Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Игры доброй воли"

С приходом Владимира Путина к власти эпоха «революционных прорывов» во внутренней политике закончилась. Похоже, в ближайшее время и внешняя политика станет скучнее и предсказуемее. По крайней мере, предстоящая встреча Путина и Буша вряд ли выведет двусторонние отношения на качественно новый уровень. Она, скорее, станет подтверждением существующего «статус-кво».Начинающийся на этой неделе российско-американский саммит, как это не раз бывало в преддверии встреч подобного уровня, породил в российском обществе самые разные ожидания. С одной стороны, российские официальные лица заявляют о грядущем успехе нашей дипломатии, добившейся от США уступок по проблеме СНВ. Оптимисты считают, что им удалось уломать США пойти на заключение взаимообязывающего договора, а не аморфного соглашения, на чем те настаивали еще на прошлом саммите. С другой стороны, левопатриотические пессимисты уже заявляют, что Россия в очередной раз «прогнулась», а Путин, пойдя на договор с Америкой, откроет, выражаясь языком левых, новый этап «предательства национальных интересов страны». Однако, судя по всему, очевидный изъян этих умозаключений заключается в явной переоценке возможностей России влиять на характер двусторонних отношений.
На самом деле, «переговорный ресурс» российской дипломатии на сегодняшний день практически всецело определяется готовностью наших американских партнеров вести доброжелательный диалог с Россией. При отсутствии доброй воли с их стороны любые потуги наших дипломатов просто обречены на неудачу. Ведь российские экономический, политический и даже военный потенциалы настолько несопоставимы с американскими, что о диалоге «равных» не может быть и речи. В условиях же, когда «противостояние двух систем» ушло в прошлое, а о применении ядерного оружия просто не может быть и речи, статус России как ядерной державы не дает ей никаких дополнительных козырей в отношениях с США.
Очевидно, что именно точное понимание этой тревожной на первый взгляд, но вполне объективной ситуации и позволило российскому президенту найти правильный тон в отношениях с американцами. Путин неоднократно заявлял, что Россия намерена «настойчиво стремиться» к созданию «благоприятной внешней среды», которая, по его словам, и является «важнейшим условием нормального существования страны». Собственно, в таком подходе и заключается прагматизм российского президента. Путин понимает, что России нет смысла надувать щеки, не имея ресурсов для реализации даже части своих прежних амбиций. Следовательно, ей и впредь придется идти на уступки Западу и прежде всего Штатам, которые являются признанным мировым лидером и мало считаются с чьими-либо интересами, кроме собственных. Видимо, после неких раздумий в Москве пришли к выводу, что России гораздо выгоднее уступать Америке, сохраняя с ней добрые отношения и видимость партнерства, нежели все равно подчиняться воле США, но уже в условиях диктата и недоброжелательности с их стороны.
Сами себе партнеры

Безусловно, такой подход не дает России каких-либо мгновенно осязаемых дивидендов. Собственно, она к ним особенно и не стремится. Ведь, в отличие от Горбачева и Ельцина, ставивших целью во что бы то ни стало получить, во-первых, западные кредиты, а во-вторых, одобрение курса проводимых ими реформ, Путин всячески демонстрирует «самодостаточность». Взяв курс на модернизацию страны и используя благоприятную экономическую конъюнктуру, российский президент делает ставку не на получение кредитов, а на привлечение инвестиций.
При этом Путин, имея несопоставимо более высокий — по сравнению с горбачевским и ельцинским — рейтинг, отнюдь не нуждается во «внешней накачке», то есть одобрении Западом своих внутриполитических шагов. Наоборот, проведенная в первый год президентства «разведка боем» (курс на силовое решение чеченской проблемы, закрытие НТВ и ТВ-6, борьба с «отдельными олигархами» и другие не вполне однозначно оцененные общественностью «антидемократические» шаги) убедила его в том, что позиция Запада по отношению к России изменилась. Собственно, с приходом в Белый дом республиканцев США все больше стали выступать за то, чтобы Россия, что называется, «своим умом» искала выходы из многочисленных проблем. Ведь если в первые годы после падения тоталитаризма для США и их партнеров тема демократии была ключевой в отношениях с Россией, то в новых условиях, особенно после прошлогодних терактов в Нью-Йорке, на первый план вышли иные, отнюдь не связанные с ситуацией в нашей стране темы.
Характерно, что Запад, что бы ни говорили наши «патриоты-державники», пересмотрел линию на мелочное — по каждому конкретному поводу — давление на Россию. Практика показала, что западные рецепты, навязанные России, да и другим «младшим партнерам» США, далеко не всегда срабатывают. Гораздо чаще эффект таких действий бывает обратным. Да и то, что реформы в экономике при Путине все-таки сдвинулись с мертвой точки, дает некоторые надежды на заинтересованность России «изменить свою жизнь к лучшему». И ее стремление к рыночной экономике — не декларация, преследующая цель выпросить очередные кредиты, а цель, имеющая шанс на реализацию.
Важно и то, что Америка, имеющая возможность, в общем-то, без особого ущерба для себя вообще не замечать Россию, стремится выстраивать положительный имидж двусторонних отношений. При этом позиция США, по словам одного из американских политологов, строится на понимании трех моментов. Во-первых, «лучше жить дружно, чем ссориться», когда для этого нет особого повода. Во-вторых, Россия, при всей ее слабости, может еще «пригодиться на всякий случай». И в-третьих, на сегодняшний день «президент Путин является предсказуемым и внятным партнером, способным поддерживать высокий уровень контактов России и Запада».
Поэтому главный итог саммита, вероятно, будет состоять не в тех или иных подписанных соглашениях или озвученных уверениях. Гораздо важнее, что вне зависимости от итогов предстоящей встречи заканчивается эпоха взаимных избыточных амбиций. Контакты двух президентов постепенно переходят в стадию рабочих встреч. И чем дальше, тем больше публику будут приучать не ждать от двусторонних саммитов каких-либо сенсаций или прорывов. Ведь еще полгода назад Владимир Путин заметил, что «все разочарования наступают от избыточных ожиданий». Тем более что нормальные отношения как раз и подразумевают отсутствие поводов для «прорывов» и предполагают некую плавность и поступательность.

ВЛАДИМИР РУДАКОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK