Наверх
9 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "ИЗГНАНИЕ ИЗ РАЯ"

Кризис заставил коммерческие банки провести крупные сокращения персонала. Куда подались служащие, потерявшие работу?    Кризис больно ударил по всей финансовой индустрии, но больше других пострадали банковские служащие. Увольнения сотрудников начались осенью прошлого года и продолжаются по сей день. Эксперты кадрового рынка констатируют: период интенсивных сокращений прошел, но процесс не остановился. «Хотя банки не раскрывают данных ни о численности персонала, ни об увольнениях, есть основания говорить, что в международном масштабе отрасль потеряла около 20% от числа занятых, или 400-450 тыс. сотрудников, — говорит начальник аналитического отдела ИА «Интегрум» Игорь Чесноков. — Для России этот показатель может быть и выше, поскольку российские банки до кризиса не всегда уделяли должное внимание бизнес-процессам». В абсолютных цифрах это выглядит так: по оценкам «Интегрума», в банковской системе России задействовано около 540 тыс. человек, соответственно, работы могли лишиться порядка 108-135 тыс. сотрудников.
   В наибольшей степени сокращения коснулись инвестиционного банкинга, чуть менее — розничного сегмента и уж в последнюю очередь они задели корпоративный сектор. Объяснение этому простое — те сотрудники, которые вчера выдавали кредиты, сегодня занимаются их реструктуризацией, а потому остаются востребованными. Что касается инвестиционного бизнеса, то с падением фондового рынка вмиг оказались не у дел аналитики, специалисты по привлечению клиентов, управляющие активами. В ритейле попало «под нож» много продавцов розничных продуктов: ипотеки, автокредитов, кредитных карт.
   Специалистов «топового» уровня сокращения коснулись не столь существенно, как среднего и низшего звена. Тем не менее ряду высокопоставленных банковских служащих все-таки пришлось искать новую работу. Куда же устраиваются вчерашние банкиры? Как и у представителей других профессий, среди банкиров есть те, кто после увольнения предпочитает взять паузу: строит дом или уезжает в длительное путешествие. По словам Оксаны Фещенко, руководителя практики Banking & Finance компании RosExpert, в докризисные времена у большинства топ-менеджеров сформировалась финансовая «подушка безопасности», которой хватит на 1-3 года безбедной жизни.
   Но те, кто не склонен к дауншифтингу, зачастую вынуждены менять сферу деятельности. Так, вспоминает Оксана Фещенко, некоторые сотрудники инвестбанка «Ренессанс Капитал» (сейчас здесь работает 760 человек, до кризиса было около 1200) перешли в телекоммуникационную отрасль. «Сейчас нет спроса на специалистов инвестбанкинга в банковской сфере, но есть спрос на них в госкорпорациях — именно там они могут использовать свои профессиональные знания, например в области слияний и поглощений», — добавляет эксперт. Один из ярких тому примеров — переход Натальи Цукановой из JP Morgan, где она занимала пост главы российского подразделения, в государственное агентство по российским инвестициям за рубежом. Теперь она работает главным консультантом в правительстве РФ по вопросам экспансии на Запад. Кстати, переход из банкинга в консалтинг (раньше, как правило, движение было обратным) сегодня явление довольно частое. «Игорь Ливант перешел из инвестбанка Goldman Sachs с позиции executive director в консалтинговую компанию McKinsey на позицию принципала», — говорит Фещенко. Многие вчерашние инвестбанкиры создают и собственные бутиковые консалтинговые компании. «В условиях резкой смены обстановки многим корпорациям понадобилась разработка новой стратегии, и услуги вновь созданных консалтинговых компаний оказались востребованы: за вполне конкурентные расценки они предлагали адекватный сервис достаточно высокого уровня, так как создавались компетентными в этой сфере людьми», — отмечает Оксана Фещенко.
   Руководители финансовых направлений банков переквалифицируются в бухгалтеров и устраиваются в корпорации. Очевидные плюсы для них — постоянный уровень зарплат и востребованность. Правда, для финансовых директоров уход в скучную бухгалтерию это, скорее, понижение, но деньги сегодня значат гораздо больше амбиций. «Тенденция к понижению есть, но это не всегда до главного бухгалтера, возможны и другие позиции — финансовый контролер, руководитель казначейства и т.д.», — добавляет Андрей Филиппов из Horton International.
   Вчерашние управляющие чужими активами теперь открывают собственные бизнесы, ведь кризис — хорошее время для стартапов. Топ-менеджмент УК «Церих» (экс-управляющий директор Павел Толмачев, председатель совета директоров Андрей Дернов, гендиректор Дмитрий Кляцкин и другие ключевые сотрудники) еще в феврале покинул компанию и теперь создает офшорный фонд объемом в несколько сотен миллионов долларов для вложений в российские активы. В феврале 2009 года пост главы УК Renaissance Investment Management оставил Андрей Мовчан, теперь он создал управляющую компанию, которая, по его собственному признанию, «станет заметным игроком на российском рынке». А покинувший в сентябре прошлого года УК «ВТБ — Управление активами» гендиректор Алексей Шкрапкин теперь занимается девелоперскими проектами в регионах.
   Менять сферу деятельности после сытых лет в банковской сфере приходится и рядовым служащим. Легче в этом смысле продавцам: смысл профессии остался тот же, лишь продукты теперь они продают иные — не банковские кредиты, а страховые полисы. «Такие люди обычно универсальны, поэтому могут быть востребованы в любой отрасли. На текущий момент банковские сейлзы находят себе применение в страховании, особенно в страховании жизни», — говорит Андрей Филиппов. «В страховом секторе не было таких сильных сокращений, как в банковском, и значительный процент кандидатов рассматривает сейчас страхование как альтернативу банкам, — поясняет партнер MarksMan Инна Суматохина. — Например, недавно мы закрыли позицию руководителя отдела продаж VIP-клиентам в страховой компании кандидаткой из private banking». В принципе, продавцы из банков могут быть востребованы в любом B2B секторе: от фирм, занимающихся раскруткой сайтов, до рекрутинговых компаний.
   Специалисты по кредитному анализу переходят в корпоративные финансы: раньше они изучали кредитоспособность компаний, а теперь уже со стороны корпораций занимаются привлечением финансирования. Еще одна тенденция — переход глав региональных подразделений в филиалы других финансовых структур, и опять в первую очередь речь идет о страховых компаниях. «Страховщики, развивающие свой бизнес в регионах, часто не находят необходимого уровня управленцев и берут людей из банковской сферы», — говорит Ольга Фисенко, ведущий специалист по подбору персонала департамента «Финанс» кадрового центра «Юнити». Свежий пример: директором филиала «Росстраха» в Новосибирске назначен Максим Креденс, до этого работавший руководителем по развитию регионального бизнеса Промсвязьбанка.
   Понятно, что переходы в другие сектора среди вчерашних банковских работников происходят не от хорошей жизни: зарплаты в кредитных организациях упали примерно на 20-30%. К тому же многим и выбирать не приходится. Но в скором времени колесо может повернуться вспять: с оживлением бизнеса вновь проснутся аппетиты у банковских HR-служб, а рынок вновь будет испытывать жуткий дефицит грамотного персонала любого уровня. Это мы уже проходили в 2005-2007 годах — во время наивысшего расцвета российского банкинга.

   ЖЕРТВЫ КРИЗИСА
   По данным компании PricewaterhouseCoopers на март 2009 года, 45% компаний финансового сектора России уже сократили персонал, а еще 23% планировали ввести эти меры в ближайшее время. Сокращение персонала стало наиболее часто применяемой мерой в области оптимизации издержек. При этом в 88% компаний сокращения происходят прежде всего за счет подразделений, деятельность которых была приостановлена или закрыта, а в 54% — вынуждены увольнять определенный процент сотрудников каждого отдела.

 

 

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK