Наверх
17 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Как хороши, как свежи были розы…"

«Оранжевая революция» в Киеве пришлась на годовщину «революции роз» в Тбилиси. Многие поспешили увидеть в этом скрытый смысл. В отличие от украинцев грузины уже успели оценить, чего стоили надежды, которые они связывали с новой властью. Для обывателей изменилось немногое — жить в Грузии по-прежнему трудно. Но гаишники на дорогах почти перевелись, а свет выключают уже не так часто. По улицам Тбилиси прогуливаются патрульные полицейские, упакованные в новенькую форму темно-синего цвета. К лицам «некавказской национальности» стражи закона относятся без видимого интереса — приятный контраст с нашей любимой родиной. Но если что — к месту происшествия спешат. Тбилисцы рассказывают, что пару лет назад полиция откровенно игнорировала тревожные вызовы. «Сегодня, будьте уверены, наряд приедет через пять минут. Хотите проверить?»

Проехав по грузинским дорогам около 1000 км, мы не встретили ретивых соловьевразбойников в форме, промышляющих сбором несанкционированного «дорожного налога». Дорожные полицейские рассекают на мощных Volkswagen Passat, а не прячутся в кустах: за поборы и вымогательство «при исполнении» могут запросто выгнать. Таковы результаты реформы правоохранительных органов, проведенной этим летом. В отставку были отправлены примерно 20 тыс. полицейских. Вновь набранные сотрудники правоохранительных органов получают приличную зарплату (около 450 лари, или $250) и боятся потерять работу.

Бояться есть чего — в Грузии продолжается масштабное сокращение госаппарата. В результате административной реформы штат Минэкономики, к примеру, «съежился» почти в четыре раза, а его бывшие сотрудники пополнили ряды безработных. Органы государственной власти стараются не слишком выделяться на фоне общей бедности. Например, аппарат Министерства по урегулированию абхазского и южно-осетинского конфликтов занимает скромный офис на третьем этаже большого дома в центре Тбилиси. Железная дверь без вывески, узкий коридор, кабинеты, на которые не позарился бы даже какой-нибудь заведующий отделом не самой крупной московской фирмы.

Богу — богово, электорату…

Президент Саакашвили увязал войну с бедностью и войну с коррупцией. В этом году людям вернули $123 млн. долгов по социальным выплатам. Почти треть суммы обеспечили опозоренные и попавшие под уголовное преследование чиновникикоррупционеры, которых заставили вернуть около $40 млн. из неправедно нажитого. В результате повысили пенсии: с 14 до 28 лари ($15).

Ни на старую, ни на новую пенсию прожить, разумеется, нельзя. На зарплату — тоже: минимальное жалованье составляет 40 лари, но в 2005 году обещают поднять его до 115 ($64). Только вот буханка хлеба стоит 0,5 лари, литр молока — 1 лари, полукилограммовая пачка макарон — 1,5, а килограмм хорошего мяса целых 6 лари. А еще надо платить за свет, квартиру, лекарства. Многие семьи живут на деньги, которые присылают родственники, уехавшие за границу (в том числе в Россию), — с начала 90-х число экономических мигрантов превысило миллион человек, примерно 700 тыс. зарабатывают на жизнь в России. Отток рабочих рук из Грузии продолжается: новых рабочих мест пока нет. Грузинский премьер Зураб Жвания признается: «Достижения правительства — капля в море по сравнению с тем, чего ждет от нас население».

Совсем недалеко от резиденции президента Михаила Саакашвили в Тбилиси в годовщину «революции роз» КатоликосПатриарх всея Грузии Илия II принародно освятил новый кафедральный собор Цминда Самеба (святой Троицы). Он теперь в Грузии — самый главный. Строили восемь лет, когда стало не на что — пустили шапку по миру. Народных пожертвований тоже не хватило, но деньги дал известный бизнесмен Бидзин Иванишвили. Как сказали бы у нас — социально ответственный. На церемонии ему отвели особое, почетное место рядом с президентом.

Купола Цминда Самеба хорошо видны с улицы Эрекли Второго, из дома No3, где двадцать лет назад случился пожар. Дом горел сильно, но устоял, поэтому расселять жильцов не стали. Погорельцы живут здесь до сих пор, утешаясь чудным видом на набережную Куры, старинный храм Метехи и памятник грузинскому царю Вахтангу Горгасали, а теперь вот еще на кафедральный собор. Уцелела только квартира Лэйлы Шаматавы — две маленькие комнаты, в которых она живет с мужем и двумя взрослыми дочерьми: «Бог отвел от нас такую страшную беду!» С соседями Бог обошелся суровее. Пятидесятилетняя Гульнази Кахиани, у которой квартира выгорела совсем, переселилась на чердак. Все, что могла предложить обитателям пожарища и старая, и новая власть, — это запастись христианским терпением, потому что ни на новое жилье, ни хотя бы на капремонт денег нет.

О переезде и мечтать даже не приходится — коммерческое жилье дорожает день ото дня. В престижной части центра Тбилиси за двухкомнатную квартиру «с удобствами» просят $30—40 тыс. Удобства упомянуты не случайно: в домах образца XIX века, которых полно в Старом городе, они находятся на улице в дощатой будочке (одной на целый двор), а горячей воды нет и в помине. Но и за это нужно выложить не меньше $10 тыс. — сумма для большинства простых тбилисцев неподъемная. «Вся надежда на нового президента, — вздыхает Лэйла, — он молодой и полон сил».

Профицит амбиций

Хотя после «бархатной революции» от финансового краха Грузию спасла только западная помощь (США и Германия предоставили кредиты на общую сумму около 60 млн. евро), правительство просто лучится оптимизмом и ставит перед собой «амбициозные задачи», вполне сравнимые с заданием по удвоению ВВП в России.

В середине года даже скорректировали бюджет-2004, увеличив в 3 раза доходную часть — с $400 млн. до $1,2 млрд. На этом уровне верстается и бюджет-2005, но Михаил Саакашвили идет дальше: он уверен, что удастся увеличить его до $1,5 млрд. Бюджеты на этот и следующий год заявлены как профицитные.

Для нищей страны это действительно амбициозно. Первый заместитель министра экономики Натия Турнава считает, что у экономики есть все предпосылки для роста, а таких возможностей, как сейчас, у страны не было давно: «потенциальный интерес грузинских и иностранных инвесторов к объектам экономики и политическое доверие электората».

Однако инвесторы в Грузию не спешат. Министр экономики Каха Бендукидзе затеял повальную приватизацию (именно доходы от продажи госсобственности и должны позволить исполнить бюджет с профицитом). Но пока продавать у Бендукидзе получается еще не очень здорово — он, как известно, все больше привык покупать.

«Живых» инвесторов, готовых принять участие в приватизации как минимум 1500 убыточных предприятий, не видно. Некоторые заводы вместе с коммуникациями буквально разграбили на металлолом, который во времена Шеварднадзе был основным предметом грузинского экспорта, далеко опережая «Боржоми» и вино.

Грузинские бизнесмены и с нетерпением, и с опаской ждут, чем закончится объявленная правительством антикоррупционная кампания и каким будет новый Налоговый кодекс. Проект НК тоже обсуждается в парламенте и тоже буксует. Но грузинский кабинет министров настаивает на самом либеральном, по словам г-жи Турнавы, налоговом законодательстве в СНГ. Из 22 ныне действующих налогов будет сохранено только 9. Социальный налог собираются уменьшить с 31% до 20%, а единый фиксированный подоходный налог составит 12%. Самое громкое событие намечается в фискальной сфере. Правительство, следуя совету Форда не спрашивать, как заработан первый миллион, предложило либеральную схему амнистии капиталов: заплати в бюджет государства 1% от добровольно заявленной суммы накоплений, а происхождение денег никого не интересует (по расчетам Минэкономики, «откупные» поступления от подпольных миллионеров принесут казне примерно $5 млн.). На чиновников амнистия не распространяется — как-никак борьба с коррупцией.

Лампочка Саакашвили

Вечером проспект Шота Руставели переливается огнями вывесок. Электричество вернулось в грузинские дома около года назад, хотя перебои еще случаются. Владельцы небольших предприятий, кафе и ресторанов держат в подвале дизель-генераторы. Мало ли что…

Электроэнергия — главный предмет грузинского импорта, объекты электроэнергетики — главная поляна для зарубежных инвестиций. Электричество приходит в Грузию по российским проводам или из Армении, еще часть производят на месте. РАО «ЕЭС России» приобрело контрольный пакет акций тбилисской электрораспределительной компании «Тэласи», долю в ООО «AES Mtkvari», OOO «AES Transenergy», а также право на управление тбилисской ХрамГЭС с двумя гидроэлектростанциями. Тем, кто недоволен, что Россия таким образом получила экономические рычаги влияния на Грузию, отвечают, что свет и тепло важнее.

К тому же Россия не единственный источник света. В Панкисском ущелье на $35 млн. китайских инвестиций и с помощью китайских специалистов была построена Хадори ГЭС. А в «прифронтовом» Гальском районе на Ингури ГЭС (с самой высокой в мире плотиной — 271 метр) осваивают кредит ЕБРР ($38 млн.) и грант Еврокомиссии ($10 млн.). Водохранилище станции расположено на грузинской территории, машинный зал — на абхазской, электроэнергию же забирают пополам. Так что абхазы к возрождению грузинского государства причастны непосредственно.

Тбилиси почти не виден

Еще весной в селе Эргнети близ Цхинвала был огромный рынок, куда съезжались люди из окрестных сел: осетины, грузины, русские. Сейчас рынок закрыли, чтоб контрабанда из России не подрывала грузинскую экономику. Тбилисский истеблишмент расценивает закрытие базара как крупную политическую победу — ни больше ни меньше. Народ до таких высоких материй недорос и расстраивается почем зря. Контрабандный бензин по цене 75 грузинских копеек (тетри) — против 90 тетри на бензоколонке — в равной степени устраивал и грузин, и осетин. «С рынка» кормились семьи по обе стороны границы. Ничего другого взамен пока не придумали. «Во всем виноваты эти ишаки-политики, — кипятится нетрезвый дядя Важа. — Чего уперлись… без них грузины и осетины давно бы договорились… Что нам делить-то?»

Южно-осетинский сопредседатель смешанной российско-грузинско-осетинской контрольной комиссии Борис Чочиев вообще считает, что приграничный рынок «в большей степени способствовал налаживанию нормальных человеческих отношений» между грузинами и осетинами, чем «все эти правительственные переговоры за «круглым столом».

Грузинские власти намекают, что конфликт нужно разрешать не в Цхинвале, а в Москве. Однако, похоже, подавляющее большинство жителей Южной Осетии не жаждут вернуться в лоно Грузии. Заявление Тбилиси, что «грузинская власть готова предоставить Южной Осетии такой же уровень автономии, какой есть у северных осетин», никакой ответной реакции не возымело. Даже госминистр по урегулированию абхазского и южно-осетинского конфликтов Георгий Хайндрава признает, что «не ждет от Южной Осетии бурных заявлений в поддержку этого плана».

Сам Хайндрава буквально живет в автомобиле, курсирующем между Тбилиси и Цхинвалом. Недавно он выезжал на поиски грузинского мальчика-пастуха, пропавшего без вести в горах около Цхинвала. Мальчика не нашли. Зато лесная встреча с группой вооруженных осетин едва не закончилась огневой стычкой.

Как будет по-английски «гамарджоба»

Ничто не может повлиять на национальный характер грузин. Легендарное грузинское гостеприимство сегодня — такое же, как десять, двадцать или двести лет назад. За несколько дней путешествия по Грузии наш номер в гостинице превратился в винный склад. Вино и чачу гостю дарят «на память», «в дорогу» и просто так. Особенно когда узнают, что гость — из России. В этом случае тост «за нерушимую дружбу российского и грузинского народов» просто неминуем.

В Грузии по-прежнему легко переходят на русский язык. Хотя далеко не факт, что так будет всегда. На просьбу выписать в магазине счет на русском языке продавщица не без юмора пожелала, чтобы в Москве гостям из Грузии давали счета на грузинском. В Тбилиси осталось совсем мало улиц, названия которых написаны по-русски и по-грузински. А вот уличные указатели на английском уже появились — что ж, это ведь второй родной язык грузинского президента. Россия превращается в terra inсognita — абсолютно недоступную (особенно для грузинской молодежи) и в физическом, и в информационном смысле страну. Молодые люди судят о России по заголовкам местных газет. Если вообще читают газеты. Сын президента, впрочем, еще учит русский язык, но таких среди людей его возраста в Грузии все меньше и меньше.

Тем более что уровень преподавания русского в грузинских школах по сравнению с советским временем сильно упал. Английский сейчас гораздо в большем почете. В двух кварталах от американского посольства к нам подошел тихий «человек в штатском». Сотрудник госбезопасности вежливо испросил документы, переписал в блокнотик данные паспортов и охотно объяснил столь пристальное внимание к двум российским корреспондентам: «В посольстве США ваше появление вызвало беспокойство».

Москва—Тбилиси—Телави—Цхинвал

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK