Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Иран да Марья"

В Кремле считают, что с точки зрения модного ныне прагматизма грех отказываться от продажи оружия Ирану за хорошие деньги — пусть даже вопреки мнению Вашингтона.Страна брюнетов и блондинов

Приезд в Москву Хатами — второго человека в Иране после духовного лидера аятоллы Хаменеи — событие в российской внешней политике весьма важное. В Москву иранские руководители такого ранга не наведывались со времен последнего шаха Мохаммеда Реза Пехлеви в 1974 году.
По словам кремлевского собеседника «Профиля», в 1996 году за отказ от сотрудничества с Ираном американцы даже пообещали нам долю на рынке коммерческих запусков спутников, поэтому «Росавиакосмос» был одним из главных переговорщиков по иранской проблеме: «Но наши забыли о том, что, отказываясь от сотрудничества с Ираном, мы давали плохой сигнал другим странам, которые хотели бы с нами работать. Мы показывали свою несамостоятельность, демонстрировали, что американцы в любой момент могут нас переманить. Сейчас Соединенные Штаты, видимо, откажутся от технологии секретных сделок с нами — этап торгов прошел, так что мы теперь готовы к сотрудничеству с Ираном».
Депутат Думы от ЛДПР Алексей Митрофанов полагает: «Иран нам важен как сосед, как нефтеэкспортер, как возможный покупатель, как страна, обладающая большим влиянием на Ближнем Востоке, и как противовес влиянию Турции».
При этом у России есть своеобразное «оправдание» сотрудничества с Ираном — это нешуточная по продолжительности традиция российско-иранских отношений.
Вообще, Иран пережил много завоеваний, при этом монгольское нашествие в 1223 году по времени совпало с нападением монгол на Киевскую Русь. В какой-то степени Иран спас нас и от нашествия Тамерлана, который направил свои войска не в сторону Руси, а на юг — в Иран и Азербайджан. После чего, кстати, в Иране оказалось много тюркского населения. Кстати, народ Ирана этнически весьма разнообразен: в одной семье можно встретить и жгучих брюнетов, и ярких блондинов.
Шаху — мат

Иранские шахи были перед Россией в долгах как в шелках, но после революции 1917 года Россия простила Ирану все долги, а в 1921 году был подписан договор, в котором говорилось, что мы друг другу оказываем помощь в случае нападения третьих стран и можем вводить свои войска на территорию друг друга.
Пришедший в это время к власти лидер националистической партии, ставший впоследствии Реза-шахом, покончил со всеми националистическими движениями — что до внутреннего устройства страны, то в его планах было установление госкапитализма. Шах был сторонником светского государства, запретил женщинам ношение паранджи, постепенно отменял исламские законы, пытаясь заменить их светскими. Им был принят коммерческий кодекс, приведенный в полное соответствие с европейскими нормами. Ограничив власть духовенства, шах даже покусился на их земли.
После нападения Германии на СССР стало ясно, что лучший путь доставки военной техники и продовольствия с Запада лежит через Британскую Индию и Иран. Тогда-то мы и вспомнили о договоре 1921 года, введя свои войска в Иран вплоть до Тегерана. Англичане заняли южную часть страны. Шаху, желавшему сохранить нейтралитет, не оставалось ничего иного, как отречься от престола в пользу своего сына Мохаммеда Реза Пехлеви, хотя иранская армия и посопротивлялась пару дней. О серьезности советского присутствия на территории Ирана говорит то, что Сталин приехал в Тегеран на встречу с союзниками. Вообще, за границу Сталин из соображений безопасности выезжал всего дважды (второй его вояж был в Потсдам на мирную конференцию), и то, что он оказался в Тегеране, означало, что в Иране мы контролировали каждую дверь.
Иранцы никогда так хорошо не жили, как во времена правления последнего шаха, что, впрочем не помешало им устроить исламскую революцию. Первый заместитель министра иностранных дел в гайдаровском правительстве Федор Шелов-Коведяев объясняет: «Шах проводил политику слишком жесткой вестернизации в глазах своих подданных — верующих и их духовных лидеров, хотя это и были умеренные попытки внедрения экономических моделей. Кроме того, шах строил светское государство, где духовенству отводилась только мечеть».
Однако заведующая сектором Ирана Института востоковедения Нина Мамедова полагает, что всему виной не вестернизация, а деспотичная власть Мохаммеда Реза Пехлеви: «Экономические свободы требуют и свобод политических, а этого в Иране не было, потому как в итоге шах оставил всего одну партию «Возрождение». При этом была личная диктатура. Еще у шаха были банк, земли, компании, акции во всех крупнейших отелях. К тому же шахская семья «сидела» во всех компаниях. Когда после революции были национализированы все крупнейшие компании и составлен перечень собственников, акции которых национализировались и конфисковывались, то в списке оказались 37 членов шахской семьи».
Аятолла, и даже Хомейни

Словом, как пел Владимир Высоцкий: «Шах расписался в полном неумении, и мы его возьми и замени. Где взять? Каждый второй у нас в Туркмении «аятолла», и даже Хомейни. Может, конечно, СССР и приложил руку к свержению последнего потомка Пехлеви, однако и американцы оказали бывшему иранскому правителю медвежью услугу, уговорив его уехать из страны. Оказавшись за границей, шах полностью утратил контроль над ситуацией. У нас же на замену не нашлось ни своего «аятоллы», ни даже Хомейни, а потому российско-иранские отношения более чем на двадцать лет были заморожены.
Между тем еще один сильный козырь для Москвы в оправдание сотрудничества с Тегераном: за двадцать лет режим исламской революции в Иране ослаб и размягчился. Нынешний иранский президент в качестве одной из своих главных целей ставит даже создание в стране гражданского общества. Насчет гражданского общества в Иране, пожалуй, слишком сильно сказано, но бесспорно, что политика, проводимая нынешним иранским президентом, как и его предшественником Али Акбаром Рафсанджани, при котором в 1989 году были внесены изменения в Конституцию, усилившие президентскую власть, резко отличается от политики первых лет революции.
Нина Мамедова рассказывает: «Уже правительство Рафсанджани приступило к проведению рыночных реформ. Новая экономическая политика Ирана предусматривала использование иностранных кредитов, либерализацию внешнеторгового курса, отмену государственного ценообразования, приватизацию части государственных предприятий, создание свободных экономических зон. За период реформ Иран сумел более чем вдвое увеличить объем ВВП в расчете на душу населения, начать модернизацию экспортных отраслей, в два раза увеличить темпы прироста ВВП, которые в 80-е годы составляли 1,7%, а в 90-е превратились в 3,4%. Ведущей отраслью пока остается нефтяная, обеспечивающая страну валютой. Экономическая стратегия предусматривает постепенную замену экспорта сырой нефти экспортом продукции нефтехимической промышленности».
«Иглу» в мешке не утаишь

Как уже было сказано, в результате договора в рамках комиссии Гор—Черномырдин о присоединении России к антииранским санкциям военно-техническое сотрудничество Москвы и Тегерана прервалось шесть лет назад. В то время четыре соглашения, подписанных в 1989—1991 годах, предусматривали поставки в Иран 24 истребителей МиГ-29, 12 — Су-24МК, двух зенитных ракетных систем С-200ВЭ, подводных лодок проекта 877 ЭКМ («Варшавянка»), торпед, а также содействие в оснащении объектов базирования субмарин, передачу лицензии и техническую помощь в производстве 1000 танков Т-72С и 1500 боевых машин пехоты БМП-2.
Существенную часть этих обязательств Россия, связавшая себя договоренностью Гор—Черномырдин, естественно, не выполнила. Это принесло денежные потери. Только соблюдение упомянутых соглашений давало российской казне $1,6 млрд. Кроме того, еще в 1998 году Тегеран официально заявил о желании приобрести восемь дивизионов зенитных ракетных систем С-300ПМУ1, 1000 переносных зенитных ракетных комплексов «Игла», 25 военно-транспортных вертолетов Ми-17-1В, восемь штурмовиков Су-25, а также зенитные ракетные системы С-300ВМ, радиолокационные станции «Гамма-ДЕ», «Каста-2Е2» и другую военную продукцию. Это еще почти $2 млрд.
При Владимире Путине, в декабре прошлого года, Кремль дезавуировал гор-черномырдинские договоренности, заявив, что восстановит полномасштабное военно-техническое сотрудничество с Ираном.
В том же декабре министр обороны РФ маршал Игорь Сергеев посетил Тегеран, где и оговорил принципы возобновляемого сотрудничества. Речь шла об оказании помощи Тегерану в создании комплексной системы ПВО страны, модернизации парка боевой авиатехники российского производства, капитальном ремонте вооружений, создании в Иране центра по обслуживанию самолетов МиГ-29 и Су-24МК. Кроме того, Иран заинтересован в модернизации двух «Варшавянок» и их оснащении новыми противокорабельными ракетами 3М-54Э. Намерен Тегеран и закупить партию катеров проекта 12421, оснащенных комплексом «Москит» со сверхзвуковыми противокорабельными ракетами 3М-80Е, а также вооружить Корпус стражей исламской революции новым высокоточным ракетным комплексом «Искандер-Э» с дальностью пуска до 280 километров. Иранская военная делегация, побывавшая в начале марта на Ижевском электромеханическом заводе «Купол», заинтересовалась зенитно-ракетными комплексами «ТОР-М1», которые уже хорошо зарекомендовали себя в греческой армии.
Уже тогда начался соответствующий российско-американский диалог в режиме «дурак» — «сам дурак». И теперь, в дни визита президента Хатами в Москву, администрация США, по сути, обвинила Россию в нарушении антииранских санкций. В ответ Владимир Путин декларировал: Россия не намерена нарушать международные обязательства и будет поставлять Тегерану исключительно оборонительные виды вооружения.
В Министерстве обороны РФ вообще расценили американскую критику как недобросовестную конкуренцию в торговле вооружением и военной техникой. Высокопоставленный чиновник Минобороны в беседе с корреспондентом Агентства военных новостей так прокомментировал происходящее:
«В прошлом году Тегеран, заявив об обновлении своих вооруженных сил, де-факто объявил тендер на закупку вооружений. По самым скромным подсчетам, программа стоит $25 млрд., из которых Россия может и даже обязана получить почти треть. Тем более что американская оборонка, несмотря на занесение Ирана в список «стран-изгоев», все эти годы продолжала оружейный бизнес в Иране. Отчего, например, американские самолеты F-16, давно состоящие на вооружении иранских ВВС, по-прежнему сохраняют отличную боевую форму: ведь после объявления санкций США не осуществляли прямых поставок запчастей и боезапаса к ним? Но совсем рядом с Ираном Анкара, где по лицензии производят F-16. С учетом того, что Турция — союзник США в этом регионе, выводы сделать нетрудно».
Так или иначе, 7 марта Игорь Сергеев обсудил с первым заместителем начальника иранского генштаба дивизионным генералом Голалали Рашидом условия поставок Тегерану систем ПВО, штурмовиков Су-25 и патрульных катеров. По данным Агентства военных новостей, решен и вопрос о модернизации 35 истребителей МиГ-29 и 24 фронтовых бомбардировщиков Су-24 иранских ВВС. Ожидается, что в мае будет подписан новый оружейный контракт с Ираном, а первые поставки зенитных ракетных систем С-300, вертолетов Ми-17 и штурмовиков Су-25 начнутся в январе 2002 года. Кроме того, Иран сделал заявку на запасные части к бронетехнике (БМП-1, БТР-80, танкам Т-62, Т-72 и т.п.), средствам связи (речь идет и об их замене на более современные типа «Акведук»), а также боевым самолетам (Су-24, Су-25, Миг-29) и военно-транспортным и ударным вертолетам (Ми-8, Ми-17 и Ми-24).
Короче говоря, если все эти планы будут реализованы, то военно-техническое сотрудничество с Ираном даст России гораздо больше, чем первоначально запланированные $300—400 млн. в год.
Обогащенный Иран

Что касается коллизии вокруг строительства силами России иранской атомной электростанции в Бушере, то Москва включилась в этот проект в 1995 году, когда подписала контракт о достройке первого блока станции. Кстати, строительство одного лишь первого блока принесет в российскую казну более $1 млрд., этот заказ нужен более чем тремстам российским предприятиям, практически не имеющим внутренних заказов.
Американцы утверждают: Россия, строя АЭС в Бушере, создает «обогащенный Иран». То есть Тегеран непременно воспользуется полученной от Москвы производственной технологией, чтобы создать свой ядерный наступательный потенциал.
Действительно, вот уже почти тридцать лет это ближневосточное исламское государство охотится за технологиями, которые могут принести ему обладание оружием массового уничтожения.
Разведслужбы различных стран то и дело фиксируют и предотвращают попытки Тегерана добыть желаемое. По данным, полученным АВН из компетентных российских источников, охотой заняты десятки иранских государственных и легендированных структур. Это не только иранская разведка, но и входящие в состав так называемой Организации оборонной промышленности «Сасаджа» промышленные группы «Санам», «Шахид Багхери», ракетно-промышленная группа «Парчин», научно-исследовательский центр «Гостареш», департаменты 148/3, 154, 149/d, исследовательская организация по науке и технологии IROST, Ширазский и Мазандаранский университеты.
Потенциальным поставщикам материалов и технологий предлагают доставить грузы в пункт, расположенный в 50 километрах к востоку от Тегерана, недалеко от оружейного завода «Парчин». По данным спецслужб, для «закупок» используются сложные методы привлечения зарубежных компаний, разного рода обходные маневры, попытки любой ценой обойти существующие в различных странах требования к контролю за экспортом. В частности, в документах на груз указываются ложное описание продукции, ложное заявление о конечном пользователе, используются фирмы прикрытия и тому подобное.
Поэтому вполне понятна позиция Вашингтона, настаивающего на том, что доверять Тегерану ядерные технологии недопустимо. В ответ Москва отрицает связь Бушерской АЭС с ядерной программой Тегерана. Прежде всего станция будет работать под контролем Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) и других международных организаций. АЭС в Бушере уже сейчас регулярно инспектируют представители МАГАТЭ, и пока никаких признаков военных разработок там не нашли. Точно так же, как не нашли и доказательств того, что российские специалисты дают консультации иранским ученым-атомщикам, занимающимся разработкой военных аспектов ядерной программы в других местах, например в Тегеранском университете. Во-вторых, применяемое здесь топливо будет невозможно использовать для создания ядерных боеголовок, поскольку оно подлежит вывозу из страны и утилизации в России.
Между тем, похоже, никто не склонен принимать на веру аргументы другой стороны. Москва, как было сказано, подозревает Вашингтон в нечестной конкуренции. Вашингтон обвиняет Москву в сломе установившегося за последние десять лет мирового баланса. Как на самом деле намерены распорядиться «мирным атомом» в Тегеране — вообще никто не знает. Так или иначе, в Кремле считают, что с точки зрения модного ныне прагматизма грех отказываться от иранских денег, учитывая, что с утверждением в России путинского курса отношения Москвы и Вашингтона все равно испорчены. Короче говоря, семь бед — один ответ.

ЮРИЙ ГЛАДКЕВИЧ (Агентство военных новостей), ИНЕССА СЛАВУТИНСКАЯ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK