Наверх
16 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Кадровый отбор"

В столице в шестой раз стартовал Международный месяц фотографии — Фотобиеннале-2006. Среди представленных фоторабот есть откровенно слабые. Но это неважно, потом за них будут просить как за шедевры. Ведь они «были на биеннале».   — Да-а-а… — задумчиво протянул глава Московского европейского клуба Владимир Семенов, глядя на фотоработу Юлии Бочковой «Баклажан» — огромное, больше метра в ширину, влагалище, раскрашенное в фиолетовый цвет. — Я бы в своем кабинете повесил.

   — Ты что, обалдел?! — покрутил пальцем у виска его спутник. — Партнеры не поймут.

   …Фотобиеннале всегда ругали за сумбурный отбор работ. И этот год не стал исключением. «Проекты не равнозначны по уровню, — отмечает известный галерист Бодуэн Ле Бон. — Рядом соседствуют как проходные и откровенно слабые вещи, так и классика мировой фотографии». А у куратора Первой московской биеннале современного искусства Иосифа Бакштейна, по его словам, голова в буквальном смысле пошла кругом от обилия фотографии. Неудивительно: более 120 выставок, больше 40 площадок, десятки тысяч фотографий…

   «Такого количества артефактов не было за все десять лет существования Фотобиеннале», — говорит председатель комитета по культуре Москвы Сергей Худяков.

   Путаницы добавляет попытка систематизировать работы по трем темам: «Путешествие», «Соблазн» и «Конфликт». Впрочем, это все придирки, за десять лет директору Мультимедийного центра искусств Ольге Свибловой удалось главное: в России стали смотреть на фотографию как на серьезное искусство, а следовательно, как на способ вложить деньги. Кстати, некоторые выставленные работы можно будет купить после закрытия, но обсуждать это надо в кулуарах, поскольку официально биеннале — выставочный проект, а не ярмарка.

   В мире тоже наблюдается всплеск интереса к инвестициям в фотографию: в прошлом году стоимость работ отдельных авторов, например, Эдварда Кертиса и Ричарда Принса, перевалила за $1 млн. А результаты фототоргов нью-йоркских аукционов (этот город признан мировой фотографической столицей) по итогам 2005 года составили около $30 млн. (в 2004 году всего $17 млн.).

Классики и современники
   «Фотография — странная штука. Невозможно понять, какая вещь гениальная, а какая — нет», — говорит Иосиф Бакштейн. Единственный способ отличить зерна от плевел, а качественную фотографию от проходной — посмотреть на работы признанных классиков. Ими в этот раз стали: «наше все» Александр Родченко (Московский музей современного искусства), любитель человеческого тела — чех Ян Саудек (Центральный выставочный зал Манеж) и гений боевого фоторепортажа Себастьян Сальгада (Галерея искусств Зураба Церетели). Так сегодня, к сожалению, уже не снимают. Главный шедевр и он же главная классика Фотобиеннале — ретроспектива Брассая, чьи работы оцениваются в $100—300 тыс. («Новый Манеж»). Куратор Национального фонда современного искусства Франции Аньез де Бувьен Сансир считает, что Брассай стал «классиком» не только потому, что жил в Париже 20-х годов, водил дружбу с Пабло Пикассо и Генри Миллером, но и потому, что обладал нестандартным мышлением: «Он первый стал делать фотографии, используя «естественное» освещение автомобильных фар или газовых фонарей. Для своего времени Брассай стал открытием в искусстве фотографии. Возможно, ему помогло и то, что он не зацикливался на фотографии. Он прекрасно рисовал, занимался граффити, писал».

   Обилие французов — вообще добрая традиция биеннале. Известный фотограф-урбанист Стефан Кутюрье (Государственный музей архитектуры им. А.В. Щусева) в своих работах пытается нащупать высокое искусство в небоскребах. На выставке представлены в том числе его работы, сделанные в 1998 году в Москве. «Я тогда целый месяц провел в Москве и облазил все пригороды, — рассказывает Стефан Кутюрье. — Где-то на западной окраине снял две многоэтажки. Меня привлекло, что с первого взгляда они похожи друг на друга как башни-близнецы, но при ближайшем рассмотрении видно, как личность человека вырывается за рамки внешнего убожества железа и бетона. Вот кто-то перекрасил балкон, другой его застеклил, а третий развел цветник. Вглядываясь, понимаешь, что эти два здания разнятся, как ночь и день». За панно с видом до боли знакомого облупленного здания где-нибудь в районе Марьино или Ясенево придется выложить $10 тыс.

   Другой его соотечественник, Кристиан Курреж (Государственный музей архитектуры им. А.В. Щусева), ищет прекрасное в профессионалах. Проект «Судьи» — серия портретов английских и французских служителей Фемиды. «Меня как портретиста привлекает то, что, позируя перед камерой, любой человек надевает маску, особенно облеченный властью, — говорит Кристиан Курреж. — А судьи, в их париках и торжественных алых и черных мантиях, оказываются как бы в маске в квадрате. Правда, модели не всегда оказываются довольны. Например, французские судьи поначалу были в ярости, а вот англичане, напротив, — в восторге от серии. Британская Национальная портретная галерея немедленно приобрела фотографию двух верховных судей Лондона». Верховного судью Парижа можно повесить у себя в кабинете всего за $3 тыс.

   Не менее любопытна выставка гения эротического фото, парижанки Беттины Реймс, чьи работы стоят от $5 тыс. («Новый манеж» с 13 апреля). Гораздо дешевле оценивают пейзажные фантазии с клонированными персонажами в стиле Магритта, другого известного француза Матье Бернар-Реймона (Музей архитектуры) — всего $2—3 тыс.

   Американцы представлены знаменитой Нан Голдин, которая тотально повлияла на фотомоду последних десятилетий. Ее вечная тема — богема, наркотики и смерть. Благодаря особой технике съемки с яркой вспышкой, получившей название Goldin look, и особой печати со слайда, а не с цветного негатива, работы Голдин (от $10 тыс.) отличают резкость и насыщенность красок (Московский музей современного искусства). «Воображаемые портреты» прекрасных инфернальных детей на фоне странных пейзажей Лоретты Люкс, немки, сделавшей карьеру в Америке, — способны заворожить (ЦВЗ Манеж).

   Достоин внимания живущий в Нью-Йорке итальянский фотограф Паоло Вентура с проектом «Память о войне». Его жанровые сценки, которые разыгрывают манекены («Похороны анархиста», «Гибель итальянского солдата» — $4—7 тыс.) передают дух времени не хуже, чем итальянское черно-белое кино послевоенных лет (Галерея «А-3»). «Я не люблю фиксировать кровь и боль, мне важнее при передаче трагедии выхватить нематериальное ощущение боли и беды, — поясняет Вентура. — Не знаю почему, но темы для своих работ я нахожу в прошлом. Трагедии наших дней еще слишком горят в душах людей, чтобы пробовать взглянуть на них абстрактно».

   Эротический фотограф итальянского происхождения Гвидо Арджентини, прославившийся съемками для всемирно известных глянцевых изданий, представит выставку Nudes. Порочные и скромные женщины стоят от $3 тыс. (галерея James c 7 апреля).

   Отдельной темой Фотобиеннале стали китайские художники, которые оккупировали Арт-стрелку, превратив ее в chinatown. По словам куратора выставки Аллиана Жульена, китайское фотоискусство сейчас на пике моды: «Я увлекся китайской фотографией лет восемь назад и сделал все, чтобы популяризировать художников из Поднебесной как в Европе и Америке, так и в самом Китае, — говорит он. — Добиться их признания на родине было не просто, пришлось, например, организовать международные выставки у них на родине. Китайцы не пойдут смотреть только своих авторов, им подавай интернациональную солянку. Зато теперь даже в Китае работы представленных здесь художников стоят не меньше $5 тыс. и моментально раскупаются».

   Звезда выставки — Ванг Квингсен представил монументальные произведения китайского соц-арта: многофигурные постановки, выкрашенные золотом и бронзой. «Шанхайские интерьеры» Ху Ян хоть и рассказывают о жизни китайских семей из различных слоев, но все равно почему-то напоминают московские общежития гастарбайтеров. А романтические работы Вэн Фень «С высоты птичьего полета», на которых изображены девочки, глядящие на небоскребы и меняющееся небо, заставляют задумываться об одиночестве и незащищенности человека как в мегаполисе, так и перед лицом природной стихии.

   Современное искусство Востока объединяет страсть к перспективе. «В китайском искусстве не существовало перспективы, и это очень чувствуется, — поясняет Жульен. — Все без исключения авторы стараются передать в своих работах максимальную глубину пространства».

Фото-арт и фото-поп
   Современные российские фотографы пока не в большой цене и поэтому для них Фотобиеннале — это шанс. По словам галеристки Айдан Салаховой, на таком солидном проекте их могут заметить западные кураторы и вывезти на известные международные фестивали, участие в которых автоматически установит рыночную цену работ. Но «засветиться» на биеннале мало — надо еще и заинтересовать. По словам куратора выставок Национального фонда современного искусства Франции Аньеза де Бувьена Сансира, главная проблема русских фотографов в том, что они слишком стремятся попасть в западную обойму и потому — как бы это сказать, нервничают: «У них все слишком. Слишком много людей, слишком много света, слишком много деталей. В общем, современная русская фотография — всегда слишком, размер ХХL. Мне кажется, фотографам стоит больше просто ходить по музеям и не забывать о своих корнях».

   А чем они заняты сейчас? В скобках заметим, что организаторы включили в экспозицию много работ востребованных на Западе российских художников, которые не являются фотографами в классическом понимании. Получилось, что среди российских работ арт преобладает над фото.

   «Арт с использованием фотографии ценится дороже чистого фото, — говорит арт-дилер Николай Палащенко. — А современные художники, которые используют фотографию лишь как один из методов, пользуются спросом».

   Например, «Путешествие в зазеркалье» Аристарха Чернышева — монитор, на который через видеокамеру проецируется искаженное изображение зрителя («Фотоцентр Союза журналистов») оценено в $2,5 тыс., фотоотчет Владимира Дубосарского о поездке по Монголии (Галерея на Солянке) — $5 тыс., панно на тему детского насилия в компьютерных играх АЕС+Ф (ЦВЗ Манеж) — $12—15 тыс.

   Современные классические фотографы стоят меньше, точнее, по меткому выражению хозяйки ХL галереи Елены Селиной, «медленнее дорожают». «У любого хорошего классического фотографа перспективы более «тихие», чем у художников, зато надежные, — считает Селина. — Классическая фотография не терпит резких жестов, которые могут себе позволить современные художники, но зато спрос на фото стабилен и не исчезнет никогда». Сейчас «классические фотографы» Игорь Мухин и Сергей Чиликов (проект «Пляжный роман» в Центральном Доме художника), Татьяна Либерман (Галерея на Солянке), Владимир Мишуков (Музей архитектуры) продаются в российских галереях по цене $700—2,5 тыс.

   Впрочем, некоторые фотографы, не так давно освоившие компьютерную программу Photoshop, считают, что они стоят дорого. Например, уже упомянутая в начале Юлия Бочкова смело запросила за фиолетовое влагалище размером 1,5х2 м $25 тыс. В самом деле, чем ее работа хуже фото панельного дома в Марьино, за которые Стефан Кутюрье просит $10 тыс.?

   Так сразу и не объяснишь.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK