Наверх
21 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Ивайло КАЛФИН, министр иностранных дел Болгарии: «Болгарские солдаты не продаются»"

В начале этого года планировался визит министра иностранных дел Болгарии Ивайло Калфина в Москву, о чем существовала договоренность с Сергеем Лавровым. Но визит не состоялся. Некоторые эксперты связали это с тем, что Болгария выступила в поддержку стран, резко возражавших против планов «Газпрома» поднять цену на газ. На вопросы «Профиля» отвечает министр иностранных дел Болгарии Ивайло Калфин.— Так отчего же сорвался ваш визит в Москву?
— Мы договаривались с господином Лавровым, что он состоится в начале года. Предлагалась вторая половина января, затем оказалось, что это не совсем удобно.
— Но сначала было болгарское заявление об отказе платить за российский газ больше, чем раньше?
— Да, оно прозвучало, когда «Газпром» объявил, что собирается пересмотреть контракт на транзит газа через Болгарию. Однако у нас есть договор с «Газпромом», заключенный в 1999 году на его же условиях, и он действует до 2010 года. В нем зафиксированы две цены. Первая — за поставку газа в Болгарию, одна из самых высоких в Европе, выше, чем для Германии, не говоря уже о более близких к России государствах, — по $235. Другая — по транзиту газа через нашу страну. Это, повторяю, схема «Газпрома», так что когда Болгария подписала договор, наше правительство обвиняли в невыгодной сделке, был даже скандал. В результате сопоставления двух цен мы получаем газ в среднем по $160. Что касается периода, который наступит после окончания срока действия договора, после 2010 года, — это подлежит обсуждению. Есть перспектива увеличения транзита газа через Болгарию, возможен разговор о повышении цены. Сейчас газ через нашу страну идет в Македонию, в Грецию, можно построить газопровод до Сербии. Но, конечно, мы не захотели пересматривать уже действующий договор. Что, кстати, не удивило и никак не обидело «Газпром».
— Следовательно, визит отложен не из-за газа?
— Да нет же, просто рутинная работа по согласованию сроков визита. Сейчас ищем другие даты.
— Предоставляя свою территорию для транзита российского газа, вы становитесь союзником «Газпрома» по экспансии в Европу, что вызывает некоторые опасения в ряде европейских стран. А ведь Болгария стремится стать членом Евросоюза с будущего года.
— Насколько мне известно, «Газпром» обеспечивает около 60% потребностей Европы в газе. И есть прогнозы, что эта доля будет увеличиваться.
— Если Европа согласится…
— Сейчас возобновляется дискуссия по поводу общеевропейской энергетики. Раньше каждое государство заботилось лишь о собственных интересах. Это проявлялось в том числе и в отношении к источникам энергии, прежде всего — ядерным, очень деликатным для Европы. Сейчас все поняли, что дело не только в ядерной энергетике. Должна быть выработана общеевропейская энергетическая политика. Необходимо создать единые условия. Это в интересах всех европейских стран, думаю — и в интересах «Газпрома».
— А газовое направление?
— Процесс либерализации будет идти. Несмотря на то, что некоторым государствам трудно переделывать весь существующий механизм. Кстати, новые члены Евросоюза легче принимают перемены. Государства Юго-Восточной Европы заключили в Афинах договор о создании единого газового рынка. Есть идея включить этот региональный рынок в общеевропейский. Болгария — участник этого соглашения. Но в Болгарии 100% газа — из России, и при любой либерализации источник останется тот же — «Газпром».
— Есть посредники между «Газпромом» и Болгарией?
— «Булгаргаз», насколько я знаю, имеет договоры с двумя или тремя компаниями, и все они связаны с «Газпромом». Мы говорим о рыночной цене на газ. Но получается, что в разных государствах Европы существуют разные цены, хотя источник один — «Газпром». В Прибалтике одна рыночная цена, в Германии — другая, в Болгарии — третья.
— Болгария явно не боится ядерной энергетики. Вы ведь экспортируете электроэнергию и собираетесь строить новую атомную станцию?
— Болгария покрывает 70% дефицита электроэнергии в Юго-Восточной Европе. Продаем электричество в Сербию, Грецию, Македонию, Албанию. Мы должны остановить два блока АЭС в Козлодуе до конца года. Но строим новую АЭС. Вернее, продолжаем строить ту, которую начинали 20 лет назад.
— Был тендер на поставку оборудования?
— Еще нет. Претендентов пока два. «Газпром», совместно с французами, и чехи с американцами.
— Почему-то есть уверенность, что в итоге выиграет «Газпром». От чехов «Шкода»?
— Да.
— Но и там есть доля «Газпрома»?
— Есть.
— А финансировать строительство будет Болгария?
— Евросоюз не субсидирует ядерную энергетику. Есть две возможности — либо государство берет на себя большую часть затрат. Либо привлечение инвесторов — есть компании, которые готовы инвестировать. В Болгарии высока цена электрической энергии, дело выгодное.
— Становится ясно, что не из-за газа и споров с «Газпромом» отложился ваш визит в Москву. А какова главная тема будущих переговоров с Лавровым?
— Двусторонние и международные проблемы.
— К примеру, размещение баз НАТО в Болгарии, речь идет о 3 тыс. солдат блока? В апреле, когда в Софию приедет Кондолиза Райс, ожидается подтверждение.
— Этот вопрос мы не обсуждали с Россией, он не ставился российскими коллегами. Хочу подчеркнуть, что речь не идет о таких военных базах, какие есть у американцев в Западной Европе. Это, скорее, некие военные сооружения, которые будут использоваться и армией Болгарии, и НАТО. Цель — организация совместных учений. О 3 тыс. солдат можно говорить только на время проведения таких учений — максимум 2 недели. А так численный состав будет намного меньше, просто достаточный для обслуживания инфраструктуры. Мы пока еще ведем переговоры с НАТО.
— Членство в НАТО прибыльно? Ведь у вас было неплохое оружейное производство, но вот теперь ваш контингент есть в Ираке, а оружие иракцам продают Украина и Польша.
— Болгария тоже экспортирует в Ирак: два года назад примерно на сумму в 3 млн. евро, сейчас — около 5 млн. Это поставки вооружения и гражданские товары. Не думаю, что стоит так считать — сколько даем, сколько берем. Скажем, в Ираке мы сами оплачиваем расходы, американцы берут на себя только логистику. А в Афганистане и логистику оплачиваем. Но болгарские солдаты не продаются. Мы помогаем другим странам, наши миссии нацелены на стабилизацию в регионах, и, в конце концов, они выгодны. Однако в деньгах мы получаем меньше, чем выплачиваем.
— Ваши солдаты служат и в Косово. Президент Путин говорил, что надо очень осторожно относиться к планам раздела Косово, чтобы не создавать опасный прецедент. Какова болгарская позиция?






«Президент Путин совершенно прав. Нельзя создавать моноэтничные государства».

— Президент Путин совершенно прав. Нельзя создавать моноэтничные государства. Мы не согласны с разделением Косово на сербскую и албанскую части. Должен быть создан демократический механизм, который позволит всем — и Приштине, и Белграду — принимать участие в выработке решений. Иначе будет создан прецедент, который хорошим никак не назовешь.
— Идет ли в последние 10 лет диалог между Болгарией и Россией?
— Да, и он носит регулярный характер. Несколько раз встречались наши президенты, Михаил Фрадков посещал Болгарию. Много ваших туристов приезжает. Недавно наш министр экономики и энергетики был в Москве. Перед ним — министр культуры.
— 1 января 2007 года Болгария вступает в Евросоюз. Какой в этом резон?
— Другого пути нет. У нас около 60% товарооборота — с Евросоюзом. Главная цель — выйти в экономике на европейский уровень. Сейчас у нас производительность труда в 2,5 раза ниже, чем в Европе, энергоемкость, напротив, в 6—7 раз выше, цены, правда, составляют примерно 55% от среднеевропейских, но зато доходы людей втрое ниже. Вот какие разрывы надо сокращать.
— На это нужны большие инвестиции, серьезные деньги…
— …и денег всегда не хватает. Хотя с 2007 до 2013 года в распоряжение Болгарии поступят 11 млрд. евро. Все отрасли должны получить инвестиции, чтобы научиться соответствовать европейским стандартам, европейскому качеству. Вхождение в Евросоюз особенно сложным окажется для мелкого, среднего бизнеса. Но мы должны это сделать.
— Разработан план вхождения?
— После 16 лет мы вернулись к плановой экономике, и это — требование Евросоюза. Сейчас заканчиваем подготовку национального плана развития на 2007—2013 годы. Там прописано, как эти 11 млрд. будут распределяться. Деньги можно освоить, если есть хорошие проекты. Такие проекты должны дать общины и компании.
— Плановая экономика равняется административно-хозяйственной системе управления?
— Никакого знака равенства. Я разговаривал недавно с председателем предыдущего комитета планирования. Он говорит: должны мы знать, сколько в Пловдиве молока производят? А мы не знаем и не хотим знать. Мы знаем, что есть такие-то программы, созданы такие-то стимулы, выставлены такие-то требования к производителю и, вписываясь в программы, используя стимулы и выполняя требования, этот производитель может получить финансовую поддержку.
— Какие замечания остались у Еврокомиссии к Болгарии в качестве кандидата на вступление?
— Будет дана оценка по 30 переговорным сферам. Что выполнили, что нет. Последний доклад Еврокомиссии в октябре отмечал пять сфер, где Болгария должна срочно исправлять ситуацию. Думаю, что в трех из них это мы уже осуществили. В том числе приняли законы по защите интеллектуальной собственности, обеспечили свободное передвижение услуг, в частности — по автострахованию гражданской ответственности. Остались две очень сложные: коррупция и сельское хозяйство. Проводим судебную реформу, принимаем меры по повышению прозрачности государственных финансовых потоков. Отказаться от субсидий сельскому хозяйству пока трудно.
— Членство в Евросоюзе сможет послужить стимулом для развития отношений между Болгарией и Россией?
— Вполне возможно. Мы теперь не будем видеть в России ни благодетеля, ни наоборот. А будем выстраивать нормальные соседские отношения.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK