Наверх
21 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Иван АНТОНОВ: «Российские химики дорого стоят»"

Несмотря на рост цен на газ на внутреннем рынке и усиливающуюся конкуренцию за рубежом, отечественные производители минеральных удобрений не опасаются прихода крупнейших западных игроков в Россию. Как считает президент и председатель правления ОАО «Акрон» Иван Антонов, иностранцы упустили свой шанс.   — Для производителей минеральных удобрений рост цен на газ — один из основных факторов, влияющих на повышение себестоимости продукции. Голубое топливо на внутреннем рынке постоянно дорожает. Как «Акрон» справляется с этой проблемой?

   — Действительно, если вспомнить ситуацию 3—4-летней давности, тогда цена на газ держалась чуть выше $20, сейчас — превышает $40. Прогнозируется, что в 2010 году стоимость тысячи кубометров газа на внутреннем рынке будет более $60. Понятно, что цены будут расти и дальше. Это закономерно. Но, по-моему, главное — не перегнуть палку. Важно, чтобы не было каких-то резких повышений цены. Россия является ведущим производителем природного газа в мире, и я считаю, что с учетом этого фактора цена голубого топлива на внутреннем рынке должна быть ниже, чем, к примеру, в той же Европе.

   Что касается наших предприятий в Великом Новгороде и Дорогобуже, то «Акрон» готовится к повышению цен на газ, улучшая технологии по выпуску удобрений. Основное потребление газа у нас приходится на производство аммиака. Поэтому именно здесь мы в первую очередь внедряем передовые технологии. Так, в 2003 году группа сотрудников нашего предприятия была награждена Государственной премией правительства РФ за совершенствование химических технологий производства аммиака. Также мы сотрудничаем с отечественными научными и проектными организациями. Например, с бывшим государственным Институтом азотной промышленности. Кроме того, покупаем разработки западных инжиниринговых компаний.

   — Это, наверное, дорого?

   — Стоимость подобных разработок и проектов может доходить до нескольких миллионов долларов. Наши приоритеты в применении новых технологий — все, что касается таких направлений, как энергетика и экономия газа.

   — А государство оказывает поддержку российским производителям минеральных удобрений?

   — Если говорить о роли государства в нашей отрасли, то сегодня нам, по большому счету, грех жаловаться. Возьмите тот же природный газ, используемый для производства азотных удобрений. Несмотря на рост цен, его стоимость на внутреннем рынке дает нам серьезные конкурентные преимущества по сравнению с зарубежными производителями. За это и государству вообще, и «Газпрому» в частности можно только сказать большое спасибо. Это очень правильная политика — поддержка национальных компаний.

   Еще один положительный пример. Для многих российских предприятий по выпуску минеральных удобрений основная составляющая — хлористый калий. И поскольку отечественные его производители работают в конкурентной среде, это позволяет нам покупать данное сырье по рыночным, не завышенным ценам. Чего не скажешь об апатитовом концентрате — еще одном важнейшем для нас виде сырья. К сожалению, независимые производители, выпускающие фосфоросодержащие удобрения, страдают сегодня от монопольной политики акционерного общества «ФосАгро».

   — «Акрон» ведь конфликтовал из-за этого с «ФосАгро»?

   — Да, и в итоге мы были вынуждены подписать договор о поставках апатитового концентрата на условиях «ФосАгро». Контракт рассчитан на год, сырье мы получаем через посредника, хотя непонятно, зачем нужен этот посредник, если концентрат используют всего четыре независимых производителя удобрений. Мы считаем, что цена его завышена. Такое положение дел — результат монопольного положения «ФосАгро» на рынке. К сожалению, в этой ситуации государство не хочет вникать в проблему и нам приходится бороться в одиночку.

   — А на внешних рынках государство поддерживает российских химиков?

   — Честно говоря, хотелось бы, чтобы Минэкономразвития проявляло большую активность в этой сфере — для отмены неоправданно высоких импортных пошлин в страны Евросоюза. Например, по продаваемой нами аммиачной селитре импортные пошлины могут достигать 30—40% от экспортной цены. Это означает, что нам сложно конкурировать с другими производителями на европейских рынках. Да и не только там. Против нас вводят различного рода ограничения даже такие далекие страны, как Австралия и США. Остается лишь надеяться, что после вступления России во Всемирную торговую организацию мы будем вместе с представителями Минэкономразвития бороться с подобными барьерами и добьемся исправления ситуации.

   — Химическое производство отличается повышенным износом оборудования, что является серьезной статьей расходов…

   — Конечно, химическое производство очень опасно. Это агрессивная среда, высокое давление и температура, опасные смеси газов, способные загореться и даже взорваться. Поэтому нормы эксплуатации оборудования предусматривают как минимум ежегодную остановку оборудования и аппаратов на профилактику, осмотр и ремонт. В случае необходимости производится физическая замена. Ремонт и обновление оборудования, замена его на более экономичное и качественное происходят постоянно. Это, кстати, касается не только оборудования, но и трубопроводов, кабельной продукции, систем управления производством.

   Второе направление наших инвестиций — создание новых мощностей. С одной стороны, мы закрываем старые производства, которые уже принципиально отработали свое, и на их месте сооружаем новые. Скажем, сейчас заканчиваем строительство новых цехов по производству карбамида и формальдегидных смол. Кроме этого вкладываем средства и в расширение производства. За последние 3—4 года построили несколько современных цехов по производству метанола мощностью 100 тыс. тонн в год и углекислоты мощностью 50 тыс. тонн. И уже готовимся к строительству цехов по производству аммиака и карбамида мощностью 450 тыс. и 400 тыс. тонн соответственно.

   — Компания имеет долгосрочную инвестиционную программу?

   — До 2015 года мы планируем вложить в свои заводы примерно $1,5 млрд. В прошлом году уже было вложено около $80 млн.

   — Еще один важный аспект для всех химиков — логистика. Что предпринимает «Акрон» в этом направлении?

   — Мы постоянно закупаем вагоны для перевозки удобрений. Сегодня в нашем собственном парке около 1000 вагонов и примерно 600 цистерн. Их количество мы будем наращивать и дальше.

   Что касается портов, то основная перевалка нашей продукции идет на Балтике, через порт Муга. Здесь мы перегружаем 2,5 млн. тонн удобрений в год, из которых 75% — грузы нашей компании. В прошлом году серьезно заинтересовались Николаевским портом на Украине. Сегодня ведем переговоры с руководством этого порта и местными властями по поводу строительства терминала для перегрузки сухих удобрений. Планируем поставлять их как с заводов холдинга «Акрон», так и от других производителей.

   — Вас не пугают политические риски? Достаточно вспомнить историю с «Криворожсталью»…

   — Скажем так: мы пока не форсируем этот проект. Но если у нас все сложится позитивно, будем активно работать в этом украинском порту. К тому же стивидорный бизнес — достаточно ликвидный. Если проект будет реализован, а затем начнутся какие-то проблемы, такой бизнес всегда можно выгодно продать. Главное — все правильно оформить с позиции законности, чтобы не случилось такой истории, как с «Криворожсталью».

   — «Акрон» — единственный российский производитель минеральных удобрений, имеющий предприятия в Китае. Легко ли иностранной компании вести бизнес в КНР?

   — Китайцы — большие, чем мы, патриоты. В КНР действует закон, согласно которому основная цель иностранных инвестиций в Китайской Народной Республике — развитие экономики страны и повышение уровня жизни китайского народа. О выгодах иностранных инвесторов в этом законе ничего не написано. Для китайской стороны идеальный вариант инвестиций — привлечь иностранцев, получить от них средства, современные технологии, наладить производство, а затем попытаться ограничить возврат средств инвестору, обговаривая различные условия выплаты дивидендов и предлагая реализацию следующих инвестиционных проектов.

   Поскольку до создания СП мы более 10 лет работали в Китае, то были прекрасно осведомлены о подобных нюансах и поэтому уже на стадии переговоров и подготовки документов постарались отстоять все интересы российской стороны, и нам это удалось. К тому же, приступая к созданию СП с китайскими партнерами, мы подобрали хорошую команду переговорщиков — опытных специалистов, знающих местную специфику. Этот процесс продолжался полтора года. Но если с китайской стороной подписано соглашение, совместная компания зарегистрирована в соответствующих государственных учреждениях и работает, не нарушая китайские законы, то риски осложнений сводятся к минимуму. Успешная работа предприятия «Хунжи-Акрон» — прекрасный тому пример.

   — Сохранят ли отечественные агрохимики независимость от крупных иностранных игроков или их приход на российский рынок — лишь вопрос времени?

   — Я считаю, что момент, когда на российском рынке можно было кого-то поглотить, уже прошел. Иностранцы его упустили. Сейчас активы наших производителей удобрений очень дороги, собственники знают им цену. К примеру, «Уралкалий» сегодня стоит приблизительно $2,5—3 млрд., «ЕвроХим» — более $2 млрд., «Акрон» — около $1,5 млрд. Иностранные компании платить такие деньги не готовы. А причин, по которым стоимость наших компаний может снизиться в ближайшее время, я, честно говоря, не вижу. Пока все аналитики предсказывают рост рынка акций этих компаний на 20—30% ежегодно.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK