Наверх
21 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2012 года: "Интернет: голова или шея?"

Какую роль играют социальные сети в формировании политических взглядов их пользователей

Социальные сети и блогохостинги становятся неотъемлемой частью протестного движения. Но какую роль они играют в этом процессе?    Они вышли на улицы 5 декабря, потом 10-го и 24-го, потом 4 февраля. Они вышли, заранее зная, куда идут и ради чего. Им не говорили о митингах по телевизору, не внушали идей по радио. Первые дни митинги обсуждали лишь на просторах Интернета. Но этого оказалось достаточно. Социальные сети неожиданно для всех объединили сотни тысяч людей и вывели их на улицы российских городов. Произошедшее настолько потрясло представителей власти, что они решили оценить уровень восприимчивости молодежи к пропаганде в социальных сетях: на сайте управления делами президента размещен заказ на масштабное исследование влияния по-литических новостей на молодежь и пользователей сетей "Фейсбук", "В кон-такте" и "Твиттер". О том, насколько сильно влияет Интернет на рост протестных настроений и какова роль со-циальных сетей в формировании политических взглядов их пользователей, в интервью "Профилю" рассказал медиадиректор SUP Media, известный блогер Антон Носик.
   
   ПРОФИЛЬ: После декабрьских митингов в правительстве решили оценить уровень восприимчивости молодежи к пропаганде в социальных сетях. Даже объявлен тендер. К чему бы это?
   Носик: Это свидетельствует, что руководство нашей страны, которое до сих пор успешно инвестировало в тотальный контроль над телевидением, ра-дио и печатными СМИ, решило наконец обратить внимание на те каналы информации, которые действительно актуальны для 53 млн взрослого населения страны. Это вполне закономерно. Необычно и странно то, что этот заказ был открыто размещен в системе госзакупок. Раньше эти вопросы решались келейно, через приглашение карманных социологов. Глеб Павловский, например, долгое время выполнял такие работы для администрации президента. Но если говорить об интересе к тому, что люди читают, что они слушают и через какую трубу с ними можно коммуницировать, то такой интерес у правительства был всегда. Но теперь он усилился. Контроль над телевизором, установленный в 2001 году, уже не дает возможности общения с народом, с его наиболее активной частью. Поэтому необходимо осваивать новые информационные каналы.
   ПРОФИЛЬ: Могут ли социальные сети и блогохостинги создавать политических лидеров?
   Носик: Нет. Ведь что такое лидер? Это не черт из табакерки. Этот человек не появляется вдруг. Взять, к примеру, Бориса Акунина. Его лидерство в том, что много лет он пишет книги, которые читает вся страна. Лидер Юрий Шевчук много лет пишет песни, которые знает и любит вся страна. Все они были лидерами вне политики, потому что политика была не актуальна. Попробовали бы тот же Шевчук или Акунин год назад высунуться и призвать людей на демонстрацию. Немногие откликнулись бы на этот призыв. Теперь политика актуальна, и тех, кого раньше спрашивали про новую книгу и новый альбом, теперь спрашивают про гражданское общество, про свободу и про честные выборы. Они стали политическими лидерами, когда стала интересна политика. Они конвертировали свое прежнее лидерство в то, которое востребовано теперь. Если бы Каспаров с его политическими взглядами пришел сегодня, он стал бы лидером, каких поискать. Но он пришел на восемь лет раньше, и за те годы, пока политика была не актуальна, смертельно всех утомил своими идеями. Он присутствовал в Интернете, но Интернет не сделал его лидером. Будь ты королем блогосферы с миллионом френдов, но до тех пор, пока обществу не интересна политика, твои политические идеи не будут иметь успеха. Но однажды приходит время, когда люди готовы слушать про политику, когда надо отложить рукопись или гитару и выйти на трибуну. Лидер — это тот, кто ведет людей туда, куда им надо, а не туда, куда он хочет. В каждом поколении евреев, живших в египетском рабстве, появлялся человек, призывавший уйти. Но до определенного момента их месседж был не актуален. А когда стало-таки совсем невмоготу, появился Моисей, и все за ним пошли.
   ПРОФИЛЬ: Навальный — такой Моисей?
   Носик: Вот, кстати, Алексей Навальный. Пока не надо было говорить, за кого голосовать, он боролся с коррупцией, потому что всем это было интересно и все хотели об этом поговорить. Когда пришло время проявить гражданскую позицию на избирательных участках, Навальный выработал формулу "За любую партию, кроме партии жуликов и воров". И его позиция оказалась востребованной и услышанной. Ведь авторство фразы о партии жуликов, воров и негодяев принадлежит Владимиру Жириновскому. Он сказал это с трибуны Госдумы, но тогда на это никто не обратил внимания, как и на многое другое, что вылетает из уст лидера ЛДПР. Навальный просто взял эту фразу и запустил ее именно тогда, когда общество нуждалось в таком емком определении. В чем тут заслуга Интернета? Навальный воспользовался им, как площадкой, но если бы он сделал это несвоевременно, эффект был бы совсем не тот. И я замечу, что Навальный был на обложке декабрьского номера "Эсквайра", он победил в выборах мэра Москвы по версии "Коммерсанта", в 2006 году его дебаты транслировали телеканалы ТВЦ и "Столица". Он был в телевизоре, когда еще и ЖЖ своего у него не было. Навального сделал не Интернет, а его актуальность. Это качество не зависит от того, в ЖЖ он публикуется или в "Коммерсанте". Он созвучен времени, в отличие от того же Каспарова или Путина.
   ПРОФИЛЬ: Когда речь заходит о массовых протестных выступлениях, будь то площадь Тахрир или Болотная, сразу же возникает упоминание о социальных сетях и их роли в этих событиях…
   Носик: Давайте для начала очень четко разделим два процесса: отражение и формирование. С одной стороны, социальные сети и блогохостинговые платформы, как зеркало, отражают общественные процессы, дают нам представление об их масштабе и направлении развития. В этом зеркале общество видит свое пробуждение. Но могут ли они стать направляющей или движущей силой этих процессов? Нет, не могут. Не должны. Представьте себе двигатель автомобиля. Формально он является движущей силой, без него машина не поедет. Но да-же при работающем двигателе машина никуда не поедет, пока водитель не включит передачу и не нажмет на пе-даль газа. Про выбор направления движения, пожалуй, и говорить не стоит. Двигатель автомобиля — всего лишь продвинутая верcия педального привода велосипеда, как и "Твиттер" — продвинутая версия сарафанного радио. Это средство коммуникации. Если двигатель сам начинает выбирать направление, возможны очень неприятные последствия. Вспомните, как журналистка Наташа Морарь восторгалась тем, что в Кишиневе в апреле 2009 года "Твиттер" каким-то чудом смог собрать и вывести на улицы 15 тыс. человек. Она не понимала, откуда эти люди и кто они, почему они в таком количестве откликну-лись на ее призыв выразить протест против фальсификации результатов парламентских выборов. На следующий день в городе начались погромы, и неуправляемая толпа гопников разграбила и подожгла здание парламента и резиденцию президента. Вместо революции и свержения режима произошла полная дискредитация тех, кто к этому призывал. Телега оказалась впереди лошади. Людей позвали на площадь, но они не понимали, зачем. "Твиттер" сказал им: "Айда!", и случилась то, что случилось.
   ПРОФИЛЬ: А в случае с недавними выступлениями в Москве социальные сети какую функцию выполняют?
   Носик: В нашей ситуации и "Живой журнал", и "Твиттер", и "Фейсбук" — это зеркала, в которых отражается пробуждение нашего политического самосознания, наше желание самостоятельно выбирать и готовность мерзнуть ради реализации этого желания. Все эти тысячи людей по всей стране — они же не проснулись вдруг с желанием непременно выйти на митинг. Мы же сначала оторвали задницу от стула, пошли и проголосовали. Потом мы сфотографировали свой бюллетень и выложили фото в "Фейсбук" и ЖЖ. И только потом стали выяснять, а куда же подевались все наши бюллетени и наши голоса вместе с ними. Ведь до тех пор мы не ходили на выборы, а выражали свою гражданскую позицию, сидя в Интернете. И все это оставалось пустым кухонным бе-бе-бе… Интернет отражал нашу импотенцию и апатию. А когда мы сходили на избирательный участок, чтобы сделать свой выбор, а потом еще и постояли на холодной площади, чтобы этот выбор защитить, вот тогда Интернет отразил других нас. Интернет дает прекрасную возможность высказать свою позицию, но если эти высказывания не подкрепляются реальными действиями, а остаются на уровне нытья и ругани, тогда вся эта интернет-трансляция абсолютно бесплодна. И, кстати, долгое время Сурков и компания нас за это и шельмовали. Они говорили: "Вы кухонные революционеры, хомячки и офисный планктон. Вы будете вечно сидеть и трепаться, и Интернет отражает вашу пассивность, а мы будем на вас плевать, будем рисовать голоса и делать рокировочки". И это было правдой. Все это было выпусканием эмоционального пара до тех пор, пока мы не поехали тушить пожары и искать потерявшихся детей, продемонстрировав властям их несостоятельность. До тех пор пока мы не пошли к доктору Лизе кормить бомжей, пока мы не начали совершать гражданские поступки в реале. Интернет — это лишь инструмент в руках того, кто знает, что он хочет сделать, и готов к этому.
   ПРОФИЛЬ: Значит, не социальные сети сделали "арабскую весну"?
   Носик: Думаю, в руководящую и направляющую роль Интернета в тех событиях верят только Владимир Путин, Владислав Сурков и Игорь Сечин. Они полагают, что сотрудник "Гугла" Ваиль Гоним получил от Агентства национальной безопасности США через Сергея Брина задание свергнуть Мубарака. Но факты таковы, что Гоним взял отпуск за свой счет и, никому об этом не говоря, поехал в родной Каир, чтобы помахать ленточками на площади Тахрир. По дороге он создал сообщество солидарности с египтянином, забитым насмерть полицейскими в Александрии. Это сообщество собрало по всему миру 68 тыс. участников, и как только Гоним добрался до Каира, на него надели наручники, и до Тахрира он так и не доехал. За те две недели, что Гоним сидел в камере с завязанными глазами, на площадь пришли 2 млн человек, большинство их которых про "Фейсбук" никогда не слышали. Причем максимальная явка наблюдалась в те дни, когда в стране были отключены Интернет и мобильная связь. Этих людей позвал не Гоним и не Интернет, их позвали муллы, которые призывали свергнуть Мубарака и привести к власти братьев-мусульман. Что и произошло. Человечество знало много революций, и большинство из них произошло в доинтернетовскую эпоху. Если люди готовы к борьбе — они борются. Если не готовы — сидят дома.
   ПРОФИЛЬ: Но может ли Интернет взять на себя пропагандистскую функцию в странах, где религиозные или политические лидеры не имеют такого влияния на общество? В той же России, в отличие от Египта, доля интернет-аудитории многократно превышает долю тех, кто посещает проповеди или партийные собрания.
   Носик: Он может сыграть не столько пропагандистскую, сколько информационную роль. Молодежь живет в Интернете и может многое там узнать, так как давно уже не смотрит телевизор, а интерес к самой разнообразной информации растет с каждым годом. В Интернете они узнают, какие газетные статьи и какие посты в ЖЖ им следует прочитать, и вообще что важного и интересного происходит. Активные граждане все больше уходят в текстовую среду. Это факт. И этот процесс настолько значим, что власть после 4 декабря начала искать пути проникновения в эту среду. Это хорошо заметно по тому, как господин Путин мучительно пытается себя переизобрести и превращается в блогера. Еще недавно Путин был явлением визуальной культуры, позировал на мотоцикле, в самолете и с голым торсом в реке. А теперь он стал продуцентом текстов, как и другие авторы ЖЖ. Он больше не торгует лицом, он теперь торгует своей позицией, своими мыслями. Правда, в ЖЖ он писать не может и свои блоги хостит на серверах "Известий", "Независимой газеты" и "Ведомостей". За первые 10 лет своего правления Путин написал одну статью, а теперь пишет по статье в неделю. И телевидение это фиксирует. Вместо того чтобы показать, как Путин в очередной раз выловил щуку или амфору, телевидение пересказывает его статью, апеллируя к совсем другой аудитории. А чтобы Владимиру Владимировичу не было в этом жанре одиноко, цитируются и другие авторы. Я слышал ссылки на блог Навального, на мой блог.
   ПРОФИЛЬ: Так, может быть, в том, что Путин превратился из человека позирующего в человека пишущего, и есть заслуга Интернета?
   Носик: Большая заслуга Олега Добродеева, Константина Эрнста и Владимира Кулистикова в том, что федеральные телеканалы стали непригодны для просмотра человеком с IQ выше комнатной температуры. Они добились того, что людям моложе 55 лет не о чем поговорить с этим телевизором. Их мутит от потоков лжи и недомолвок, которые на них изливаются. Если бы все телевидение было бы, как телеканал "Дождь" или "Коммерсант-ТВ", то Интернет не был бы так востребован в качестве информационного канала.
 

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK