Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "ИРАКСКИЕ КОНТРАКТЫ: КОМУ ЧТО ДОСТАЛОСЬ — И ПОЧЕМУ"

Как распределялись крупные подряды на восстановление страныКогда контракты на восстановление Ирака были отданы Halliburton Co. и Bechtel Group Inc., наблюдатели в один голос закричали о нечестной игре. Законодатели, комментаторы из средств массовой информации и даже британские компании жаловались, что здесь без большой политики не обошлось: вице-президенту Дику Чейни (Dick Cheney) тут же припомнили руководство Halliburton c 1995 по 2000 год, а связи Bechtel c республиканцами сохраняются на протяжении жизни уже не одного поколения. Кроме того, как отмечали те, кто критиковал такое решение, контракты на миллиарды долларов раздавались в обстановке полной секретности, а иностранные конкуренты были самым нечестным образом исключены из процесса. Вовсе нет, отвечают на это правительственные чиновники, контролировавшие его. Контракты заключали гражданские служащие, а не политические назначенцы на основе технических данных и в соответствии с жесткими государственными нормативами.
Так кто же прав? Чтобы это выяснить, Business Week опросил компании и участвовавших в этой работе чиновников, а также правительственных экспертов. Многое оказалось недостоверной информацией, но кое-какие утверждения скептиков представляются резонными. Вот что нам удалось выяснить.
Как выбор пал на Halliburton?

Компания была выбрана в экстренном порядке, в рамках которого тендер не предусмотрен и не проводится. Командование инженерного корпуса сухопутных войск США отдало контракт на тушение пожаров на нефтяных скважинах подразделению Halliburton, Kellogg Brown & Root (KBR), потому что его персонал имеет «необходимый опыт и специальные средства». Сотрудники KBR, например, участвовали в тушении пожаров на 300 скважинах в Кувейте после первой войны в Персидском заливе в 1991 году.
Что в этом решении вызывает сомнения?

Критики утверждают, что новый контракт — без тендера — последовал за уже существующим контрактом на предоставление KBR услуг армии США: счета за питание и проживание примерно 350 пентагоновских чиновников из Office of Reconstruction and Humanitarian Assistance (ORHA), большинство из которых обитало в кувейтском отеле Hilton, оплачены KBR, а это примерно $5000 на человека в месяц плюс наценка, говорит один из сотрудников ORHA. Конгрессмен-демократ от штата Калифорния Генри Ваксман (Henry A. Waxman) обратился в General Accounting Office (контрольный орган конгресса США. — «Профиль») с просьбой провести расследование этих фактов.
Как выбрали Bechtel?

Foreign Assistance Act 1961 года (закон о помощи иностранным государствам) разрешает ограничивать конкуренцию при оказании помощи иностранным государствам, и к участию в тендере в обстановке секретности было приглашено семь американских компаний. Хотя опыт реализации подобных проектов в различных регионах, от Косово до Афганистана, имели все семь компаний, главную роль сыграло то, что Bechtel работала в арабскоговорящих странах. На Ближнем Востоке компания располагает примерно 1000 сотрудников. В Бахрейне она строит завод по производству алюминия ($1,7 млрд.), а в Саудовской Аравии ведет работы по реконструкции аэропорта ($1,5 млрд.).
Почему все участники тендера были из США?

Чиновники USAID (Агентство международного развития. — «Профиль») утверждают, что по закону они имеют право привлекать только американские фирмы. Кроме того, каждый участник тендера должен иметь секретный допуск для ознакомления с секретными материалами на конференции перед тендером, а таким допуском ни одна иностранная компания не располагает. Иностранные фирмы, однако, могут быть привлечены в качестве субподрядчиков. Кроме того, как заявил один из чиновников USAID: «Представьте себе бурю негодования, если мы остановим свой выбор на европейской компании, которая будет получать доллары американских налогоплательщиков».
По словам представителей USAID, они вынуждены были волевым решением сократить конкуренцию, потому что агентство было ограничено жесткими временными рамками. Процедуру, которая обычно тянется полгода, им пришлось уложить в 63 дня. Почему такая спешка? Иракский проект не мог ждать по политическим и гуманитарным причинам, говорит руководитель USAID Эндрю Натсиос (Andrew S. Natsios): «Мы хотели сразу все подготовить, чтобы работы по восстановлению страны можно было начать немедленно».
И снова: что же здесь не так?

Некоторые члены конгресса заявляют, что их не устраивают постоянно меняющиеся объяснения причин привлечения к тендеру только американских компаний. И они в чем-то правы. Натсиос и другие представители USAID, защищая свое решение, приводили множество аргументов, некоторые из которых не выдерживают никакой критики. Один из сотрудников USAID говорит, что в январе Натсиос разрешил компаниям не из США быть не только субподрядчиками, как утверждено в USAID, но и подрядчиками. Для принятия такого рода решений его полномочий вполне достаточно, заверяют эксперты-юристы. Но в дальнейшем, сославшись на необходимость наличия допуска к секретным материалам, он ограничился только американскими участниками тендера.
Зачем нужен секретный допуск?

К ситуации имело отношение правительство. Оно начало принимать заявки на участие в тендере в феврале, еще до начала боевых действий. Если бы стало известно, что США принимают предложения по проведению в Ираке восстановительных работ до начала войны, это свело бы на нет все усилия по поиску дипломатического выхода из ситуации. США не хотели, что страны, возражавшие против военного решения, такие как Франция, Германия и Россия, сделали вывод, что военная кампания — дело решенное. Поэтому заявки на тендер принимались от ограниченного числа компаний с секретным допуском — чиновники были уверены, что они смогут сохранить конфиденциальность информации.
Почему USAID не стало дожидаться конца войны?

Потому что тогда было бы слишком поздно. А так, имея под рукой уже готовых подрядчиков, США сейчас могут закачать в экономику Ирака миллиарды долларов в течение нескольких месяцев. Кроме того, поскольку Bechtel должна при первой же возможности нанимать иракских субподрядчиков и служащих, США смогут оживить экономику страны, создав тысячи новых рабочих мест.
Каковы реально доходы Halliburton и Bechtel от этих контрактов?

Получить первые контракты — всегда большое преимущество. Первый контракт с новым правительством может означать большую прибыль в дальнейшем. Поскольку Саддам Хусейн (Saddam Hussein) в целом не уничтожил иракскую нефтяную инфраструктуру, реальная стоимость контракта Hulliburton не превысит $600 млн. Хотя некоторые журналисты оценивают ее в $7 млрд. Это значит, что в первых сообщениях в прессе контракт был значительно переоценен. Однако ситуация может сложиться для KBR благоприятно, когда приватизированной нефтяной промышленности Ирака понадобятся сервисные услуги. Контракт Bechtel, подписанный Госдепом 17 апреля, стоит $680 млн., хотя примерно половина этой суммы пойдет субподрядчикам. Bechtel окажется в выгодном положении, если иракская экономика станет расти и страна начнет реализовывать масштабную программу возрождения.
Привел ли этот тендер к негативным последствиям в долгосрочной перспективе?

Все дело в том, каким тебя видят и как к тебе относятся. Исключив иностранные компании, утверждают критики, американские агентства могут спровоцировать другие страны на такое же отношение к американским компаниям. «В вопросах международных тендеров мы повели себя как мошенники, — считает профессор юриспруденции из George Washington University Стивен Скунер (Steven L. Schooner). — Для public relations это просто кошмар». Критики администрации Буша скажут, что это вполне в ее духе.

ПОЛА ДУАЙЕР (PAULA DWYER), ФРЕДЕРИК БЭЛФУР(FREDERICK BALFOUR) — BUSINESS WEEK

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK