Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "История с математикой Вадима Самойлова"

Вообще, куряне, как и большинство жителей средней полосы России, москвичей недолюбливают. Но коренной москвич Вадим Самойлов, генеральный директор Михайловского ГОКа, в Курске прижился — то ли из-за характера, то ли оттого, что сумел доказать свою полезность.Мальчик-мажор

Вадим Самойлов родился 24 июня 1962 года в Москве. Мать, Валентина Викторовна,— врач. Отец, Павел Федорович,— доцент, преподаватель МАДИ.
Семья жила в достатке: родители по нескольку месяцев в году работали за границей. Вадим оставался дома один. Но на товарищей и улицу много времени не тратил: учеба в специализированной школе с углубленным изучением французского языка отнимала почти все время. Самое сильное воспоминание детства — «Три мушкетера», первая книжка, которую он осилил на французском.
Окончив школу, Вадим поступил в Московский университет дружбы народов на факультет физико-математических и естественных наук. Родители поздравили сына с поступлением телеграммой: очередная загранкомандировка не позволила им попереживать за чадо в Москве.
В университете Вадим выделялся среди сокурсников невозмутимым спокойствием. На экзамены и зачеты ходил как на обычную лекцию. «Он никогда не зубрил конспекты. Не волновался,— говорит его супруга Лариса.— Первый раз мы столкнулись с Вадимом на вступительных экзаменах. Он мне, кстати, сразу не понравился: какой-то нестандартно спокойный. Все вокруг волнуются, бегают, а ему все до лампочки».
Ничем, кроме спокойствия, Вадим среди однокурсников не выделялся. Сын обеспеченных родителей, он мог бы, например, позволить себе курить импортные сигареты. Но нет — только «Ява». И на лекции, как все, ездил на метро.
Зато после занятий Вадим с удовольствием «отрывался» с сокурсниками в родительской квартире — вечеринки, капустники, дни рождения. Как вспоминает Лариса Самойлова, квартира переживала нашествия студенческих орд. «Дверь не закрывали,— говорит она,— одни уходили, другие приходили». Родители так привыкли к тому, что у сына вечно кто-нибудь в гостях, что, когда в доме возникала тишина, первыми беспокоились: уж не перессорился ли сын с приятелями?
Любовь студента

Знакомство Вадима Самойлова и его будущей супруги началось, как уже было сказано, на вступительных экзаменах в Университет дружбы народов.
И на первой же лекции они оказались рядом. Правда, Лариса говорит, что поначалу Вадим показался ей этаким вальяжным барином.
Лариса Самойлова: «В первый же день меня просто взбесило, что он ввалился в аудиторию с получасовым опозданием. И так небрежно плюхнулся рядом со мной. Кто бы мог тогда подумать, что все годы учебы в университете мы проведем вместе?»
На втором курсе Вадим и Лариса решили пожениться. Свадьбу сыграли дома. Был весь курс. Съели таз «оливье» и полночи протанцевали.
В квартире родителей отмечали и рождение первого ребенка — дочери, Саши. «Можно сказать, что ее воспитал наш институтский курс,— шутит Лариса.— Пеленки были коллективным делом».
Вадим окончил университет с двумя дипломами: математика и переводчика. Хотел поступить с аспирантуру, но немного запоздал с подачей документов. Пришлось идти в армию.
Об этом времени Вадим Самойлов вспоминает с улыбкой: «Столько я даже в университете не писал. Служил, как полагается, но вдобавок помогал офицерам учиться. Было такое ощущение, что я в одиночку всем военным начальникам помогаю с конспектами».
Правда, и выгода от такой нудной работы очевидна: несколько раз побывал в отпусках. Да так успешно, что к моменту демобилизации в семье Вадима и Ларисы Самойловых было уже двое детей.
Вадим Самойлов: «Семья для меня — святое. Мои родители и дети — главное в жизни, то, что дает стимул работать».
Со временем семья Самойловых переехала из старой московской квартиры родителей на улице Гастелло в просторные апартаменты Вадима на проспекте Мира. Полноправные члены семьи — немецкая овчарка, черепаха и морская свинка.
Командует домашним парадом Лариса. «Удивляюсь,— говорит она,— как у меня получается быть домашней хозяйкой. Когда мы поженились, я даже яичницу приготовить не умела. Все делал Вадим. А я смотрела. Но в какой-то момент он торжественно снял фартук и передал мне. Я поняла: отныне готовить буду только я».
Учитель математики

После армии Вадим все-таки окончил аспирантуру. Пытался было защититься. Но, как он сам вспоминает, однажды задал себе вопрос: «А зачем это нужно?» И ушел в бизнес.
При МВТУ имени Баумана создал частное научное предприятие. В нем под началом тридцатилетнего аспиранта работали несколько докторов наук. Зарабатывали деньги научными обоснованиями и бизнес-планами для промышленных предприятий.
Наконец пути его «шараги» пересеклись с интересами банка «Российский кредит». Банк готовился вступить в права владения Михайловским горно-обогатительным комбинатом, к тому времени предприятием убыточным и почти бесперспективным. Вадим и его коллеги разработали для банка рекомендации по реанимации ГОКа.
И вот руководство «Российского кредита» предложило Самойлову применить эти рекомендации на практике. Так он стал генеральным директором ГОКа, живя попеременно то в Москве, то в городе Железногорске Курской области, где расположен комбинат.
В Курске новоиспеченного директора встретили настороженно: москвич, да еще теоретик. Как-то он будет управлять предприятием, на котором работает около 15 тысяч человек?
Чиновники из областной администрации сразу же приклеили ему прозвище «учитель математики». Невысокого мнения о Самойлове поначалу был и губернатор Александр Руцкой.
А через два месяца после начала работы Самойлова на комбинате Руцкой собрал пресс-конференцию и публично извинился перед Самойловым, заявив, что первоначальное мнение о нем было ошибочным.
Что сделал Самойлов? Главное — отказался от услуг многочисленных посредников, потому что около 250 фирм, продававших продукцию комбината, по сути, грабили производство: к тому времени они задолжали ГОКу около 45 млн. рублей. При Самойлове комбинат впервые за многие годы стал работать с прибылью, были отданы долги по зарплате, а сама среднемесячная зарплата увеличилась на 12%.
О нынешней же популярности Самойлова у рабочих говорит такой факт. В феврале этого года 120-тонные грузовики с железорудных карьеров перекрыли дороги области — так взбунтовавшиеся рабочие ГОКа вступились за своего директора. Дело в том, что главный акционер комбината, банк «Российский кредит» решил продать свой пакет акций предприятия, а перед этим хотел убрать директора, который к тому времени стал проявлять все больше самостоятельности.
Вадим Самойлов: «Я взялся руководить комбинатом не ради денег. Их-то у меня уже до ГОКа было достаточно. Речь шла о самореализации: способен ли я достичь в жизни чего-то еще? Поэтому, как только я стал директором и понял, что за мной стоит коллектив, я сам стал себе главным судьей — и никаких советчиков. Вот если бы мои идеи не понравились подчиненным, я ушел бы без разговоров».
В итоге Самойлов остался, а железногорцы присвоили ему в 1998 году титул «Человек года». Весной по представлению губернатора Руцкого Кремль наградил Самойлова орденом «За заслуги перед Отечеством» II степени. Руцкой первым поздравил Самойлова с наградой и пообещал «самолично размазать обидчиков Самойлова по стенке». Кого он имел в виду, уточнено не было.
Сейчас, когда дела на комбинате идут неплохо, Вадим Самойлов говорит, что ему все больше хочется выяснить отношения с государством. Которое, по его мнению, пренебрегает людьми, работающими на производстве.
Вадим Самойлов: «Государство привыкло, что директора все свои действия сводят к словам: «Давайте больше денег». Хотя не всегда дело в деньгах. Нет общегосударственной производственной идеологии. Элементарного понимания, что такое есть наша страна, наш народ, живущий в провинции или в столичных небоскребах. Отсюда все беды в стране».

АЛЕКСАНДР АНДРИАНОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK