Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Из жизни финансиста"

ВЫБОР РЕДАКЦИИ Всерьез подумывая стать инженером-программистом, он в конце концов выбрал профессию банкира и не прогадал. Даже спустя 12 лет работа для него не стала рутиной. Знакомьтесь, один из лидеров нашего рейтинга — главный исполнительный директор, руководитель главной исполнительной дирекции корпоративного бизнеса ФК «Уралсиб» Александр Афонин. Интервью с двукратным победителем рейтинга Александром Базаровым вы найдете в «Карьере» от 29 ноября 2010 года.   
   О буднях корпоративного банкира, специфике этой профессии и общей ситуации на рынке журналу «Карьера» рассказал Александр АФОНИН, главный исполнительный директор, руководитель главной исполнительной дирекции корпоративного бизнеса ФК «Уралсиб».
   
   — Как вы попали в корпоративный банковский бизнес?
   — Как и многие представители моего поколения, поступившие в высшие учебные заведения в Советском Союзе, а закончившие эти же вузы в совершенно иной по своим политическим, идеологическим и экономическим реалиям стране, банкиром я стал случайно. Я осознано учился на инженера-программис-та на факультете конструирования станков с числовым программным управлением. После окончания университета даже успел поработать администратором компьютерной сети в депозитарии банка. А через некоторое время я просто не смог находиться в стороне от зарождающегося и бурно развивающегося в тот момент рынка ценных бумаг и пошел получать аттестат Минфина первой категории. Карьеру в финансовой сфере начал в инвестиционно-брокерской компании. Драйв был колоссальный. Кризис 1998 года и фатальное падение рынка ценных бумаг навело на мысль о более фундаментальных, нежели технический анализ, предпосылках роста и падения экономики. Тогда я понял, что индикатором здорового состояния экономики и одновременно ее кровеносной системой является банковский сектор. Получив второе, уже финансовое, образование, в 2000 году я пришел на работу в Альфа-банк в подразделение по работе с крупными корпоративными клиентами.
   Банковский бизнес зародился в европейских портовых городах с появлением свободной торговли, предпринимательства. Банки являлись одновременно и необходимым институтом эволюции промышленности и торговли, и стимулятором появления и совершенствования делового оборота, этики ведения бизнеса, платежной дисциплины. Изменилось с тех пор многое, а истинная суть корпоративного банковского бизнеса осталась той же — обслуживание и стимулирование развития промышленности и торговли.
   — Чем вас привлекает работа в финансово-кредитной сфере?
   — Банкир всегда находится в эпицентре трансформаций во всех сферах экономики. От его сбалансированной и ответственной позиции, особенно в момент резкой экономической нестабильности, зависят судьбы бизнеса, судьбы конкретных людей. Посмотрите, каким ростом безработицы, потерей людьми жилья, заложенного под ипотечные кредиты, катастрофическим количеством банкротств закончилось глобальное финансовое обострение 2007-2009 годов. Работа корпоративного банкира достаточно часто подчиняется общефилософским правилам и нормам из разряда «что посеешь, то и пожнешь». Ты находишься на острие сути бизнеса и видишь, как верно оцененная твоей командой совокупность материальных, финансовых, человеческих, иногда моральных и экологических составляющих может создать новый продукт, делающий мир для людей более светлым и насыщенным. Например, отрадно видеть построенный в открытом поле прокатный стан или современный гостиничный комплекс в центре сибирского города или создание в российской глубинке 1000 новых рабочих мест фабрикой, увеличившей за счет твоего финансирования выпуск продукции. Обратная сторона этого острия — твоя ошибка: ты неверно принял риски, поставил неверный контроль, в результате — дефолт, обманутые ожидания бизнеса, конфликты, банкротства, потерянные прибыли из-за списания проблемных долгов. Иными словами, корпоративный банкир — это колоссально интересная и ответственная работа для тех, кто умеет быстро думать, принимать решения, вести прямые переговоры и действовать.
   Сейчас, через 12 лет работы в корпоративном банковском бизнесе, я остаюсь при своем мнении об особой привлекательности этой деятельности с точки зрения профессионального развития, ответственности, личностного самосознания и дисциплины.
   — Смогли бы вы принять предложение о сотрудничестве от иностранного банка?
   — В текущих условиях нет больших различий между российским и иностранным банком, если деятельность последнего ведется в России. Крупные российские банки уже выросли из коротких штанишек и используют практически те же практики, правила и методы ведения бизнеса, что и иностранные кредитные учреждения. Со мной работают иностранцы, россияне возглавляют иностранные банки в Рос-сии. Мы говорим на одном и том же языке. Сейчас прошли времена дешевого и безудержного фондирования иностранных «дочек» иностранными «мамами». Все находятся в относительно равных условиях и вынуждены конкурировать с государственными банками, обладающими большей частью банковских активов в России. Миро-вая история показывает, что здоровая и сильная частная банковская система, существующая в открытой конкурентной среде, является прямым индикатором сильной и здоровой экономики в целом. В России же в последние годы мы наблюдаем усиление и доли, и роли государственных банков во всех секторах банковской деятельности.
   — Какие изменения на российском рынке банковских услуг для корпоратов произошли за годы вашей работы в этой отрасли?
   — Еще лет 10-15 назад банки часто позиционировались не как расчетно-кредитные институты, основным смыслом существования которых является оказание клиентам качественных и своевременных финансовых услуг, а как ядра или центры финансово-промышленных групп, эдакие самостоятельные бизнес-контрагенты. Существовали достаточно устойчивые связи банковских структур и олигар-хических групп на разных уровнях и в разных индустриях, многое определялось «по понятиям» — с этим дружим, а с этим не дружим. Зачастую банковское обслуживание было лишь сопутствующей составляющей более значимым сделкам между финансово-промышленной группой, в которую входил банк, и корпоративным клиентом. Качество сервиса и вознаграждение порою зависело от того, кто из линейных сотрудников банка или крупного корпоративного клиента своевремен-но и более аргументированно подготовит своего акционера к диалогу по решению той или иной возникшей проблемы.
   Конечно, за эти годы произошли сильные изменения. У большинства российских коммерческих банков, возраст которых не более 15-20 лет, был очень быстрый этап взросления. Надеюсь, мы научились работать, как и подобает банкам, — предоставлять клиентам качественное обслуживание и своевременные новые продукты и получать за это заслуженное возна-граждение в виде процентного и ко-миссионного доходов, а также, что немаловажно, лояльного партнерского подхода.
   — Как вы думаете, какое направление развития российской экономики может привести страну к финансовой (экономической) стабильности, если это вообще возможно?
   — Верю, что возможно, — у нас просто другого шанса не остается. Вопрос в том, сколько времени это займет. На мой взгляд, нам, скорее, нужно стабильное ответственное развитие, чем стабильность как таковая. Согласитесь, при нестабильности глобальной экономики в целом очень трудно сохранять устойчивость в отдельно взятой стране. Кто знает, сколько будет стоить баррель нефти через 2-3 года и как верстать бюджет? В качестве основного триггера развития российской экономики я вижу начало выхода государства из управления бизнесом. И чем скорее это произойдет на фоне наметившейся политической стабильности, тем лучше.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK