Наверх
13 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Из рук в руки"

По закону черный нал в школе запрещен, его использование карается вплоть до уголовной ответственности. Каждый директор это знает. Но все равно берут «кэшем» на свой страх и риск.Под богом — дешевле

Ни в одной, даже самой богатой стране мира государство не может обеспечить всем необходимым такой ненасытный организм, как система образования. Определенную долю бюджета любой, например, американской школы, колледжа или университета составляют пожертвования родителей, выпускников и корпораций. Процедура абсолютно легальная: есть благотворительный фонд при учебном заведении, специальный счет для пожертвований и публичный годовой отчет о том, на что пошли благотворительные деньги.

Бывший министр образования Владимир Филиппов загорелся идеей привить нечто подобное российскому образованию. В 1999 году он пробил указ президента и постановление правительства, которые позволили школам создавать попечительские советы, а тем в свою очередь — привлекать внебюджетные средства. Филиппов с гордостью рассказывал журналистам, что совсем скоро они смогут через общефедеральный сайт в Интернете узнать номер расчетного счета своей родной школы и в порыве ностальгии перечислить на него энную сумму денег. Сайт «Твоя школа» (http://ts.edu.ru) появился. Только вот лицевых счетов там не 64 тысячи — именно столько в России государственных школ, — а кот наплакал. Не заводят школы таких счетов.

Чтобы выяснить, почему, мы позвонили в школу на Юго-Западе. Директор на условиях анонимности рассказала, что ей самой противно жить как на пороховой бочке. В любой момент какой-нибудь обиженный родитель может сообщить в роно, что в школе собирают деньги на ремонт или мебель. «Я очень хотела иметь свой счет, чтобы легализовать родительские поступления. Но не нашла хорошего бухгалтера, которому смогла бы доверять». Там же, на Юго-Западе, отыскали школу, у которой есть и попечительский совет, и счет, и черный нал — все в одном флаконе. На счет родители ежемесячно направляют 150 рублей, в карман администрации отстегивают еще 500 рублей.

Директор школы из Северного округа рассуждает, что свой счет иметь выгодно, — тогда школа сможет сама распоряжаться своими деньгами. Но счета так и не завел. Испугался, что погрязнет в куче проверок — налоговой, Пенсионного фонда… «Мне проще ничего не делать, чем все это на себя взвалить», — говорит он. Ему вторит коллега из Восточного округа: «Оказалось, что в фонде обязательно должны быть бухгалтер и кассир, а им надо зарплату платить. А у нас район пролетарский, родители за каждый лишний рубль жмутся. Мы понимаем, что ходим под богом, но так дешевле».

Деньги счет любят

Справедливости ради заметим, что попадались нам и такие школы, у которых все по закону. Только почему-то рассказывать о своем показательном положительном опыте они не хотят: «Про деньги говорить журналистам ничего не будем. Мало ли что».

Смельчак нашелся: заместитель директора по воспитательной работе гимназии №1567, а по совместительству — президент благотворительного фонда «Гимназия» Андрей Козлов: «Мы решились на это совершенно незнакомое дело еще в 1995 году. Проштудировали Гражданский кодекс, выяснили, что собирать деньги может только юридическое лицо, и организовали благотворительный фонд «Гимназия». В уставе записали, что фонд создан для того, чтобы аккумулировать средства для нашей гимназии. После этого фонд заключил договор со школой. В договоре записано, что одно юридическое лицо просит другое юридическое лицо собирать деньги. Фонд обязуется рассчитываться с государством по всем налогам, школа обещает, что все средства пойдут на ее нужды и развитие».

В этом году, например, на счете фонда аккумулировали 1,5 млн. рублей. Структура доходов такая. Как говорит Козлов, 5—6% — это платные услуги школы. «Фонд платит учителям за их внеурочную работу. Это подготовка учеников на Кембриджский сертификат и курсы для поступления в нашу гимназию. Еще один источник поступлений в фонд, правда мизерный, — макулатура. В среднем по 3 рубля за килограмм. В год лишней бумаги у гимназистов накапливается тонны две-три».

Фактически 90% средств фонда — отчисления родителей. В прошедшем учебном году ежемесячная выплата составляла 250 рублей. Кстати, взносы родителей в благотворительный фонд вовсе не обязательные, так как по закону школа не может обязать их за что-либо платить. «У нас 680 детей. Когда мы рассчитываем бюджет школы, исходим из того, что, если 500 человек заплатят, это будет хорошо. В нынешнем году до этой цифры не добрались: деньги перечислили только 480 родителей. У каждых свои причины отказа. Есть родители, для которых 250 рублей в месяц — сумма большая, неподъемная. Есть и такие, кто считает: а почему я должен платить, у нас в стране среднее образование бесплатное», — продолжает Андрей Козлов.

Деньги можно перечислить напрямую на счет фонда в Банке Москвы, а можно — наличными в школе.

Андрей Козлов: «Мы все делаем в соответствии с законом. Выписываем приходно-кассовый ордер, корешок от которого остается у родителя. К корешку прикрепляется чек с фискальным номером. Затем кассир вносит поступление в кассовую книгу».

Структура расходов у гимназического фонда определяется так. Сначала директор фонда и бухгалтер все планируют, а административно-педагогический совет принимает решение. 15% денег идет на содержание самого фонда. В них входит зарплата директора, бухгалтера и кассира. Оставшиеся 85% идут на создание материально-технической базы школы, а также на поддержание чистоты и охрану. Благодаря фонду уборщицы в гимназии получают доплату, которая в два раза выше государственного оклада. С помощью благотворительных денег заменили почти всю мебель. Купили компьютеры, другую оргтехнику — в общем, перечислять дыры, которые приходится латать, можно долго.

В гимназии №1567 совершенно не жалеют, что ввязались в историю с собственным фондом и счетом. И все стоны о том, что замучают налоговыми проверками и отчетами, считают отговорками людей, которые не хотят прозрачности.

С миру по копейке…

Выяснить, какова в целом по России статистика легализации взносов родителей, оказалось делом невозможным. Один чиновник из Министерства образования и науки пооткровенничал: «Мы в федеральном масштабе аккумулируем только ту информацию, которая может интересовать государство. Вопрос внебюджетного финансирования глобальным не является, нам он неинтересен». Вот как. Налогоплательщики не удовлетворены государственными образовательными услугами, которые предоставляются их детям, и вынуждены, чтобы повысить качество этих услуг, доплачивать немалые деньги. По данным Высшей школы экономики, в 2003 году семьи школьников инвестировали в «исправление ошибок» госсистемы образования 76 млрд. рублей. Причем львиная доля этой суммы — неконтролируемый нал. Но — государству это неинтересно.

Тот же чиновник рассказал, что даже если вдруг государство взяло бы и озаботилось качеством своей работы, то все равно выяснить, сколько школ в России предпочитают жить по закону, мы не смогли бы. «По принятому в прошлом году 122-му федеральному закону, все школы переданы на уровень муниципалитетов, их курируют субъекты. И они нам не подчиняются. Поэтому цельную картинку того, что происходит сейчас с образованием в масштабах всей страны, представить очень сложно. Мы в курсе, только когда что-то случилось — ЧП какое-то. Но текущую ситуацию не представляем и сами от этого страдаем».

Неча на школу пенять

Сергей Сафронов, исполнительный директор Фонда поддержки российского учительства, так оценивает сложившуюся ситуацию: «Появление расчетного счета требует прозрачности. И если у бизнеса есть право на коммерческую тайну, то что может скрывать школа, которая создана не для извлечения прибыли? Целевой характер денег, которые идут на некоммерческие цели, должен быть максимально понятным тем, кто их жертвует. Но что греха таить, большинство школ не готовы к этому. Система еще не созрела. Причем речь идет не только об образовательной системе, а об обществе в целом. Прозрачность не может быть, только когда над тобой стоит прокурор. Прозрачность — это прежде всего культура, традиция. А если родитель получает зарплату черным налом, он, скорее всего, и учителю передаст деньги «в конверте». Согласитесь, это все взаимосвязано».

В общем, неча на школу пенять, коли… Если даже бизнес не хочет выйти из тени, то что говорить о школах, которые никогда не занимались хозяйственной деятельностью и которым бухгалтерские тонкости кажутся кругами ада?

Прозрачность и отчетность пугают директоров необходимостью дополнительной работы, не связанной с педагогикой. Нынешние руководители российских школ — менеджеры поневоле, которым приходится учиться на собственных ошибках. А серьезной программы подготовки и переподготовки менеджеров для школ в стране так и не появилось. Не стоит забывать и того, что школа — один из самых консервативных институтов общества. Сдается последним.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK