Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "И.о. губернатора Кемеровской области Валентин Мазикин: «Закрытые шахты вновь открывать мы не будем»"

В Кемеровской области добывается половина всего российского угля и 80% кокса, а по прибыли на рубль, вложенный в экономику области, регион занимает одно из последних мест в России. Об истоках экономического кризиса в Кузбассе и о том, как руководство области собирается его преодолеть, корреспонденту «Профиля» рассказал Валентин Мазикин, и.о. губернатора Кемеровской области (до губернаторских выборов, которые состоятся 27 апреля 2001 года).«Профиль»: Валентин Петрович, последние несколько лет Кузбасс известен главным образом как регион с высокой протестной активностью. В чем ее причины?
Валентин Мазикин: С начала перестройки и до 1997 года в области было закрыто 35 шахт. Уволено 150 тысяч человек. Экономическое состояние региона было тяжелейшим. В 1989 году горняки впервые, вместо того что бы уйти в забой, оказались на площади. Началось забастовочное движение. В ведущих отраслях промышленности производство снизилось в 3—4 раза, а в легкой промышленности почти в 16 раз. Шел дикий передел собственности и растаскивание природных богатств. Пенсии не выдавались по 5—6 месяцев, зарплата — до года, детские пособия — до двух лет. О Кузбассе только и было слышно: пикеты, забастовки, рельсовые войны, голодовки протеста. Наша область была как динамит с зажженным фитилем.
«П.»: Как удалось переломить ситуацию?
В.М.: В 1998 году президент Ельцин издал указ, в соответствии с которым губернатором области назначался Аман Тулеев. А на прямых губернаторских выборах в октябре 1997 года за Тулеева проголосовало более 96% избирателей.
Тулеев за короткий срок сумел создать сплоченную команду профессионалов-единомышленников и, кроме того, избрал верную тактику общения с шахтерами. Не заигрывал с ними, а советовался. Авторитет Тулеева укрепился после того, как ему удалось в 1999 году убедить тогдашнего премьера Евгения Примакова провести заседание правительства в Кемерове, результатом чего стало решение выделить 12 млрд. рублей государственной поддержки на развитие угольной промышленности региона.
«П.»: Ощущает ли область сегодня поддержку государства?
В.М.: В 1999 году правительство обещание сдержало. А уже в следующем снова начались проблемы: области и рубля не выделено на поддержку действующих предприятий и обновление основных производственных фондов, износ которых составляет 60—80%. Тем не менее шахтеры умудряются увеличивать добычу угля. Так, если в 1997 году было добыто 93 млн. тонн, то в минувшем — уже 115 млн.тонн.
Сегодня область вкладывает в угледобычу собственные средства. В прошлом году — 3,5 млрд. рублей. Еще 1,5 млрд. рублей вложили собственники угольных предприятий.
«П.»: Вы сказали, что закрыто 35 шахт. Будут ли они открываться снова?
В.М.: Нет. Объясню почему. Экономика области создавалась в войну согласно директивам центра и жестким требованиям планового хозяйства. Строились шахты, вокруг них возникали сначала поселки, а потом — города. Ни о каких санитарных зонах и соблюдении экологических норм и речи не было. Так что возобновлять производство на старых шахтах смысла нет. Выгоднее строить новые.
«П.»: Как вы оцениваете перспективы развития экономики Кузбасса в этом году?
В.М.: Наступивший 2001 год будет для Кузбасса тяжелым. С введением нового налогового законодательства (перераспределение средств, поступающих в местный и федеральный бюджеты, в пользу последнего) мы ежегодно будем терять около 1 млрд. рублей. Нельзя забывать и о том, что Кузбасс все еще напрямую зависит от федерального бюджета, который в связи с изменениями требований наших западных кредиторов, вероятнее всего, будет секвестирован. И нашу строку в бюджете могут урезать.
«П.»: В свое время много шуму наделал конфликт между руководством Новокузнецкого металлургического комбината и администрацией Кемеровской области. Почему областное руководство столь упорно добивалось смены собственника комбината и как сейчас обстоят дела на предприятии?
В.М.: Ситуация была простой и для области неприятной: МИКОМ, который тогда владел контрольным пакетом акций предприятия, уводил деньги из региона в офф-шорные зоны. Нанес ущерб области и комбинату на сумму более 300 млн. рублей. Зарплата трудящихся на КМК была самой низкой среди предприятий металлургической отрасли, а самое главное — МИКОМ объявил о продаже КМК, который строила вся страна. Соответственно, не платил налоги в областную казну. Нас это не устраивало. Теперь пришли новые собственники. На базе предприятия кемеровская администрация создала Сибирскую горную металлургическую компанию. В результате объединения производственно-технологических и финансовых процессов увеличились налоговые поступления, началась реконструкция основных производств, прекратилась утечка капитала.
«П.»: Что собираетесь делать в угольной отрасли?
В.М.: Прежде всего предстоит вывести угольную отрасль на уровень рентабельной работы: модернизировать действующие шахты и разрезы, завершить строительство новых — в Ерунаковском и Караканском месторождениях, ускорить разведку угленосных районов. В ближайшие четыре года планируем строительство 10 шахт и 8 разрезов с суммарной мощностью 16 млн. тонн угля в год. Это даст 5,4 тысячи новых рабочих мест и позволит к 2005 году выйти на рубеж ежегодной добычи угля в объеме 150 млн. тонн. Достижение этого уровня превратит нас в бездотационный регион.
Будем привлекать частных иностранных и российских инвесторов. Уже сейчас ими построено три угледобывающих предприятия с 2 тысячами новых рабочих мест.
Надо активнее внедрять гидротехнологию и другие эффективные методы добычи, позволяющие повысить производительность труда и снизить себестоимость продукции, чтобы получить наконец отдачу от вложенных администрацией и инвесторами средств.
Уже начала действовать программа «Метан Кузбасса». По сути, это технологическая революция. Есть полная уверенность, что мы получим газ из угольных пластов и подадим его на металлургические комбинаты Кузбасса, в другие регионы. А также обеспечим топливом наши города и поселки. И главное — метан перестанет уносить жизни шахтеров.
«П.»: Кузбасс удален от рынков сбыта. Будет ли увеличена пропускная способность железных дорог? Намечено ли строительство новых?
В.М.: Уже введена такая экономически необходимая трасса, как Алтай — Кузбасс, сократившая путь до наших соседей на четыре часа. На очереди завершение прямого выхода через Тисуль на Красноярский край и в Хакасию. Дорогой Кузедеево — Таштагол мы наконец связали Горную Шорию с остальным Кузбассом. Теперь можно развивать массовый туризм, а это деньги в бюджет. Планируем закончить строительство новой взлетно-посадочной полосы в аэропорту Кемерова. Это оживит деловую активность Кузбасса. Нужно также восстановить важнейшую речную транспортную магистраль — река Томь снова свяжет с цивилизацией десятки «забытых» поселков. А для горожан это новые возможности для отдыха и туризма.
«П.»: Как развивается жилищно-коммунальное хозяйство региона?
В.М.: Администрация области вложила бюджетные средства в строительство 23 новых высокомеханизированных котельных. Это позволило нам достойно выдержать серьезный экзамен, который устроила нынешняя зима. Кузбасс — единственный регион за Уралом, где ничего не взорвалось, не разморозилось, не вышло из строя.
«П.»: Говорят, в Кемерове дешевый хлеб?
В.М.: В прошлом году нам удалось собрать миллион тонн зерна, создать областной резервный фонд и отрегулировать зерновой рынок. Это позволяет удерживать относительно низкие цены на хлеб по сравнению с соседями — около 8,5 рубля за килограмм. По картофелю и овощам мы впервые вышли на уровень полного самообеспечения. Администрация области оказывает финансовую поддержку селу. Ведь всем ясно, что собственные продукты дешевле, качественнее и безопаснее, чем импортные.
Кроме того, Кузбасс наконец начал выпускать современную сельскохозяйственную технику, которую никогда ранее не производил. Например, комбайны. Теперь она пользуется спросом и у наших соседей в том же Алтайском крае.
«П.»: Можно ли сказать, что Кемеровская область экономический кризис миновала?
В.М.: Скажем так: ситуация изменилась к лучшему. Нам удалось не только остановить падение производства, но и начать его подъем. В целом за три последних года он составил 22%. Кузбасс, по оценкам экспертов обладминистрации,— одна из самых динамично развивающихся территорий России. Мы в первой десятке регионов по привлечению инвестиций, в числе лучших по таким показателям, как рост производства, инновационная активность предприятий, объем капитальных вложений. А это важнейшие признаки оздоровления экономики.
Мы гордимся тем, что наши шахтеры превысили 100-миллионный рубеж добычи угля в год. Позади массовое закрытие шахт. Число фирм-посредников, паразитировавших на труде шахтеров, сокращено в 22 раза. Все это говорит о том, что у области есть возможности из кризиса выйти.

АНДРЕЙ СТЕПАНОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK