Наверх
17 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Как найти выход из кризиса"

Слишком высокие доходы высших менеджеров, коррумпированные аналитики, аудиторские игры — все вместе это крупнейший кризис капитализма с начала 1900-х годов. Что нужно сделать, чтобы вернуть утраченную веру в систему?Лишившийся иллюзий инвестор клянется поддержать любое решение акционеров. Возмущенная служащая говорит, что чувствует себя преданной руководством, которое обогатилось на фондовых опционах и урезало выплаты по медицинской страховке и зарплату сотрудникам. Дилер, который пытается заключить договор о продаже акций, слышит слова покупателя: «Кто может гарантировать, что и этот парень не подтасовывает показатели, как все они?»
Столь суровым испытаниям доверие к корпоративной Америке не подвергалось с начала 1900-х годов. Тогда всевластие большого бизнеса вызвало возмущение общественности, после чего последовали годы борьбы Теодора Рузвельта (Theodore Roosevelt) с засильем монополий. Последнюю волну негодования вызвал, по всей вероятности, безобразный скандал с Enron Corp. Но и без него на репутации, заработанной бизнесом во время бума прошлого десятилетия, с каждым новым разоблачением зарвавшейся или мошеннической корпорации появлялось новое пятно, множились подозрения, росло недоверие. Нескончаемая череда сообщений прессы о расследованиях Комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC), о возбуждении уголовных дел, признаниях себя виновными, необходимости вмешательства правительства, пересмотре финансовых отчетов и штрафах все больше убеждает людей в том, что эта система бесчестна по самой своей сути.
Кое-кто из капитанов большого бизнеса считает все это дело излишне раздутым. Или «маккартизмом в бизнесе», говоря словами Джозефа Наккио (Joseph P. Nacchio), главы компании Qwest Communications — одной из тех, чью бухгалтерскую отчетность сейчас внимательно изучают в SEC. Но общество все сильнее утверждается в мнении, что слишком многие руководители корпораций подло обманывают доверие акционеров, подделывая бухгалтерские отчеты, скрывая правду и обогащаясь за счет огромных прибылей от фондовых опционов, в то время как акционеры несут колоссальные убытки. Между тем, несмотря на многолетние реформы в системе советов директоров, многие директора либо предпочитают играть в этой пьесе в жанре миракль пассивную роль, либо мирятся с конфликтом интересов, не желая ни ставить что-либо под сомнение, ни хотя бы довести до конца решение даже самых рутинных вопросов. Если современная система корпоративного управления и не рухнула окончательно, то она переживает серьезнейший кризис доверия.
Водоразделом в истории американского капитализма стали показания сотрудников Enron на слушаниях в конгрессе — душераздирающее зрелище. Эти свидетельства явили стране картину предательства руководства корпорации, набившего собственные карманы с огромным ущербом для пенсионных планов простых служащих. Крах Enron только укрепил ощущение, что и при самых серьезных ошибках руководства или при прямой угрозе существованию корпорации из-за его действий ответственные лица всегда покидают место трагедии, чудовищно обогатившись, оставляя служащих и акционеров расхлебывать последствия своей некомпетентности или должностных преступлений.
Во многих отношениях Enron и делишки руководства компании с Arthur Andersen — это аномалия. Буря, в которой алчность, слабый контроль и прямой подлог сошлись вместе и привели к печальным последствиям для двух крупнейших компаний страны. Однако определенная моральная нечистоплотность, похоже, проникла даже в ряды самых голубых из голубых фишек. Когда за три дня до конца четвертого квартала прошлого года IBM использовала $290 млн. от продажи одного из своих бизнесов, чтобы превзойти показатель прибыли, прогнозировавшийся на Уолл-стрит, это было абсолютно законно — и все же совершенно очевидно вводило в заблуждение. Прибыль от этой одноразовой сделки, за счет которой был снижен показатель текущих расходов, не имеет никакого отношения к основным операциям компании. Такие искажения стали обычным делом, потому что фирмы стремятся достичь поставленных целей любой ценой — даже за счет ясности и честности.
Неизбежным результатом этого становится нарастающее возмущение акционеров. «Я полностью разочарован, все это просто отвратительно, — жалуется Юджин Бекер (Eugene J. Becker), скромный инвестор из-под Балтимора. — Эти люди не способны сами себя контролировать. Их главный жизненный мотив — алчность. Пора акционерам самым серьезным образом выразить им свое недоверие». В этом году Бекер впервые проголосовал против руководства 8 фирм, в которых у него имеются акции.
Если ничего не предпринять, это неконтролируемое недовольство и недоверие могут дорого обойтись бизнесу и обществу. Под угрозой сама целостность капитализма. Если инвесторы и дальше будут терять веру в корпорации, они могут перекрыть компаниям доступ к капиталу — источнику американского лидерства в технологиях и экономике. Утрата доверия подрывает нашу способность создавать рабочие места и возможности возрождения экономики. Тень падает также и на большинство честных руководителей и корпораций. Не умеющие руководить директора и не способные к порядочности в бизнесе главы корпораций — вот, пожалуй, самая серьезная проблема, стоящая перед корпоративной Америкой сегодня.
Более полувека назад профессора из Columbia University Адольф Берле (Adolf C. Berle) и Гардинер Минз (Gardiner C. Means) четко указали на пропасть, разделяющую владельцев корпораций и наемных профессиональных менеджеров. Они предупреждали, что слишком сильно «распыленная» собственность освобождает менеджмент «от главнейшего посыла в его деятельности — обязанности служить акционерам». По иронии судьбы, щедрые фондовые опционы времен экономического бума, с помощью которых планировалось решить эту проблему, привели к грандиозному увеличению отрыва менеджеров от акционеров. Топ-менеджеры акционерных компаний сегодня часто являются владельцами самых крупных индивидуальных пакетов акций своей фирмы, да и члены советов директоров также часто владеют значительными пакетами акций.
В теории это должно было объединить интересы руководства и директоров с интересами акционеров. Увы, в дело вступил закон «непреднамеренных последствий». Многие директора и менеджеры поняли, что независимо от того, что именно у них есть — пакет акций или фондовый опцион, их личное состояние напрямую зависит от стоимости акций компании на бирже. Поэтому поддержание высокой стоимости акций стало главнейшей корпоративной ценностью. Инвесторы «оседлали» бум вместе с менеджерами, что привело к «иррациональному процветанию» конца 1990-х.
Но у неудержимого роста стоимости акций имелась и обратная сторона. Рынок был «перегрет» и становился все менее терпимым к малейшим намекам на неблагополучие — слухи могли одним махом уменьшить рыночную стоимость акций на сотни миллионов долларов. «В 1980-х и 1990-х годах мы создали конструкцию, фундаментом которой служили только хорошие новости, так что главы компаний и их главные финансисты не могли быть честными с инвесторами, — говорит Анита МакГэн (Anita M.McGahan), профессор бизнеса из Boston University. — Многим таким компаниям требуется коррекция курса. Но ставки были очень высоки, поэтому признать наличие проблем было очень трудно. И из-за переоцененности акций, и из-за заработной платы руководства».
Тирания рыночной стоимости акций привела к тому, что при составлении бухгалтерской отчетности едва не переступали закон, а в некоторых случаях способствовала явному мошенничеству. А почему бы и нет, когда любой рост стоимости акций означает крупные прибыли для имеющих опционы менеджеров? «Завышенные доходы топ-менеджмента — это своего рода «коровье бешенство» американских советов директоров, — считает Дж. Ричард Финлей (J. Richard Finlay), председатель канадского Center for Corporate & Public Governance. — Одна компания заражается им от другой, лишая директоров способности рассуждать здраво».
Исследования Финлея показывают, что многие советы директоров куда больше времени тратят на обсуждение вознаграждения за свой труд, чем на обеспечение достоверности системы финансовой отчетности компаний. В Oracle Corp. манипуляции главы фирмы Лоренса Эллисона со своими фондовыми опционами буквально накануне объявления о падении доходов фирмы повысили его собственный доход в прошлом году до рекордных $706,1 млн. Так вот, в Oracle совет директоров в полном составе собирался только пять раз и три раза — по письменным доверенностям. А комитет по компенсациям собирался 24 раза — лично или по доверенности. «Очень многие советы директоров сформированы из действующих или бывших генеральных директоров (президентов), имеющих свой скрытый интерес в сохранении выгодной для них системы, — считает Финлей. — Достаточно посмотреть на отсутствие контактов между комитетами по компенсациям и бухгалтерско-аудиторской службой, чтобы понять, насколько смещены ориентиры советов директоров».
Крах Enron — самое яркое проявление кризиса системы: самодовольное руководство, пресыщенное богатством опционов, советники извне, у которых есть конфликт интересов, и шокирующе безответственный совет директоров. Едва ли существует более четко задокументированный развал управленческого звена корпорации. Причем, как это ни смешно, задокументирован он другими директорами в докладе Уильяма Пауэрса-мл. (William C. Powers Jr.), члена совета директоров Enron. Он и его коллеги обнаружили полное отсутствие контроля со стороны совета. В доклад Пауэрс сделал вывод, что совет директоров не располагает адекватными средствами контроля, что его комитеты проводят «всего лишь поверхностные проверки» и что «совет не сумел оценить важности предоставленной ему конкретной информации». Вряд ли вы когда-нибудь сможете найти более точное описание состояния «уснул за рулем».
Сплошь и рядом убаюканные ростом рыночной стоимости акций и собственным растущим благосостоянием директора переставали быть последним оплотом внутреннего контроля. «Это было замыкание на собственных интересах, — отмечает Эдвард Лоулер III (Edward E. Lawler III), директор Center for Effective Organizations при University of Southern California. — У них у всех дела шли прекрасно, и никто не хотел раскачивать лодку. За счет фондовых опционов доходы руководства все росли, и последними доступ к кормушке получили директора. Как только они в этом увязли, не осталось никого, кто мог бы как-то контролировать происходящее».
Виноваты во всем этом не только корпорации. Многие профессионалы, приглашенные корпорациями со стороны, тоже пали жертвами алчности и стяжательства — от аналитиков с Уолл-стрит и инвестиционных банкиров до аудиторов, юристов и даже работников контролирующих органов и законодателей. Эти люди, которые должны были обеспечить строгий контроль и играть роль баланса в системе свободного капитализма, во многих случаях также оказались «замаранными».
Многие аналитики подталкивали инвесторов к покупке акций тех или иных компаний только потому, что их коллеги—инвестиционные банкиры могли получить неплохой куш от андеррайтинга и проведения слияний. Слишком много аудиторов, отвечающих за проверку бухгалтерии компаний, в нужные моменты отворачивались, чтобы их фирмам перепали многомиллионные суммы за аудит и еще немало миллионов за консалтинговые услуги по части того, как манипулировать цифрами, оставаясь в рамках закона. Некоторые юристы изобретали оправдания для менее чем пристойных деяний, чтобы получить немалые деньги за юридические консультации. Слишком часто главы компаний видели, что могут просто купить все то влияние, которого им хочется или которое нужно. Enron умудрился поучаствовать в разработке энергетической политики администрации Джорджа Буша, а «круглый стол» деловых людей (Business Roundtable) и Силиконовая долина вместе пытались сорвать изменение правил бухгалтерского учета фондовых опционов.
Кризис в корпоративной Америке не остановить одной-двумя инициативами. Сбой стал системным и настолько всепроникающим, что для этого потребуются крупные реформы в основных областях.

Джон Бирн (John A. Byrne) c Луисом Лавеллем (Louis Lavelle), Нанетт Бирнс (Nanette Byrnes) и Марсией Викерс (Marcia Vickers) в Нью-Йорке и Эйми Боррус (Amy Borrus) в Вашингтоне. — Business Week.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK