Наверх
12 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Исследования или наживка?"

При лечении подавляющего большинства больных раком берлинцев, застрахованных в компании AOK, используются препараты Oncosachs. Компанию заподозрили в систематическом подкупе врачей.   Заманчивые предложения берлинскому онкологу делали и до этого — но чтобы такие… В середине сентября к нему обратилась представитель фармакологической компании Oncosachs. Она рассказала, вспоминает 56-летний врач, что лечение каждого онкологического пациента может приносить ему на пару сотен евро больше, если использовать антираковые препараты Oncosachs.
   Потенциальная «прибавка» за каждый курс химиотерапии — до 300 евро. Взамен требуется немного: вносить в файл информацию о пациенте, необходимую в целях «контроля качества». Онколог отказался: «Дамочке из Oncosachs я сказал, что это больше напоминает не исследования, а бонусы от продаж».
   В лейпцигской прокуратуре с ним, похоже, согласны. Отдел, специализирующийся на борьбе с коррупцией, ведет следствие против Oncosachs. Саксонскую фирму подозревают в организованном и систематическом подкупе врачей: под предлогом фиктивных исследований им предлагалось назначать антираковые препараты Oncosachs. 18 января в офисах компании и нескольких аффилированных аптек состоялся обыск. Следователи также побывали в компании Promedkos, которая вознаграждает врачей за участие в наблюдениях.
   И Oncosachs, и Promedkos контролирует предприниматель Уве Крассельт, также владеющий аптекой на лейпцигской улочке Шлеенвег. Препараты для химиотерапии он продает много лет. Необходимые медикаменты смешиваются в индивидуальных пропорциях в зависимости от веса и прочих физических параметров конкретного пациента. Всего в Германии этим занимается около 400 аптек. Для массовой продажи цитостатических препаратов нужно специальное разрешение. У Крассельта такая заветная лицензия имеется.
   Тем не менее одной аптеки деловитому немцу было мало. В 2006 году он основал фирму Oncosachs. Предприятие изготавливает препараты для химиотерапии в промышленных условиях, себестоимость получается ниже, чем в аптеке. На предприятии занято 60 человек, продукцию Oncosachs закупают врачи не только в Лейпциге, но и далеко за его пределами.
   Почему онкологам из других городов так полюбился лейпцигский раствор для инфузий? Чем обусловлены их предпочтения? Здесь в игру вступает компания Promedkos, также принадлежащая Крассельту. По данным самой фирмы, она проводит ме-дицинские исследования и выплачивает гонорары врачам, согласившимся в них участвовать.
   «Promedkos специализируется на планировании и успешном проведении неинвазивных исследований, — говорится на сайте фирмы. — Наши наблюдения играют принципиальную роль для получения необходимых сведений».
   Итак, одна компания Крассельта снабжает докторов цитостатическими препаратами, другая — платит врачам, участвующим в наблюдениях, за их использованием.
   Такие наблюдения пользуются славой фиктивных исследований, научная значимость которых стремится к нулю. В большинстве случаев они призваны повышать продажи препарата, который считается их объектом.
   Как правило, выездной сотрудник фармакологической фирмы предлагает врачу прописывать пациентам некий препарат. В специальном формуляре доктор должен указывать, насколько хорошо последние его переносят. Обычно за это ему выплачивается 50-100 евро. Нередко после этого заполненные бланки никого не интересуют.
   «Наблюдения за применением — это легализованная форма коррупции», — возмущаются в антикоррупционной организации Transparency International Deutschland. Немецкие борцы за прозрачность призывают к полному запрету таких исследований. С их точки зрения, наблюдения за применением — это «опасный маркетинговый инструмент, который все более негативно влияет на стоимость и целесообразность медикаментозного лечения в Германии». Главная цель фармакологических компаний — обойти производителей аналогичных препаратов, не предлагающих врачам столь приятных возможностей.
   Promedkos Крассельта приглашает медиков поучаствовать не только в наблюдениях за применением, но и в других исследованиях, о которых, в отличие от первых, компетентные ведомства не нужно даже уведомлять. Не подаются ни сведения об объемах работ, ни информация о суммах гонораров.
   Во внутренних документах Promedkos, в папке под заглавием «Гонорары. Проект гарантии качества» точно зафиксировано, на какие поступления может претендовать врач, использующий препараты Oncosachs. Каждое внутривенное вливание «оценивается» в 50 евро. Если врач назначает пациенту одно и то же действующее вещество многократно, то в общей сложности может «набежать» до 300 евро. А так как при лечении рака нередко используется 3-4 действующих вещества, то каждый пациент дает возможность «подзаработать» 900-1200 евро.
   Беседуя с берлинским онкологом, сотрудница Oncosachs якобы подсчитала: если делать химиотерапию десяти пациентам ежедневно, то за год дополнительный гонорар может составить 90 тыс. евро. Для этого придется всего лишь заполнять на компьютере несколько формуляров, но если и это покажется слишком обременительным, то Oncosachs готов предоставить «ассистента по документации», который поможет разобраться с формальностями.
   Руководит фирмами Promedkos и Oncosachs сын Уве Крассельта Матиас. По его утверждению, ему о таком предложении в адрес берлинского онколога не известно. Названная сотрудница работает в компании Oncosachs, и врачам предлагается участвовать в заполнении протоколов исследований — это так. Но речь идет исключительно о серьезных исследованиях. Другой топ-менеджер компании Promedkos Роберт Якоб признает, что наряду с наблюдениями за использованием также проводятся так называемые статистические исследования, о которых не нужно уведомлять. Верно и то, что до сих пор не были опубликованы результаты ни одного исследования фирмы Promedkos. Но это объясняется в основном тем, что компания в полную силу работает только с середины 2009 года. Подозрения прокуратуры беспочвенны, отрезает Крассельт. Он полагает, что за атакой на него стоят те берлинские фармацевты, продажи которых упали, а доход снизился по его вине.
   Ни Якоб, ни Крассельт не пожелали сказать, сколько исследований компанией Promedkos ведется в настоящий момент и сколько врачей в них задействовано. Не захотели они ответить и на вопросы об обороте и прибыли своих фирм, сославшись на коммерческую тайну. Впрочем, запись в торговом реестре свидетельствует: прибылью Promedkos GmbH &Co. приходится делиться. Все-го коммандитное товарищество насчитывает 15 участников, более половины из которых — опять-таки врачи из Лейпцига и окрестностей.
   Свое самое успешное дело Крассельты провернули несколько месяцев назад не с врачами, а с больничной кассой AOK Berlin Brandenburg. Желая повысить конкурентность рынка, в 2010 году AOK объявила тендер, к участию в котором пригласила всех желающих фармацевтов. Последние должны были назвать условия, на которых они готовы снабжать препаратами для химиотерапии берлинских пациентов, застрахованных в AOK. Германскую столицу разделили на 13 территориальных зон, каждый фармацевт мог бороться за право обеспечивать препаратом не более чем четыре из них. Победителем тендера признавался тот, кто предлагал наименьшую цену.
   Цель тендера состояла в следующем: впредь берлинские пациенты AOK, нуждающиеся в химиотерапии, должны получать соответствующие препараты не в той аптеке, которую выберет врач, а в одной из новых «партнерских» аптек AOK.
   Это первая попытка больничных касс провести подобный тендер на дорогие цитостатические медикаменты. Если модель окажется успешной, то вскоре ее могут распространить на всю территорию Германии. Только в Берлине AOK рассчитывает сэкономить 1-3 млн евро в год.
   На этот раз Крассельт выступил не как владелец фирмы Oncosachs, а как фармацевт. Его лейпцигская аптека приняла участие в тендере — и победила. Предприниматель получил эксклюзивное право обеспечивать препаратами для химиотерапии застрахованных в AOK пациентов в четырех районах столицы.
   Аптека в Лейпциге есть и у жены Крассельта. Она тоже участвовала в тендере и одержала победу еще в трех зонах. Таким образом, аптекарская чета «застолбила» 7 из 13 районов — больше половины рынка.
   Вероятно, самую низкую цену Крассельты смогли предложить, так как себестоимость раствора для инфузий, произведенного на мощностях Oncosachs, ниже, чем у продукции привычных фармацевтов. Еще в четырех районах победителем стала берлинская аптека Pelikan; согласно тендерной документации, ее руководство обещает сотрудничать с субподрядчиком — компанией Oncosachs.
   Следовательно, с 1 декабря почти все берлинские пациенты, застрахованные в AOK, обеспечиваются препаратами семейной империи Крассельтов.
   Если подозрения Лейпцигской прокуратуры подтвердятся, то можно будет утверждать, что Крассельты изобрели весьма хитрую бизнес-модель: пациентам AOK фирма Oncosachs предлагает минимальные цены. А за остальной рынок борется, подкупая врачей.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK