Наверх
7 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "«Изгнать силы зла»"

57-летний генерал Джон Креддок, командующий Объединенными силами НАТО в Европе, об отношении России к западному военному союзу, противоракетной обороне американцев и об операции в Афганистане.«Шпигель»: Нет у вас опасения, господин генерал, что вновь начнется холодная война? 

Креддок: Нет. Соотношение сил сегодня не таково. Больше нет крупных союзов, противостоящих друг другу по линии одной из границ. Биполярная структура мира ушла в прошлое и больше не вернется. 

«Шпигель»: Но хотя бы как солдат вы понимаете реакцию русских? Ведь НАТО подбирается к их границам, западные войска даже используют центральноазиатские военные базы. Естественно, у них возникает ощущение, что они окружены.

Креддок: Уж если я окружен, то лучше, чтобы окружали меня демократические страны, а в НАТО все государства демократические. Мне непонятно, чего бояться, когда на границах моей страны стоят такие государства.

«Шпигель»: Значит, решение Путина о выходе из договора об обычных вооружениях в Европе — не столько военный ход, сколько политический?

Креддок: Именно так. Нам придется выслушать, почему сейчас ощущение тревоги сильнее, чем, скажем, шесть месяцев назад. Что вызвало такие изменения?

«Шпигель»: Россияне возмущены американским проектом противоракетной обороны. И они не единственные, у кого он вызывает отрицательные чувства. Даже и в самой НАТО идут дискуссии. Почему американцы не предложили этот проект в рамках Североатлантического союза, а осуществляют его по договорам с отдельными партнерами?

Креддок: Вероятно, американцы пошли по пути двусторонних контактов, поскольку их исконным желанием было в первую очередь защитить США от нападок любого из государств-изгоев.

«Шпигель»: То есть значение этого не в том, что американцы устанавливают контакты с новыми союзниками в Восточной Европе, тогда как споры об этом проекте в основном слышны в старой Европе?

Креддок: Нет, наверняка дело не в этом. Понять здесь нужно законы физики и геометрию Земли. Потому и были выбраны Польша и Чехия в качестве государств-партнеров, а не из каких-то политических соображений.

«Шпигель»: То есть противоракетный щит не является косвенным доказательством, что НАТО теряет свое значение?

Креддок: Нет, не является. 

«Шпигель»: Вы тесно сотрудничали с прежним министром обороны США Дональдом Рамсфельдом. Он был известен тем, что предпочитал для решения конкретных задач создавать временные коалиции, а не вести долгие обсуждения в структурах НАТО. Рамсфельда теперь на посту нет — изменилась ли и политика с его уходом?

Креддок: На самом деле использовались оба способа решения проблем. Делать ставку на оба метода выгодно. Мир изменился, и сейчас есть много средств добиться сотрудничества стран на многосторонней основе. А уж будете ли вы использовать проверенный временем и явно самый успешный в мире военный союз — НАТО — или же создадите «коалицию согласных», зависит от ситуации и от обстоятельств. Иногда важно, насколько быстро какое-то решение нужно провести в жизнь.

«Шпигель»: НАТО вошла в Афганистан как армия миротворцев. А сейчас эти силы ведут кровопролитную войну. Что произошло?

Креддок: Примерно на 60% территории за прошедшее время удалось добиться относительного спокойствия. А на юге и на востоке ситуация совершенно другая. Там талибы вновь пытаются восстановить свой старый режим подавления, что и делает обеспечение мира довольно сложнойзадачей…<…>

«Шпигель»: В прошлом году на саммите НАТО в Риге главы государств потребовали выработки основополагающего стратегического документа, в котором бы ясно звучала идея тесной взаимосвязи гражданского и военного вклада разных стран в общее дело. Эта задача решается?

Креддок: Работа становится все интенсивнее. Сначала нужно изгнать силы зла, и нашим войскам это под силу. Следующая фаза будет состоять в том, чтобы сохранить наше присутствие — в статусе войск ИСАФ или под знаменем афганских сил безопасности. Саму ситуацию с безопасностью необходимо существенно улучшить, чтобы получить шанс на долгосрочное развитие, а это, в свою очередь, означает инвестиции и создание рабочих мест. Это наши долгосрочные цели.

«Шпигель»: Звучит прекрасно, но в самом Афганистане далеко не все столь оптимистичны. 

Креддок: Главное в операции, проводимой НАТО, состоит в том, чтобы придать безопасности афганское лицо. Нужно подготовить афганскую полицию, нужно обучить ее, нужно платить разумные деньги, чтобы не допускать коррупции. Готовить нужно и афганскую армию, и так командовать ею, чтобы она была в состоянии обеспечить национальную безопасность.

«Шпигель»: Вы разочарованы тем, что это афганское лицо пока не приобрело отчетливых контуров?

Креддок: Да, разочарован. В армии нам, наконец, удается добиться некоторых успехов. Есть способные и хорошо обученные люди. Но ключ ко всему — это кадры командиров. Афганцы должны подготовить достаточное количество хорошо обученных офицеров. <…>

«Шпигель»: Подготовка полиции — это был проект немцев. Здесь у вас тоже сплошное разочарование?

Креддок: Да, и здесь тоже. За подготовку армии ответственность на себя взяли США, предоставившие более 2 тыс. инструкторов. За подготовку полиции отвечала Германия, и немецких инструкторов было 40. Конечно, этого явно недостаточно. Сейчас немцам должны помочь другие государства.

«Шпигель»: В прошлом году НАТО потребовала увеличить контингент в Афганистане. Из Германии вы получили шесть самолетов «Торнадо». На каких заданиях они используются и как с ними справляются?

Креддок: Они интегрированы в нашу систему сбора информации, наблюдения и разведки. Я не могу вдаваться в детали, не подвергая опасности наши операции. Существуют разные виды разведывательных целей для этих самолетов — от участия в поисках отдельных талибских лидеров до контроля за территориями, например, в плане возделывания мака, а также передвижения колонн грузовиков. «Торнадо» справляются со своими задачами прекрасно.

«Шпигель»: Если НАТО потерпит в Афганистане неудачу, станет ли это концом самого мощного военного союза в мире?

Креддок: По меньшей мере это подвергло бы союз опасности. Афганистан — наиболее значительная из задач НАТО. И вообще я уверен в успехе. Но, конечно, я не могу ничего обещать и ничего гарантировать. Если мы получим то количество войск, которое необходимо для проведения нашей операции, то вероятность успеха довольно высока. Но мы не располагаем достаточными силами не только для того, чтобы обеспечить безопасность, но и для того, чтобы восстанавливать страну.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK