Наверх
16 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "«Иногда это сводит с ума»"

Через 15 лет после воссоединения Германии управление страной по-прежнему осуществляется из двух городов. Бессмысленное деление между Бонном и Берлином символизирует неспособность политиков осуществить реформы.   Фриделя Драуцбурга, который 37 лет прожил в Бонне и держал там 14 закусочных и кафе, нельзя упрекнуть в бездействии. Когда пришло время, он создал инициативную группу «Бонну — да!» и заказал плакаты «Переезд — это наезд». Но однажды он вдруг осознал, что его революционный дух приносит много славы, но мало денег. Чутье бизнесмена одержало верх над преданностью малой родине. «Неужели чиновникам, переехавшим из Бонна в Берлин, еще и пиво придется пить у берлинцев?» — спросил сам себя Драуцбург и в сентябре 1997 года открыл в Берлине пивную под названием «Постоянное представительство». Идея оказалась удачной.

   В дебатах «Берлин или Бонн?» политикам явно не помешало бы чувство реальности, проявленное Драуцбургом. Вот уже шесть лет бундестаг находится в Берлине, однако руководство Германией по-прежнему осуществляется из двух городов. Головные офисы шести из 14 министерств находятся в Бонне, 8800 чиновников и служащих работают в Берлине, 10 200 — в городе на Рейне.

   Это дорогостоящая и абсурдная конструкция. Однако складывается впечатление, что блок ХДС-ХСС и СДПГ могут прийти к общему мнению только в одном: хотя все плохо, пусть оно останется, как есть. В марте на рассмотрение бундестага должен быть представлен проект реформы федерализма, в котором есть новая формулировка ст. 22 Основного закона: «Столица Федеративной Республики Германия — Берлин». Однако пояснения к положениям о реформе заверяют, что Бонн сохранит особый статус. Таким образом, упущен шанс еще раз обсудить «Закон о Берлине и Бонне», где прописано разделение полномочий по управлению государством между городом на Рейне и городом на Шпрее.

   Один из тех, кто отстаивает статус-кво, — Клаус Беттнер, председатель совета по персоналу Министерства здравоохранения Германии. Вот уже 16 лет он живет в собственном доме рядом с Бонном и недоумевает, с какой стати он и его семья должны отсюда уезжать.

   Беттнеру известно, что многие его коллеги находятся в таком же положении, поэтому он старается не пускать на самотек процесс распределения сотрудников между Бонном и Берлином. До сих пор его усилия были небезуспешными: лишь 120 из 560 служащих министерства переведены в Берлин. «Я — сторонник «Закона о Берлине и Бонне», — говорит Беттнер.

   Чего, однако, нельзя сказать о Герде Хоофе, статс-секретаре министра по делам семьи Урсулы фон дер Лейен. Хоофе, опытный управленец, всегда был убежден в том, что с помощью здравого смысла можно решить любую проблему. Теперь его убежденность дала трещину.

   Минимум раз в неделю он приходит в зал 8112А берлинского Министерства по делам семьи, где есть видеокамера и большой плоский экран. Отсюда Хоофе может проводить видеоконференции со своими сотрудниками, находящимися в Бонне. Но как он ни старается, заседания остаются неплодотворными. То кто-нибудь пошутит по поводу неудачной трансляции, то люди не могут продолжить обсуждение без чашки кофе. «Иногда это сводит с ума», — говорит Хоофе.

   В 1999 году из-за разделения штаб-квартиры правительства на две половины, «поселившиеся» в разных городах, было создано «Информационное агентство Берлин/Бонн», на финансирование которого, по данным Федеральной счетной палаты, до 2008 года будет потрачено 500 млн. евро. Благодаря современной технике у всех министерств появился единый телефонный код 01888, что должно создать у граждан иллюзию, будто управление Германией осуществляется из одного центра. Но техника не приблизила правительственных чиновников друг к другу. Поэтому раз в неделю Хоофе летает в Бонн, чтобы встретиться с коллегами. Каждый месяц 5500 госслужащих мечутся между Бонном и Берлином, и только на одни эти перелеты уходит порядка миллиона евро.

   Обер-бургомистр Бонна Бербель Дикман занимает свой пост с 1994 года, и все это время она не перестает бороться за то, чтобы министерства оставались в Бонне. В федеральной земле Северный Рейн-Вестфалия (NRW) у Бонна самая высокая покупательная способность, здесь находятся головные офисы двух предприятий Dax, уровень безработицы составляет 8,8%, что ниже среднего показателя по стране. Дикман нельзя осуждать за то, что она активно занимается лоббированием — ведь ее и избрали для того, чтобы представлять интересы города. Досадно лишь то, с какой легкостью ей удается сохранять для Бонна особый статус.

   Между тем привилегии бывшей столицы — это заслуга не СДПГ и не ХДС, а «партии», которая представлена в бундестаге 130 депутатами и у которой шесть голосов в бундесрате. Эта «партия» — земля Северный Рейн-Вестфалия.

   Политики из NRW Франц Мюнтеферинг (СДПГ), Гидо Вестервелле (СвДП) и Юрген Рютгерс (ХДС) могут спорить об атомной энергии, отношениях с США и реформе здравоохранения, но «Закон о Берлине и Бонне» разногласий у них не вызывает. Если Вестервелле предостерегает от «второго переселения», все соглашаются. Совершенно очевидно, что существование двух столиц бессмысленно, говорит правящий бургомистр Берлина Клаус Воверайт, однако «все мы знаем, насколько сильны позиции NRW в бундестаге».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK