Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Инвесторы уходят в лес"

Лесная промышленность — единственная экспортная отрасль, которая была «обижена» инвестициями. Сегодня туда пришли крупные российские и иностранные инвесторы. Но для того, чтобы успешно конкурировать на мировых рынках, отрасли необходима консолидация предприятий и создание крупных холдингов. Так считает первый заместитель генерального директора лесопромышленного холдинга «Илим Палп Энтерпрайз» Михаил МОШИАШВИЛИ.«Профиль»: Михаил Михайлович, в отличие от других экспортных отраслей инвестиций в лесную промышленность до последнего времени практически не было. В чем причина отсутствия интереса инвесторов?
Михаил Мошиашвили: Известно, что в сырьевые отрасли инвестиции пришли раньше всего — из торговли и финансового сектора. Затем капитал из нефтяной промышленности пошел в цветную металлургию. И во время «освоения» каждой следующей отрасли право быть центром консолидации оспаривает как минимум на одного претендента больше. Лесная промышленность оказалась среди последних в списке, что, впрочем, вовсе не является поводом для пессимизма.
Ликвидность и стоимость отраслевых активов только возрастают от того, что сегодня в целлюлозно-бумажной промышленности есть капиталы практически любого происхождения. Например, в прошлом году группа «Сибал» приобрела контрольные пакеты акций Усть-Илимского ЛПК и Красноярского ЦБК. А в марте этого года Промышленно-строительный банк приобрел 20% акций Архангельского ЦБК. Пока не ясно, носят ли эти инвестиции стратегический или только портфельный характер. В то же время в лице «Илим Палпа» отрасль уже имеет крупного стратегического инвестора с успешным опытом работы на рынке, четкой стратегией развития и инвестиционной политикой.
«П.»: Какие изменения произойдут на рынке в связи с приходом таких крупных инвесторов, как «Сибал» и Промышленно-строительный банк?
М.М.: Надо сказать, что приход этих двух крупных инвесторов в целлюлозно-бумажную отрасль имеет одно сходство. Группы приобрели акции Архангельского ЦБК и Усть-Илимского ЛПК, которые незадолго до этого «Илим Палп» объявил объектами своих стратегических интересов. Полагаю, что эти сделки были совершены в расчете на краткосрочный upside, возможность быстрой реализации вложений по более высокой цене. Что касается ПСБ, я не думаю, что его приход в отрасль будет иметь стратегическое значение. Скорее всего, их удовлетворит роль финансового инвестора. «Сибал» — особый игрок. Им нередко удавалось решить главную задачу в российском бизнесе и найти квалифицированных менеджеров. Как именно они поведут себя дальше в лесном бизнесе? Вопрос остается открытым. Красноярский ЦБК, которым управляет «Сибал», позиционирован в одном из наименее консолидированных и в то же время наиболее автономных сегментов российской целлюлозно-бумажной промышленности — сегменте газетной бумаги. Если бы им удалось сыграть роль центра консолидации в этом сегменте (а его совокупный объем продаж может достигать $700 млн. в год), это, пожалуй, было бы интересно.
Пока на рынке целлюлозы, упаковочных материалов и упаковки лидирует наша компания. Похоже, с полным основанием, судя по тому, как инвесторы спешат получить активы, которые «Илим Палп» объявил сферой своих интересов, что подчеркивает правильность нашей стратегии.
«П.»: Известно, что несколько инвестиционных проектов иностранных компаний были неудачными. Они вынуждены были свернуть свой бизнес в России. Насколько сейчас отрасль привлекательна для иностранцев?
М.М.: Такие примеры были, но это, скорее, исключение. В настоящее время около 60% производства российской белой бумаги производят крупные иностранные компании. Лидер мировой целлюлозно-бумажной промышленности International Paper владеет Светогорским ЦБК, производящим до 15% российской офсетной бумаги. А недавно компания Anglo-American приобрела контроль над Сыктывкарским ЛПК, на который приходится порядка 45% производства этого вида продукции. Очевидно, что за счет иностранных инвестиций будет развиваться и производство целлюлозы. Спрос на российскую целлюлозу растет, а транспортировка круглого леса традиционно считается нерентабельной. Это, кстати, один из пережитков нашего «дикого капитализма».
«П.»: То есть Россия, как обычно, является основным поставщиком сырья?
М.М.: Конечно, тезис о России как сырьевом придатке имеет определенные основания. И все же в известной степени это идеологический штамп. Потребление бумажной продукции на душу населения в России в 3—5 раз меньше, чем в развитых странах, так как доходы населения низкие. При этом запасы леса в России чуть менее четверти от мировых. Поэтому для эффективного использования ресурсов мы занимаемся экспортом.
Но и в этих условиях можно и нужно извлекать максимальную пользу. Например, «Илим Палп» входит в десятку крупнейших производителей целлюлозы в мире, причем по целлюлозе хвойных пород мы занимаем второе место. И на четверть обеспечиваем хвойной целлюлозой самый динамично развивающийся рынок Китая.
«П.»: В начале года в Сыктывкаре состоялось выездное заседание правительства РФ по вопросам лесопромышленного комплекса. На совещании обсуждался вопрос о необходимости государственного регулирования в лесопромышленной отрасли. Насколько необходимо вмешательство государства в «лесной» бизнес?
М.М.: Некоторые наши коллеги считают, что отрасли нужен некий регулирующий государственный орган. Эдакое отраслевое министерство или ведомство. На наш взгляд, главная задача государства состоит в создании благоприятных условий для формирования и реинвестирования собственных источников частного бизнеса. «Илим Палп», например, за последние три года вложил в реконструкцию своих предприятий порядка $200 млн. Но я не помню, чтобы я бегал в правительство и просил там денег. Мы используем собственные средства либо привлекаем средства под корпоративный риск.
Отрасли необходима более гибкая антимонопольная политика и укрупнение отечественных компаний, которые вынуждены конкурировать с мощными мировыми производителями. В то же время государство может войти в состав консорциумов стратегических и финансовых инвесторов для развития смежных отраслей. Такие консорциумы могли бы заняться развитием издательского дела в России или, например, развитием строительства деревянных домов в рамках программы ипотечного кредитования населения и реформы жилищно-коммунального хозяйства.
«П.»: Собирается ли укрупняться «Илим Палп»? Какова стратегия компании в ближайшее время?
М.М.: В течение следующих четырех лет «Илим Палп» намерена контролировать до 15% лесозаготовок в России и 70—75% производства целлюлозы, упаковочных материалов и упаковки. Мы будем добиваться этого как за счет увеличения мощностей наших предприятий, так и путем приобретения новых. Только на реконструкцию наших предприятий согласно инвестиционной программе предполагается выделить более $300 млн. Одна из задач компании — оптимизировать затраты и повысить качество продукции, чтобы укрепить свои позиции на рынке в условиях вступления России в ВТО и либерализации тарифов российских естественных монополий.
Но кроме инвестиций нам необходимо и укрепление менеджмента. Директором по инвестиционному и стратегическому планированию «Илим Палп» назначен бывший вице-президент крупнейшей канадской компании Slocan Forest Products Дэниэл Брек. А в апреле этого года к исполнению обязанностей приступит новый главный операционный директор компании Фрэнк Грейвс, который ранее был исполнительным вице-президентом крупной канадской компании Tembec.
«П.»: В начале этого года компания объявила о переходе на единую акцию. Чем это вызвано?
М.М.: Единая акция позволит структурировать акционерный капитал компании, сделать ее более «прозрачной». Это существенно увеличит инвестиционную привлекательность компании и ее капитализацию. Нашим консультантом стал Доверительный инвестиционный банк (ДИБ). Мы оценили стиль работы банка с клиентами и уровень профессионализма менеджеров, когда с помощью ДИБ приобрели контрольный пакет Усть-Илимского ЛПК у акционеров «Сибала».
«П.»: Известно, что ДИБ входит в группу «Менатеп» и ЮКОС. То есть к лесной промышленности проявил интерес и нефтяной бизнес?
М.М.: Как видите, иногда капиталы, которые имеют возможность стать центром консолидации, кооперируются. Мы планируем поэтапное частное размещение 25% акций компании среди консорциума инвесторов, прежде всего западных. При этом мы видим в этом процессе важную роль «Менатепа». Группа «Менатеп» имеет прекрасный опыт и репутацию на рынке по итогам многолетней работы в ЮКОСе. Мы считаем, что наши представления о бизнесе во многом схожи, и это является рецептом успеха. А через полтора-два года мы приступим к публичному размещению своих АДР на Нью-Йоркской фондовой бирже.

КОНСТАНТИН ЗБОРОВСКИЙ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK