Наверх
8 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ИГРА В ПРИВАТИЗАЦИЮ"

Правительство объявило о новой масштабной распродаже госсобственности. На деле государство сохранит контроль над крупнейшими компаниями, а полученные деньги проест.    Правительство объявило о планах ус-троить большую распродажу госсобственности. Обещано про-дать около 900 предприятий и пакетов акций. За пять лет (2011-2015 годы) правительство рассчитывает заработать 1,8 трлн рублей. Что, за сколько, кому и когда бу-дет продано, пока неизвестно. Пока очевидно следующее: власти таким образом рассчитывают одолеть дефицит бюджета и поправить свое реноме в глазах иностранных инвесторов. Но при этом с контролем над крупнейшими компаниями государство расставаться не намерено.
   
СИГНАЛ ИЗ ДАВОСА


   Впервые о возможной про-даже акций компаний и банков с госучастием загово-рили в начале этого года. Глава Сбербанка Герман Греф в январе на Давосском форуме выступил с неожиданным предложением. «Надо приватизировать госбанки, я предлагаю начать со Сбербанка», — сказал он и пояснил, что «у государства дефицитный бюджет», а «высочайшая капитализация Сбербанка позволяет очень выгодно продать большой пакет акций». По его мнению, сначала надо снизить долю государства до минимального размера контрольного пакета, а потом начать обсуждение вопроса полной приватизации. Присутствовавший на той дискуссии министр финансов Алексей Кудрин не стал возражать. «Как и глава Сбербанка, я жду момента, когда Российская Федерация начнет продавать государственные банки», — заявил он. Но отметил, что первым стоило бы продать не Сбербанк, а ВТБ.
   Затем на какое-то время об этой дискуссии забыли. А в июле стало известно, что Минфин и Минэкономразвития (МЭР) подготовили совместный проект плана приватизации на 2011-2013 годы, в который включили пакеты акций крупнейших российских компаний и бан-ков. Глава МЭРа Эльвира Набиуллина сообщила, что, по предварительным оценкам, от приватизации можно будет выручить 600-700 млрд рублей.
   В дальнейшем аппетиты правительства относительно предполагаемых доходов от приватизации только росли. В сентябре появилась цифра в 1 трлн рублей, а после заседания правительства 20 октября вице-премьер Игорь Шувалов озвучил новый уровень — 1,8 трлн рублей за 2011-2015 годы. Для этого предполагается продать около 900 федеральных унитарных госпредприятий (ФГУП) и госпакетов акций.
   Впрочем, к цифре 1,8 трлн рублей надо относиться с большой осторожностью. Про-гнозный план приватизации существует только на 2011-2013 годы (копия есть в распоряжении «Профиля»). На момент сдачи номера в печать он все еще находился на согласовании в Минфине и не был утвержден правительством. В этом документе есть оценка доходов от приватизации, и это все тот же триллион рублей. Причем прак-тически все средства пред-полагается выручить от продажи акций крупных компаний. От реализации акций 805 акционерных обществ и 121 ФГУПа планируется получить всего 6 млрд рублей в 2011 году и по 5 млрд в 2012-2013 годах.
   Когда, в какой форме и за сколько предполагается продать государственное добро, неизвестно. Заявлено, что в каждом случае будет применен индивидуальный подход, во всяком случае это касается крупнейших компаний. Есть общие сроки — 2011-2013 годы — и самая примерная финансовая оценка, судя по всему, основанная на рыночных котировках акций. «В общей сложности к приватизации намечены 15 крупных пакетов акций, сейчас готовится доклад правительства президенту, затем будут определены схемы продажи акций. Где-то это будут прямые продажи, где-то — IPO», — заявил помощник президента Аркадий Дворкович.
   Он сообщил также, что до конца текущего года планируется продать только 10% акций ВТБ. Игорь Шувалов оценивал 10-процентный па-кет ВТБ минимум в $3 млрд. В банке «Профилю» подтвердили, что «в настоящий момент речь идет о продаже 10% пакета акций бан-ка ВТБ группе инвесторов». Но комментировать информацию относительно сроков продажи, а также назвать потенциального покупателя отказались.
   Что будет продано в следующем году, похоже, не решено. Судя по активности высказываний чиновников, на очереди акции Сбербанка. «Сейчас по вопросу приватизации ведется концептуальная дискуссия. По формату пока нет определенности, — пояснил «Профилю» заместитель председателя правления Сбербанка Антон Ка-рамзин. — Продажа на рынке несколько предпочтитель-нее, однако, прорабатывать-ся будут одновременно и ва-рианты продажи части этого пакета одному или нескольким стратегическим инвес-торам». Подготовка продажи пакетов акций в несколько процентов в случае с нашим банком может занять длительное время — от полугода до года. Как публично заявляли представители правительства и ЦБ, рассматривается возможность приватизации пакета акций размером около 9% от капитала начиная с 2011 года. Если приватизироваться будет па-кет большего объема, сроки подготовки могут продлиться», — рассказал Антон Карамзин.
   
В ПОИСКАХ СМЫСЛА

    Однако давайте отвлечемся от технических параметров новой приватизации и попробуем понять ее экономический смысл. Строго го-воря, приватизация — это всегда замена менее эффективного собственника (государства) на более эффективного (частного владельца). И целью приватизации как раз и является повышение эффективности компании, но цель эта достижима в случае перехода контроля к но-вому собственнику. В данном случае государство, как мы видим, не собирается расставаться с контролем практически ни в одной крупной компании с госучастием. Тогда в чем смысл?
   Эксперты сразу отметили, что масштабная продажа активов вызвана, прежде всего, желанием покрыть дефицит бюджета, который в ближайшие три года будет колебаться в районе 1,8 трлн рублей. Иными словами, основная цель частичной распродажи государственных акций — фискальная. И в этом принципиальное отличие нынешней волны приватизации от предыдущих — ваучерной и «залогово-аукционной». То-гда все-таки предпринималась попытка создать нового, более эффективного собственника. Сегодня ничего подобного не происходит.
   Вторая цель — имиджевая. Дело в том, что ставка впервые открыто делается на зарубежных покупателей. По неофициальной информации, продать пакет акций ВТБ предполагается группе иностранных инвестфондов во главе с американским TPG. Все это должно продемонстрировать, что российское правительство пред-принимает усилия по разгосударствлению экономики и улучшению инвестиционного климата.
   Попытка «Профиля» напрямую выяснить, насколько интересны иностранцам названные в правительственном списке активы, не удалась. Мы обратились в несколь-ко компаний, приглашенных правительством участвовать в организации торгов, но не получили ни одного конкретного ответа. Остается согласиться с экспертами в том, что миноритарные пакеты могут привлечь преимущественно портфельных инвесторов. А это означает, что никаких серьезных изменений в госкомпаниях — улучшения корпоративной культуры, большей прозрачности и повышения эффективности управления — ждать не приходится.
   Между тем саму идею масштабной приватизации никто не подвергает сомнению. Это был бы шаг в правильном направлении, считает директор департамента стратегического анализа компании «ФБК» Игорь Николаев. Доля государства в экономике по-прежнему велика, полагает эксперт Экономической экспертной группы (ЭЭГ) Анна Васильева. По ее мнению, в последние годы, несмотря на все разговоры о необходимости повышать конкуренцию, государство консолидировало в своих руках очень много активов.
   Действительно, по оценке Центра развития ГУ-ВШЭ, например, доля государства в банковском секторе России превышает 50% и соответствует уровню Белоруссии, Туркмении и Узбекистана. Однако, как отмечает Анна Васильева, государство, к со-жалению, не пошло на то, что-бы окончательно передать контроль над крупными пред-приятиями частному сектору. «Хотелось бы видеть настоящую приватизацию ряда компаний с переходом управления в частные руки», — отмечает эксперт.

   По большому счету, объявленную акцию и приватизацией назвать сложно, ведь контроль, особенно в крупных компаниях, остается у государства. Это процесс, скорее, можно назвать разгосударствлением. «Трудно переломить себя и отдать все; и без того появление частных акционеров и директоров вызывает зубовный скрежет у менеджеров госкомпаний», — говорит заместитель директора Центра развития ГУ-ВШЭ Валерий Миронов.
   Кроме того, у экспертов вызывает серьезные опасения и то, как будут продаваться компании. Как говорит Валерий Миронов, «в России чиновники часто, что назы-вается, просто гребут под се-бя». Чтобы собственность не переходила в руки аффили-рованных с чиновниками структур, нужны открытые торги с привлечением как можно большего числа участников, считает Анна Васильева. А Игорь Николаев вообще не верит в то, что у нас приватизация может быть честной и справедливой. Основной, недекларируемой целью он считает «переход собственности в нужные руки». По его мнению, даже если приватизация состоится в заявленных объемах, то это не станет шагом в сторону либерализации. «У нас даже частному предприятию государство мо-жет диктовать, что делать. Что захочет власть, то и будет, какой бы ты частный ни был. Вот если бы одновременно с этим начался демонтаж «вертикалей власти», тогда можно было бы говорить о стремлении государства снизить свою роль в экономике», — констатировал Игорь Николаев.
{PAGE}
   В итоге мы имеем довольно-таки неутешительную картину. Государство, захватившее командные высоты в эконо-мике, собирается продать часть принадлежащих ему активов, не уступив контроля ни в од-ной из значимых компаний. Называется это все почему-то приватизацией. Ни к каким позитивным переменам в «приватизируемых» компа-ниях это, скорее всего, не приведет. Вырученные от про-дажи деньги предполагается использовать для затыкания бюджетных дыр, то есть про-есть или частично разворо-вать. Ведь даже в президентской администрации признают, что примерно 20% денег, направляемых у нас в стране на госзакупки, просто-напросто расхищается. Такая вот «волна приватизации» -чудесная, чисто бюрократическая затея.

 

   ЧТО ПРОДАЕМ?
   Список крупных российских компаний, пакеты акций которых предполагается продать, известен. В него вошли: 25% минус 1 акция ОАО «РЖД», 25% минус 1 акция «Роснефти», 7,97% минус 1 акция «Русгидро», 4,11% минус 1 акция ФСК ЕЭС, 50% минус 1 акция «Совкомфлота», 7,58% минус 1 акция Сбербанка, 35,5% минус 1 акция ВТБ, 100% акций Объединенной зерновой компании (ОЗК), 50% минус 1 акция «Росагролизинга». При этом акции РЖД и «Росагролизинга» предполагается продать не ранее 2013 года.
   Кроме того, государство планирует продать свои пакеты акций в компаниях, уже являющихся частными. Это «Апатит», «Уралкалий» «Авиакомпания «Сибирь», УАЗ, Архангельский траловый флот, Мурманский морской рыбный порт, Новолипецкий меткомбинат, банки «Уралсиб», «Россия», НРБ и т.д. Где-то доля государства значительна (например, в «Апатите» — это 20%), а где-то исчисляется десятыми долями процента.

  

   КТО КУПИТ?
   Предугадать, каким будет спрос на госпакеты акций российских предприятий, довольно сложно, и мнения экспертов по этому вопросу расходятся. «Стоимость таких крупных активов определяется, исходя из ситуации в мировой экономике, и интерес иностранных инвесторов тоже зависит от того, насколько привлекательными являются в тот или иной период активы стран развивающихся рынков», — считает главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова.
   «Я думаю, что спрос будет высоким, — говорит руководитель отдела акций «ИФД КапиталЪ» Константин Гуляев. — Все, конечно, зависит от рыночной конъюнктуры и цены продажи, но государство, видимо, специально определило широкие временные рамки приватизации, чтобы выбрать наиболее подходящий момент»
   А вот заместитель директора Центра развития ГУ-ВШЭ Валерий Миронов, проводивший для Минэкономразвития исследования по приватизации, говорит, что, поскольку мировая экономика пока не в лучшем состоянии, роста стоимости российских акций ожидать в ближайшие два-три года не стоит. «Мировая экономика пока тормозит, а мы зависим от мировой экономики», — отмечает он. В то же время эксперт уверен, что по текущим ценам активы продать можно, поскольку макроэкономическая обстановка в стране стабильная.
   Константин Гуляев полагает, что государство не будет стремиться к тому, чтобы в «Роснефти» или Сбербанке появился один новый крупный акционер. «Скорее всего, это будут различные зарубежные инвестиционные фонды и институциональные инвесторы, что упрочит состав акционеров и повысит репутацию российских компаний. Хотя и ответственность государства тоже», — подчеркивает он. С этим согласна и Наталия Орлова, поскольку речь идет о размещении миноритарных пакетов: «С точки зрения привлекаемых капиталов, именно иностранные инвесторы будут играть определяющую роль в процессе приватизации».
   Проблема в том, что иностранные инвесторы не уделяют российским активам такого же внимания, как компаниям в других развивающихся странах — Китае, Бразилии, Индии. По данным Центра развития ГУ-ВШЭ, в настоящее время зарубежных фондов, специализирующихся на России, всего 46, тех же, у кого доля российских активов не превышает 10% , — почти две тысячи. При этом основной интерес к нам сейчас сосредоточен в Азии, а большинство глобальных портфельных инвесторов из Европы и Америки избегают вложений в рискованные активы. Западная деловая пресса уже отмечала, что большая часть массы запла-нированных на текущий год IPO российских компаний, так и не состоялась. «Волна IPO российских компаний разбилась о безразличие инвесторов», — пишет французская La Tribune (перевод Inosmi.ru). «То, что начиналось как крупномасштабное наступление России на мировые рынки, постепенно превращается в беспорядочное бегство», — отмечет автор статьи.
   Но проблема неблагоприятной внешней конъюнктуры не из разряда непреодолимых. В конце концов власти не ограничили себя во времени и списке активов. Саид Баткибеков, директор отдела по развитию инфраструктурных и государственных проектов компании «Тройка Диалог», видит серьезные препятствия в другом: «На мой взгляд, на пакеты акций крупных компаний спрос будет большим. Здесь уместнее говорить о том, что ограничения будут не со стороны спроса, а со стороны государства. Правительство может решить ограничить круг покупателей по каким-то активам. Например, пакеты будут продаваться только стратегическим инвесторам, или к каким-то торгам не будут допущены иностранцы. Но вопрос ограничений — это во многом вопрос политический, а не экономический. Поэтому в отношении некоторых активов точно спрогнозировать сегодня, каким образом они будут продаваться, сложно».
   С этим мнением согласны и другие эксперты. Поскольку правительство не озаботилось адекватной оценкой выставляемых на продажу активов, не разработало финансовых моделей развития хотя бы сотни ведущих компаний, есть сомнения в том, что план будет реализован в заявленном масштабе. «Рынку бросили кость, но не факт, что все 900 предприятий будут проданы», — полагает Валерий Миронов.

   

   КТО ПРОДАЕТ?
   Правительство уже определило десятку консультантов, которые займутся продажей акций российских компаний с госучастием. Это «ВЭБ Капитал», «ВТБ Капитал», «Ренессанс Брокер», Российский аукционный дом, Сredit Suisse, Deutsche Bank, JPMorgan, Merrill Lynch, Morgan Stanley, Goldman Sachs.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK