицензии стоимость его активов стремительно падает, превращаясь в пыль.
   Впрочем, «малыши» не очень интересны для крупных банков, которые предпочитают ждать, когда они обанкротятся, и тогда скупать интересные активы по бросовым ценам.
   Зато в секторе небольших организаций возможны союзы с себе подобными. «Скорее всего, объединяться между собой будут маленькие банки», — полагает Виктор Четвериков.
   Пока же наиболее активно идут слияния среди крупных игроков. Наиболее привлекательными активами для слияний и поглощений являются кредитные организации, занимающие 21-50-е места по размеру активов, считают эксперты. Именно в этом сегменте рынка будет идти наиболее активный процесс консолидации. Как правило, такие структуры имеют широкую клиентскую базу, филиальную сеть, собственные уникальные технологии в части риск-менеджмента, интернет-технологий, продвижения услуг и т.п.
   Огромные вливания госпомощи, сделанные в период кризиса, — источник их мощной экспансии, объясняет Максим Осадчий. Тон на рынке сейчас задает ВТБ: он уже приобрел Транскредитбанк и часть Росбанка, следующая цель — Банк Москвы и, по слухам, «Хоум Кредит». ВТБ не единственный госбанк, проявляющий интерес к покупке других банков.
   Сбербанк решил шагнуть за пределы родины — он собирается приобрести австрийский Volksbank, располагающий сетью продаж в 9 странах Центральной и Восточной Европы.
   Слияния и поглощения поддерживаются и руководством страны, и регулятором. «Масштабы консолидации российских банков в 2011 году могут быть больше рекордного уровня 2010 года», — заявил директор департамента лицензирования деятельности и финансового оздоровления кредитных организаций ЦБ Михаил Сухов. По его словам, с начала уходящего года 18 российских кредитных учреждений присоединились к 12 другим банкам. Этот процесс охватил более 6% банковских активов. «В 2011 году процесс слияния и присоединения продолжится такими же темпами, а по масштабу и удельному весу в активах процесс следующего года может быть даже больше», — резюмировал Михаил Сухов и, кажется, прибавил: «Аминь!»

   ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ
   Сегодня в «книге памяти» на сайте «Банки.ру» значится 2107 кредитных организаций — именно столько их кануло в Лету за два десятка лет существования российской банковской системы. В последние годы количество ликвидируемых банков увеличивается почти равномерно. По статистике ЦБ, в 2009 году принудительно лицензий лишились 44 банка, добровольно, в ходе самоликвидации, — 3, еще 12 ушли с рынка в результате присоединения к другим игрокам. С начала 2010 года количество российских кредитных организаций сократилось на 35 — до 1023. По данным Центробанка, из всех организаций 965 являются банками, 58 — небанковскими кредитными организациями.

   

   И ПОВОДА НЕ НАДО!
   У ЦБ есть немало поводов для отзыва лицензий у банков, но теперь регулятор получит практически неограниченные полномочия даровать жизнь кредитным организациям или отбирать ее. Коллегия судей Высшего арбитражного суда (ВАС) рассматривает возможность закрепления отзыва банковских лицензий по формальным основаниям на высшем судебном уровне. Если президиум ВАСа согласится с коллегией судей и такое решение будет принято, то ЦБ сможет отзывать лицензии у банков за нарушения, не угрожающие интересам кредиторов и вкладчиков. И, скорее всего, президиум ВАСа поддержит коллегию, полагают эксперты. Причиной обсуждения вопроса послужил инцидент с Русским банком делового сотрудничества (РБДС). ЦБ отозвал у него лицензию, хотя реальных оснований для этого у регулятора не было, убежден владелец банка Сергей Таболин: банк просто сменил местонахождение на время ремонта, не уведомив об этом ЦБ. Суды низшей инстанции, куда обращался Сергей Таболин, признали действия ЦБ неправомерными. «Поскольку банк не осуществляет никаких кассовых операций, его единственным участником является Сергей Таболин, какая-либо угроза интересам вкладчиков и кредиторов отсутствует» — такие слова содержатся в их решениях. Однако ВАС отклонил эти решения и постановил, что действия руководства банка противоречили законодательству, поэтому ЦБ имел право отозвать у РБДС лицензию.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK