Наверх
24 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Как бы уходит в небо"

Никакого отчетливого плана сохранения власти в Кремле не существует — ситуация там меняется ежедневно, если не ежечасно. В последнее верится легко, если учесть, что главным кремлевским разработчиком политических сюжетов ныне выступает городской сумасшедший.Умное никто

Если раньше сообщение об очередной болезни президента вызывало в политической тусовке слухи о серьезном нездоровье Ельцина или даже о скором конце хозяина Кремля, то нынешнее его недомогание было повсеместно квалифицировано как дипломатическое. Ну хотя бы потому, что президент отправился за город, а затем и в ЦКБ аккурат накануне подписания договора о союзном государстве России и Белоруссии — о чем минский президент Александр Лукашенко не преминул высказаться: дескать, Ельцина спрятали в больнице противники объединения.
Конечно, трудно представить, что неукротимого российского президента можно упрятать даже в обжитую им Кремлевку против его воли, но так или иначе, Лукашенко с его жадностью до российского престола получил очередную затрещину от Москвы. При этом совершенно напрасно белорусский лидер считает себя единственной причиной болезни московского коллеги.
Повышенная любовь к ЦКБ в пиковые моменты у Бориса Ельцина не новость: во время первой чеченской войны, как раз накануне новогоднего штурма Грозного президент-главнокомандующий укрылся в больнице ремонтировать себе носовую перегородку, чтобы выглядеть в случае чего ни при чем. Это похоже на то, как ребенок прячет голову под подушку, думая, что укрылся от всех. Но, похоже, Ельцин об этом не догадывается.
Потому что сейчас то же самое. Не успел президент заболеть, как военные начали третий (он же окончательный) этап чеченской операции. Будет ли этот этап окончательным, а тем более успешным — никто не знает. Но, на всякий случай, президент в плохом не замешан: болен был.
Так что время для болезни выбрано самое подходящее — заодно и на премьера Владимира Путина с его непомерным рейтингом можно взглянуть со стороны. Это важно. Собеседник в администрации президента рассуждает: «Нынешний премьер, фигура по замыслу абсолютно протокольная, вопреки ожиданиям Кремля оказался профессиональным политиком — как будто бывший шеф контрразведки родился в Кремле, а его папа был генсеком. Этим он напрягает Ельцина и его окружение. Путин не снял и не назначил ни одного министра, а потому не ввязался в войну «олигархов» и не оказался в дерьме. Он выполняет все просьбы администрации, даже «Единство» поддержал. И хотя Путин для президента как для бывшего члена Политбюро, почти небожителя,— никто, потому как снять его можно росчерком пера, но этот никто — умный. Ельцина не может не раздражать, что Путин чрезмерно правильно все делает. Раз так, значит, бережется, значит, какие-то глубинные мысли есть. Вообще, Путин не ельцинского духа человек: президенту нравятся высокие, здоровые и свойские Ильи Муромцы, готовые и водки выпить, и в бане попариться. А получается, что он привел во власть щуплого, маленького, невыразительного и несвойского профессионального контрразведчика.
У дочери Ельцина Татьяны Дьяченко и у «друга семьи» Бориса Березовского Путин уже вызывает откровенную антипатию и недоверие как преемник Ельцина. Он гэбэшник, человек для них чужой и непонятный, они не знают его истинных намерений, поэтому есть отчетливое желание его убрать, заменить. Сегодня кандидатур две. Для Березовского — это нынешний министр иностранных дел Игорь Иванов. Для Дьяченко — верный Чубайс. Иванова можно хоть сейчас посадить в премьерское кресло. С Чубайсом сложнее. К тому же опять встает вопрос об избираемом преемнике».
Политик лунатического типа

Что касается преемника, то депутат Госдумы Алексей Подберезкин полагает, что лично Ельцину преемник вообще ни к чему: «Обычно после больничных отлучек Борис Николаевич выходит с каким-то новым, иногда радикальным решением. Я не исключаю, что теперь, выйдя из больницы, он скажет: «Я опять буду президентом».
В принципе, в отсутствии такого желания Ельцина вряд ли можно заподозрить, а Конституцию в экстремальных ситуациях он просто не видит в упор — вспомним осень 1993 года. Что до «политических реалий», к которым часто апеллировал Михаил Горбачев, то их Ельцин в расчет никогда и не брал, очевидно, крепко запомнив, чем это закончилось для самого Горбачева.
Председатель думского комитета по геополитике Алексей Митрофанов говорит: «У Ельцина нет никаких планов. Он политик лунатического типа, его ведет провидение — он утром просыпается и не знает, чем день закончится. Не думает он и о преемнике, не думает и о том, что из президентов придется уходить. Он полагает, что, когда время настанет, будет просто принято какое-то неожиданное решение — и он останется».
Если это так, то вопрос «Как остаться у власти?» перед Борисом Ельциным вообще не стоит. Не царское это дело — голову ломать. Пусть кому за это деньги платят, тот и думает, что делать: мировую войну учинить или Кремль поджечь.
Собеседник «Профиля», близкий к президентской администрации, подтверждает: «Ельцин ни добровольно, ни недобровольно в отставку не хочет. Ему надо сохранить власть. Гипотетически сделать это можно политическим путем — подписав союз с Белоруссией, или же неполитическим — попросив чеченцев напасть, например, на Ростов — и будет не до выборов».
Вместе с тем так называемая семья понимает, что желание Ельцина властвовать — это одно, а сохранение его во власти более-менее конституционно или вовсе неконституционно — совсем другое. Поэтому сценарии преемничества усиленно прорабатываются, вплоть до замирения с Лужковым—Примаковым.
При этом никакого отчетливого стратегического плана, похоже, не существует — ситуация в Кремле меняется ежедневно, если не ежечасно. В последнее верится легко, если учесть, что главным кремлевским разработчиком сюжетов ныне выступает городской сумасшедший Глеб Павловский.
Просто он работает волшебником

В каждом маленьком городе есть свой сумасшедший. Кто-то над ним смеется, кто-то жалеет, дети забрасывают беднягу камнями. И вдруг городской голова с тоски делает его своим советником. И город превращается в сумасшедший дом.
При Советах Глеб Павловский был диссидентом и сидел в лагерях. В конце 80-х работал в кооперативе «Факт», потом организовал агентство «Постфактум». В начале 90-х основал Фонд эффективной политики, занимался пиаром, но ни одни выборы от начала до конца не вел. По словам людей знающих, страдает манией величия, при этом предпочитает роль теневого политволшебника. Постоянных политических пристрастий не имеет. В 1991-м был за Ельцина, в 1993-м — против Ельцина, в 1996-м удостоился благодарности за работу в предвыборном штабе Ельцина, сейчас вообще работает исключительно на Кремль.
В кругах московских политтехнологов Глеб Павловский считается изгоем. Он слывет приверженцем черных технологий, основанных на изощренном и многостороннем вранье, а для пробы любит подбрасывать в СМИ «дохлых кошек» в виде выдуманных версий и аналитических записок о разного рода госпереворотах.
Собеседник «Профиля» в кремлевской администрации говорит: «Нынешняя стратегия Павловского основана на том, чтобы никто ничего не понимал, причем как можно дольше. Чтобы в один прекрасный момент можно было бы без помех провести решающую комбинацию. Что именно должно получиться в конце — знает один Павловский. Татьяна Дьяченко и Валентин Юмашев думают, что знают. Глава администрации Александр Волошин и крутящиеся вокруг Кремля «олигархи» в лучшем случае в курсе расклада на два-три хода вперед. Работники президентской администрации среднего и низшего звена выполняют текущую работу и не знают ничего. Все остальные жители РФ — тем более».
Это что касается стратегии. В тактике тоже новации. Если раньше окружение главы государства как огня боялось завышения в общественном мнении степени опасности болезней Ельцина, то нынешний кремлевский аналитик, наоборот, не прочь сгустить краски, правда, обходными путями. Зачем — известно опять же одному Павловскому. Для пущего волшебства, наверное.
Так, из Кремля просочилось, что именно он «автор» якобы приключившегося с президентом инсульта — такое сообщение впервые появилось в Интернете на сайте «Лента.RU», каковое агентство тесно связано с Павловским.
А интересно, что там напророчили Борису Ельцину придворные политтехнологи? Прибегнув к Медицинской энциклопедии, выясняем, что при апоплексическом ударе (а это и есть инсульт) «лицо больного становится багрово-красным, дыхание — хрипящим, конечности — неподвижными как «плети», на уколы больной не реагирует, а моча и испражнения иногда непроизвольно выделяются или задерживаются».
При этом нельзя сказать, что президент совсем ничем не болен. Может, и правда случилась пневмония: не зря же Ельцина перевезли из загородной резиденции в ЦКБ. А может, прав собеседник «Профиля» в аппарате правительства: «Ельцин выпивал на отдыхе в Сочи, а потом его приводили в норму сильными средствами перед Стамбулом — все это наложилось друг на друга и сейчас дало о себе знать».
На первый взгляд, трудно поверить, что притязания Бориса Ельцина на третий срок во власти сколько-нибудь серьезны. Но если он решил? Вот в 1991 году он принял решение, вспрыгнув на танк,— и вопреки всем ожиданиям стоит на нем уже два президентских срока. Борис Ельцин как крокодил: пять дней без движения, потом раз — и кого-то съел, а потом опять залег. Тем более что равных ему в жажде власти пока не наблюдается, а власть, говорят, не дают — ее берут. Пока эту истину озвучил только генерал Лебедь, но вряд ли Борис Ельцин готов с ним поделиться.

ИНЕССА СЛАВУТИНСКАЯ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK