Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "Из Мордовии с чистой совестью"

В обретении бизнесменами Мордовии своего места в жизни значительную роль сыграла случайность. Даже сложно представить себе, как выглядела бы республиканская экономика, если бы Владимир Литюшкин стал физиком-теоретиком, Эвир Боксимер — телемехаником, а Сергей Дорогайкин — офицером КГБ.Старший брат

Специфика развития бизнеса в Мордовии определяется двумя основными факторами.
Первый — это крайняя криминализация региона, сопоставимая по масштабам с «казанским феноменом» восьмидесятых годов. Это и неудивительно: «солнечная» Мордовия известна как край лагерей и традиционно упоминается по этому поводу в одном ряду с не менее «солнечным» Магаданом.
Быть бизнесменом в Мордовии трудно. Если кто-то и готов открыть ларек, кафе или просто торговать пирожками на улице, то готовность эта напрочь убивается твердой, «спинномозговой» уверенностью, что завтра же придут бандиты и начнутся большие проблемы. Более того, стереотип «крутится — значит, ворует» в народном сознании не изжит по сей день. Отсюда мораль: не высовывайся.
Преодолевать бандитизм и уголовные традиции в деловом обороте (и это второй фактор) может лишь сильная личность авторитарного склада, подчиняющая себе буквально все, что происходит в политике, экономике и культуре республики. В роли такой силы выступил нынешний глава Мордовии Николай Меркушкин. Рассказывают, что залог успеха в местном бизнесе — хорошие отношения с Меркушкиным. Именно он покровительствует и отсылает в опалу, распределяет кредиты и утверждает кандидатов в депутаты Госсобрания, указывает, что можно и что нельзя. Считается, что по-иному в маленьком дотационном регионе со скудными природными ресурсами, маргинализированным населением, живущим на $22 среднемесячной зарплаты, и, по сути, единственным городом Саранском — просто никак.
Два упомянутых фактора объясняют слова главного редактора одной из местных газет: «Вся мордовская элита страшно зажата». Действительно, когда местным бизнесменам задают вопрос, на каком автомобиле они ездят, они сначала задумываются, а потом, прибедняясь, называют марку попроще.
А еще Мордовия славится открытой клановостью. Вершину политического и делового Олимпа республики гордо делят три брата Меркушкиных. Николай Иванович — президент или, как он предпочитает именоваться, глава республики. Александр Иванович — руководитель компании «Саранскстройзаказчик». И Иван Иванович — директор «Мордовнефтепродукта».
Александр Меркушкин, старший брат, Саранский госуниверситет закончил первым. Пятнадцать лет отработал в Управлении капитального строительства (УКС) МВД республики. В разгар перестроечных восьмидесятых ушел наверх — зампредом Саранского горисполкома по строительству. Затем, по его собственным словам, понял, что на бюджетное финансирование рассчитывать не приходится, и решил преобразовать деятельность городского УКСа. Меркушкин пробил строительство жилья на средства населения — новация для тех времен, причем собранные средства было решено хранить в валютном эквиваленте на спецсчете. В 1994 году Меркушкин приватизировал свое управление, а к концу года сдал первые три дома.
Со временем из стройподрядчика долевого жилья с коллективом из 40 энтузиастов предприятие Меркушкина превратилось в универсальный строительный холдинг замкнутого типа на 2100 рабочих мест. Появились заказы городского, а затем и республиканского уровня. При этом работает «Саранскстройзаказчик» исключительно на местном сырье, а его глава — убежденный противник кредитов. За пять лет деятельности число построенных и сданных квартир составило 2,5% от общего жилого фонда Саранска. Диапазон — от элитных квартир до дешевого социального жилья.
Средняя зарплата на предприятии 1150 рублей, что почти вдвое выше общереспубликанского уровня. Учитывая, что в Мордовии одна из самых дешевых потребительских корзин в России, эти деньги позволяют прожить.
В свободное время Александр Меркушкин предпочитает побыть дома, поехать в лес, пообщаться с детьми и внуками. Дочь Меркушкина работает врачом, сын — предприниматель, проходит президентскую программу подготовки кадров и в скором времени поедет стажироваться за рубеж.
Сам Меркушкин-старший ежегодно ездит за границу — «посмотреть, что они там делают». Среди множества увиденных стран больше всего запомнилась Германия: живут лучше других европейцев, да и народ попроще, чем те же французы или испанцы.
Вкусы свои в еде и одежде Александр Меркушкин считает самыми обычными. И строгая черная Audi A4 лишь подтверждает эту оценку.
Генерал света

Пожалуй, самым известным мордовским предприятием — как внутри России, так и за ее пределами — следует считать акционерное общество «Лисма», крупнейшего в стране производителя светотехнического оборудования. Меняя сгоревшую лампочку, мало кто знает, что с вероятностью 70% изготовлена она была в Саранске. И уж вряд ли задумывается о происхождении бутылки гражданин, пожелавший выпить пива. А бутылки тоже производятся на «Лисме».
«Лисма» по-мордовски означает «ручеек». Никакого отношения к широко рекламируемому ныне чаю «Лисма» предприятие не имеет. Просто чаепромышленник Игорь Лисиненко образовал название нового брэнда от собственной фамилии и названия своей компании «Май», а торговая марка саранского предприятия оказалась незарегистрированной.
С продвижением продукции «Лисмы» к лидирующим позициям на рынке связана любопытная история. В феврале 1986 года в Москве готовились к проведению XXVII съезда КПСС. Для надлежащего освещения Дворца съездов требовалось несколько тысяч электролампочек. По традиции «все лучшее — съездам» планировалось закупить их за границей. И тогда руководство «Лисмы» совершенно неожиданно обратился в Центральный комитет с предложением поставить собственную продукцию. Предложение было настолько крамольным, «неавторизованным», что тогдашних гендиректора Вячеслава Левакина и главного инженера Владимира Литюшкина заставили дать письменную гарантию под партийную ответственность, что мордовская продукция сработает на высшем уровне. Как и любая советская история, эта закончилась хорошо и плохо одновременно: к лампочкам нареканий не было, однако «выскочка» Левакин был исключен из списков на награждение орденом Ленина.
В начале 90-х годов производственное объединение с высочайшими оборотом и рентабельностью попадает под контроль криминальных структур. Происшедшую в 1994 году трагедию — самоубийство гендиректора Левакина — связывают в первую очередь с бандитским беспределом в «неформальном» управлении предприятием. Тогда, в феврале 1995 года, главный инженер «Лисмы» Владимир Литюшкин стал генеральным директором.
Новому директору сразу открылась вся картина в деталях: обнаружилось, что до четверти готовой продукции откровенно похищалось по подложным инкассовым поручениям. Доля бартера в обороте предприятия доходила до 72%, и каждые три месяца одно из крупнейших предприятий Европы оказывалось на грани банкротства. Поэтому первое, что сделал Литюшкин (подобно Николаю Пугину на Горьковском автозаводе),— реформировал сбыт, отделив его от производства. Была создана новая самостоятельная структура — торговый дом «Лисма», которая в течение нескольких лет налаживала буквально с нуля нормальную реализацию. Рынок сбыта распространился на все страны СНГ, Ближний Восток и даже Африку.
Первые признаки порядка проявились только к 1998 году, а уже к середине следующего года Литюшкину удалось полностью ликвидировать многомесячную задолженность по зарплате. Сейчас 17-тысячный коллектив завода получает в среднем по 1247 рублей в месяц, в то время как среднереспубликанская зарплата держится на уровне 650 рублей.
51-летнего Литюшкина сегодня оценивают как самого влиятельного и сильного бизнесмена Мордовии. Его так и называют — «генерал». В немалой степени этому способствуют тесные связи с республиканской властью: председатель правительства входит в совет директоров «Лисмы», а Владимир Литюшкин, в свою очередь, член Госсовета Мордовии.
Излюбленный отдых «генерала» Литюшкина — охота — как на крупного зверя, так и на водоплавающую дичь. Есть у него и ружье, и карабин, и много всякого другого оружия. Правда, признается он, выбраться на охоту получается не чаще чем раз в три года. А излюбленный повседневный отдых — чтение. Литюшкин предпочитает историков — Карамзина, Ключевского и Соловьева.
Отдыхать Литюшкин любит на Волге, в Саратове, а в последние годы — на российском Юге. Лишь однажды поехал в отпуск в Чехию, в Карловы Вары: надо было подлечиться. А вообще он сторонник активного отдыха — еженедельно устраивает себе пешие лесные прогулки длиной двадцать километров.
В числе политических кумиров Литюшкин называет Петра I, Ивана Грозного и Юрия Андропова. О последнем замечает, что, проживи тот хотя бы на пять лет дольше, мы бы сегодня жили совсем в другой стране. В качестве примера «другой страны» приводит Китай.
Еще одно излюбленное занятие — вождение машины. Их у Литюшкина две — ГАЗ-24 1982 года и УАЗ-469.
Из напитков у Литюшкина вне конкуренции водка, которая в порядке исключения может быть заменена на виски. В течение двадцати лет он курил, однако четырнадцать лет назад завязал с табаком окончательно и бесповоротно. А с 1 января 2000 года распространил это правило у себя на предприятии, причем в достаточно жесткой форме: закурил на работе — увольнение.
Любимая домашняя игра — преферанс. Игра коммерческая, требующая сосредоточенности и работы мысли, а не просто везения. Кстати, об «азартности» Литюшкина свидетельствует следующий факт. Во время делового пребывания в США их группу — в порядке культурной программы — сводили в казино. Выдали всем жетонов на небольшую сумму. И пока гости увлеченно проигрывали дареные фишки, Литюшкин смиренно сидел в баре за рюмкой виски. Жетоны были привезены домой в качестве американского сувенира.
Об укладе в семье Литюшкиных можно судить по тому, какой наказ глава семьи дал в свое время дочери-первокласснице: «У тебя обязательно должна быть золотая медаль, потому что серебряная в нашей семье уже есть». С серебряной медалью окончил школу сам Литюшкин.
Продавец мороженого

Вам никогда не доводилось покупать саранское мороженое в Москве? Мне доводилось. И в Нижнем Новгороде, и во Владимире. Казалось бы, во всех этих городах своя мощная молочная промышленность, огромные хладокомбинаты. И тем не менее.
Сергей Дорогайкин — самый молодой представитель мордовской бизнес-элиты. Ему 33 года, а бизнесом в Мордовии он занимается всего с 1997 года. А когда-то он хотел совсем другого.
Во время службы в армии Дорогайкин решил поступить в школу КГБ. Оформил документы, сдал все экзамены, но в последний момент, пообщавшись со знающим земляком, передумал. Земляк рассказал, что из пятерых принятых к последнему курсу остается один — из-за тотального доносительства, которое там активно поощрялось.
После армии Сергей увлекся борьбой. Занимался месяцев семь, потом неожиданно бросил работу, университет, куда к тому времени поступил, и уехал в школу единоборств на Тянь-Шань. Режим там был вполне монастырский: никаких женщин, мяса, вина, жесткий распорядок, восемь часов тренировок в день и полный самоконтроль. Там он провел три года. Периодически участвовал в коммерческих соревнованиях в Китае, зарабатывал деньги — в случае победы можно было получить $6—7 тысяч за бой.
Обретя таким образом стартовый капитал, в 1993 году Дорогайкин возвратился в Саранск, чтобы открыть свое дело. Начинать пришлось с торговли мороженым. Бизнес оказался небезуспешным. Уже через год Сергей решил сделать следующий шаг — от торговли к производству — и поставил целью возглавить Саранский хладокомбинат. Комбинат к тому времени уже был акционирован, но дела на нем шли неважно. Износ оборудования 85%, задолженность — более миллиона долларов. Несмотря на это, руководство комбината использовало все свои связи, чтобы не дать Дорогайкину взять предприятие в свои руки. Началось давление со стороны милиции, ФСБ и бандитов одновременно. Чего стоило победить в такой схватке — известно только Дорогайкину. Но с тех пор он выработал стиль, который помогает ему и сейчас: спишь — работаешь, ешь — работаешь.
Впервые выступая перед работниками комбината уже в качестве директора, Сергей волновался и даже не знал, с чего начать. Положение спасла одна из работниц, выкрикнув с галерки: «Ну так как, сынок? Зарплату платить будешь?» «Буду!» — отвечал Дорогайкин. «Ну, раз будешь — тогда хорошо. Тогда мы с тобой».
Сегодня его комбинат «Ялга-Холод» — один из признанных лидеров мордовской экономики: небольшое (350 работников) предприятие имеет $7 миллионов годового оборота — для Мордовии это очень много. Зарплата рабочих 1500 рублей в месяц. Половина продукции с маркой «Сделано в Саранске» уходит за пределы республики. Уровень производства вырос в пятнадцать раз. Комбинат производит 800 тонн мороженого в месяц, и продается оно в Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Самаре, Калининграде, Омске, Астане.
Как-то Сергею в знак великого уважения предложили билет в театр, в «президентскую ложу» — рядом с Николаем Меркушкиным. Дорогайкин отказался. Предлагавший счел, что Сергей сошел с ума. А тот просто считает, что выпендреж, стремление выгоднее подать себя в свете, быть приглашенным в нужные места — это из арсенала старого поколения предпринимателей, к которым Дорогайкин себя никак не относит.

Рейтинг бизнес-лидеров Республики Мордовия

МестоБизнес-лидерПриблизительный объем активов всех контролируемых предприятийСостав и сфера деятельности контролируемых предприятий
1Владимир Литюшкин$43 млн.АО «Лисма»
2Александр Меркушкин$13 млн.АООТ «Саранскстройзаказчик»
3Сергей Дорогайкин$10 млн.АО «Ялга-Холод»

ДМИТРИЙ ТОКМАН

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK