Наверх
9 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "Игра окончена?"

1 июля в России закрываются казино, но реально эпоха «одноруких бандитов» и рулеток завершится в 23:30 30 июня. Еще полчаса владельцам игровых залов отводят на то, чтобы выставить за дверь последних игроков.    Говорят, что Израилю понадобилось ровно два часа, чтобы покончить с игорным бизнесом. За 120 минут были закрыты не только все казино на суше, но и плавучие игровые залы в Мертвом море между Израилем и Иорданией. Чечне и Северной Осетии потребовалась одна ночь. Рамзан Кадыров решил проблему «одноруких бандитов» оперативно — с полуночи до шести утра. Белгородский губернатор потратил неделю. В Москве никто никуда не спешит.
   Нас не догонят!
   Чтобы выяснить, куда денутся игроки после 1 июля, корреспондент «Профиля» проиграл часть зарплаты в игровом комплексе «Молодая гвардия» на первом этаже гостиницы «Молодежная». Огромное пустынное пространство. Десять мужчин молча долбят по кнопкам Start. Один — чернее тучи. Кепка, на спине горб, трогательные пыльные башмаки с загнутыми вверх носами. Мужчина ждет бонуса — когда вишенки и лимоны выстроятся в ряд, улыбнутся своими лимонными улыбками и подарят ему пару сотен рублей.
   — Развлекаемся! — говорит мужчина. — Погоди, парень.
   У нашего собеседника на счету 68 рублей. Один из злобных лимонов дал ему только что еще двадцать. Мужчина оттаял. Зовут Михаил. Огородник.
   — А я не собираюсь никуда уходить. Это глупости, что закроют казино — не верьте никому. Мы как развлекались, так и дальше будем развлекаться!
   В голосе слышен какой-то вызов. Глаза холодные, лицо цвета выжженной земли на МКАД.
   — Давай поспорим на 100 рублей, что я здесь и 2 июля буду так же сидеть? Все это пропаганда. Нас не закроет никакой Лужков — потому что мы приносим в бюджет гигантские деньги. Ты слышал? Миллиарды мы приносим!
   Счет Михаила опять уполз вниз. Он уже играл на последние 40 рублей. Девять линий. Ставка — пятьдесят копеек. При наилучшем раскладе на такую ставку можно поднять рублей 300—500. Михаил своего часа ждет одиннадцать лет.
   — Я признаю, что стал лудоманом. Сейчас поеду на свой огород — в последнее время увлекся земляными работами. Немного отвлекает. А что закроют — вы это бросьте. Ну что, на сотку спорим?
   Мы поспорили. Михаил взял купюру. Спрятал в штаны. Торопливо откланялся. Ушел в направлении «Такси» — автомата с бешеным таксистом в главной роли, сорящим долларами.
   Два друга напротив колотят в «Магический кристалл». У них на дисплее вот-вот должен появиться волшебник — бородатый старикан с жезлом. Но пока старик только поднимает голову.
   — Это чудовищно, если закроют игровые залы, — объясняет Сергей, учитель физкультуры на каникулах. Рядом с ним дух из «Магического кристалла» выколачивает его брат Станислав. — Куда идти еще — если нет девочек, нет хаты? Здесь пришел, сидишь, пивом кормят, девок не надо.
   Брат Станислав перебивает его:
   — Тебе уже не нужны, а мне девочки не помешают.
   — На что ты их танцевать будешь?
   — А я у тебя возьму.
   Между братьями завязываются вялые финансовые переговоры. Между тем бородатый дед появляется на экране. Но поганый старик лишь без толку водит глазами: кристалла нет. Как и денег на счету у братьев. В учителе физкультуры просыпается предприниматель:
   — Вы знаете, что в приличном обществе за интервью надо платить?
   Мы поступили, как в приличном обществе. Благодаря этому «Профиль» узнал, что физкультурник в случае закрытия казино собирается пить водку. А его брат сказал так:
   — Мы с друзьями хотим осуществить одно мероприятие, которое принесет очень большие деньги. Точно знаю, чего я делать не буду: не буду искать подпольные игровые залы, не буду играть в покер, не буду слушать брата.
   У брата, которого не надо слушать, глаза сверкали. В них уже можно было рассмотреть нелегальные игровые залы, ставки по-крупному, темных личностей в полуподвальных притонах.
   — В нашей стране ничто просто так не исчезает, — авторитетно заявил он. — Закон сохранения веществ у нас действует как нигде хорошо. Я уверен, что откроются менее помпезные, но зато хорошо кормящие милицию заведения. И я их обязательно найду, потому что процентный выигрыш будет больше, все дело в налогах, которые никто уже никому платить не будет. Ну, а что — в семью возвращаться? Глупо как-то. Да и особо уже никто не ждет. А второго июня я нажрусь.
   Смена караула
   Заезжий француз, которого корреспондент «Профиля» раньше видел в «Молодой гвардии», оказался при ближайшем рассмотрении сербом. Зоран два года колотил по кнопкам одного автомата — где лошадь неприлично ржет, когда в нее попадает из револьвера ковбой. Брат-славянин лупил по лошади и почему-то всегда глупо улыбался. С той же улыбкой он рассказал про свои планы:
   — Занимаюсь югославской мебелью — я представитель нескольких компаний в Москве. За два года меня несколько раз пытались вызвать обратно в Сербию мои работодатели. Я ни разу не послушался, шефу говорил: «Братко, не могу, закрутился, много контрактов». Вместо этого я играл в лошадь. Теперь я знаю, что могу спокойно вернуться в Белград. Меня здесь уже ничего не держит. Для меня это были веселые годы. Хотя проиграл я 80 к 20.
   Если игроки еще строят планы на «день после», то менеджеры и крупье — в полном анабиозе. Мы спрашивали их: решили ли они, что будут делать после
   1 июля? Знают ли они о специальной бирже труда, открывшейся в Москве для персонала игорных заведений? Выбрали ли они себе другую специальность или переквалифицируются в покер-крупье? На все вопросы отвечают: «Нет», «Не знаю», «Не выбрал», «Не пойду». Только на вопрос, обещали ли им компенсацию, все ответили: «Конечно».
   В «Супер-слотсе» на Долгоруковской улице при входе — объявление. «Последняя ставка может быть сделана 30 июня в 23:30». Здесь люди имеют четкий ориентир по времени. Никто не говорит, что Лужкову не удастся закрыть казино. И игроки здесь рассудительные.
   — Ну вот, запретят залы. Останутся интернет-казино и покер-румы, — говорит «Профилю» директор IT-компании Александр (играет три года). — Их-то не запретишь! Как можно запретить Интернет в отдельно взятой стране, если это не Китай? Ставим сервер на Барбадосе, и плевать на законы 1/6 части суши. Так, может, лучше не запрещать, а контролировать и иметь налоги с деятельности?
   В наш разговор встревает симпатичная женщина в сером костюме.
   — Человек — существо играющее, ему нужен азарт, фан, интерес, — почему-то полушепотом сообщает нам учитель русской литературы в средней школе Мария. — Малолетки в «Контрол страйк» режутся в клубах, проигрывая родительские деньги, студенты просаживают стипендию в WoW, LineAge II или Eva online — у меня сын такой, поэтому я знаю, как мама. Человек все равно найдет, куда потратить свои деньги, чтобы получить порцию адреналина. Только при таком подходе деньги пойдут мимо государевой кассы. Что, на мой взгляд, большой минус для государства.
   Почти все игроки с Долгоруковской знают, что делать 2 июня. Будут катать шары за деньги, играть в преф, в очко — вариантов много. Даже секьюрити на входе сказал, что можно домино с мужиками во дворе по 500 рублей за «рыбу» заколачивать.
   В казино «Шангри Ла» уже все хорошо. Слот-автоматы и игровые столы отправлены на склад в Подмосковье, на их месте открыт покер-клуб. Свободных мест нет. Страшный гул. Победители кричат: «Флэш!» «Стрит!» «Фулл хаус!» Проигравшие — под нос: «Твою мать!» Каста покерных профи видна моментально по poker face — особому непроницаемому лицу и полнейшей тишине за столом. И еще по черным очкам на носу — взгляд может выдать. На выходе ловим с иголочки одетого мужчину. Представился Евгением. Давно живет выигрышами в онлайн-казино, поэтому к закрытию «аналоговых» игорных заведений относится спокойно.
   — Я профессиональный игрок в онлайн-покер. Я не болен, в обществе анонимных игроманов не состою. При этом могу сказать, что матожидания в покере выше, чем в других играх.
   — А что такое матожидания?
   — В двух словах — сколько процентов от сделанных ставок ты выиграешь или проиграешь при достаточно большом количестве ставок, играя по оптимальной стратегии, то есть правильно. Например, если угадываешь, орел или решка, и всегда ставишь на решку, то при большом количестве подбрасываний монеты матожидания равны нулю. А если иногда ставишь на орла, иногда на решку, то матожидания при большом количестве подбрасываний гораздо меньше нуля.
   — Почему онлайн-покер, а не вживую?
   — Онлайн-покер быстрее, нет суеты вокруг стола. Для некоторых игроков присутствие других людей — главный элемент игры, тогда как для меня важнее математика. В реальном казино я оказался бы в убытке, так как завсегдатаи прекрасно читают язык тела. Я и не задумываюсь, подходящее ли у меня лицо для игрока — плевать. Однажды в настоящем казино мне выпал ройал флэш — это случается иногда, — и мои руки затряслись так, что все вокруг поняли, что к чему. А ведь вероятность выпадения таких карт — примерно, 650 000 к 1. Перед компьютером в Сети я могу трястись, это не повлияет на ход игры.
   — А пасовать в Сети нужно как-то по-особенному?
   — Я не делаю секрета из того, как играю. По-моему, ошибка многих начинающих игроков в том, что они рано пасуют, имея на руках слабый набор. Я пересилил в себе это.
   — Твои самые большие выигрыши?
   — Самые крупные мои выигрыши равны моим самым крупным потерям. Однажды я потерял $5 тыс. ну и выиграл примерно столько же.
   Мы попрощались с Евгением, и я направился к выходу. Странно, но секьюрити игровых залов, которые еще остались в столице, говорят вам «до свиданья».
   — Может быть, прощайте?
   В ответ — только смех.
{PAGE}

   Как это начиналось
   Принято считать, что первым залом игровых автоматов был зал в гостинице «Интурист», ныне не существующей. В начале 1988 года там установили около двадцати «одноруких бандитов». Ежедневная выручка с каждого автомата составляла 350 рублей. К концу 1988-го открылся зал в гастрономе «Новоарбатский». Культовым персонажем тех времен была некая 80-летняя Бабушка Лас-Вегас из Севастополя. Играла она по маленькой, зато ежедневно в течение нескольких лет. Валютные казино в Москве начали появляться с 1989 года. И первое — в гостинице «Савой». Под него выделили один номер на втором этаже, где разместили три игровых стола — рулетку, стол для покера и блэк-джека. За полгода работы выручка превысила $800 тыс. Притом что к бару даже не была подведена вода.

   Столица покера
   Большинство закрываемых в Москве казино уже переформатировались в покер-клубы. Но на самом деле Москва уже два года как покерная столица мира. Конечно, у нас в тысячи раз меньше комнат для игры, чем в Америке, зато есть закрытый покерный клуб Golden Ring, в котором самая дорогая игра в мире. Бывшие руководители клуба утверждали, что каждый вечер люди выигрывают и проигрывают здесь $2—3 млн. А одна раздача может принести $1,5 млн. Попасть туда можно только по приглашению. Обычно здесь не играют, если ставка ниже $25 тыс. Игроки — политики, бизнесмены, чиновники.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK