Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "как ВОЙНА изменит ЭКОНОМИКУ"

Предприниматели будут готовы пойти на риск, а инвестиции будут расти только в условиях мира и стабильности. В противном случае экономический рост замедляетсяРаньше предвидеть, как именно война и ее последствия повлияют на ход экономического развития, было очень легко. В условиях старой индустриальной экономики значительное увеличение военных расходов вело к экономическому росту, поскольку заводы, производящие танки и самолеты, наращивали производство. И так же неизбежно, как после весны наступает лето, экономика достигала предела производственных мощностей и инфляция взлетала до небес. Хуже того, негативные последствия этого сохранялись и после окончания собственно боевых действий. Так было и после Второй мировой войны, и после войн в Корее и во Вьетнаме.
А что война в Ираке, представляет ли она такую же опасность для американской экономики? Невозможно точно предсказать, ни сколько фактически продлится эта война, ни насколько трудным будет восстановление Ирака, ни сколько оно будет стоить, ни в каких масштабах будет вестись борьба с терроризмом после окончания войны в Ираке. Однако в краткосрочной перспективе прежние закономерности вполне применимы. Существенное увеличение военных расходов станет мощным стимулом для экономики, темпы развития которой замедляются. С учетом недавно дополнительно запрошенных президентом Джорджем Бушем (George W. Bush) $63 млрд. военный бюджет 2003 финансового года составит $450 млрд. против примерно $350 млрд. в 2002 году. В целом военные расходы обеспечат в этом году 4,1% ВВП этого года, что намного больше 3,4% в прошлом году. Более того, при слабом промышленном производстве и вялости других секторов экономики военный сектор обеспечит в этом году 29% прироста ВВП — почти как во время войны во Вьетнаме.
Благодаря этому второй подряд спад в американской экономике маловероятен. Как и раньше, возросшие военные ассигнования укрепят почву под экономикой. Что по-прежнему невозможно спрогнозировать, так это разрушительные последствия резкого скачка цен на нефть. Однако США уже взяли под контроль основную часть иракских нефтяных месторождений, так что вероятность такого скачка все меньше.
Что же касается долгосрочных перспектив для американской экономики, то они менее радужные. Об инфляции на сей раз беспокоиться не приходится, потому что инвестиционный бум 90-х и связанный с ним подъем производительности привели к образованию излишков производственных мощностей. Инфляция (без учета цен на продукты и энергию) сохраняется на уровне всего 1,5%, и никаких угрожающих признаков нет.
Однако под угрозой находится достигнутый в 90-е рост производительности, поддерживать который в условиях нестабильности и враждебности в мире может оказаться затруднительно. Развитие новой экономики зависит от глобализации и инновации. А и то и другое может пасть жертвой войны и ее последствий. При неблагоприятном сценарии средний прирост производительности на 2,7% в течение 5 последних лет может сойти на нет. Это станет ощутимым ударом для экономики США и мира.
Представить себе, как именно будут развиваться при этом события, совсем нетрудно. Ужесточение мер безопасности, и без того уже очень строгих, станет препятствовать свободному потоку товаров, идей и людей — всего того, что и было двигателем роста мировой экономики в 90-е. Дипломатические разногласия по поводу войны в Ираке могут негативно сказаться на ходе торговых переговоров, что способно помешать продолжению процесса открытия глобальных рынков. А инвестиции в новые идеи связаны с большим риском. И поэтому здесь существенную роль играют такие факторы, как доступность капитала и общая открытость, которые трудно обеспечить в стране, вставшей на тропу войны. За небольшим исключением война, по мнению Джоэла Мокира (Joel Mokyr), специалиста по истории экономики из Northwestern University, «враг самых полезных инноваций».
Отрицательное отношение к войне в Ираке также ведет к росту активности антикапиталистических, антиглобалистских групп. Противостоять США — значит «бороться с воплощением капиталистической системы», уверен Серж Вейнберг (Serge Weinberg), генеральный президент-директор крупной французской торговой группы Pinault-Printemps-Redoute. В конечном итоге это может привести к ослаблению политической поддержки глобализации.
Эти угрозы сохранятся, даже если война в Ираке закончится быстро. Для того чтобы после войны жизнь успокоилась и вошла в нормальное русло, потребуется много денег и усилий. Нужно будет восстановить Ирак, возможно, без помощи других стран. А согласно доктрине Буша о превентивном ударе, которая постоянно эволюционирует, может оказаться, что Ирак — лишь первая из стран, с которыми США намерены воевать. «Это опасный мир, — говорит Лоренс Эллисон (Lawrence J. Ellison), генеральный директор Oracle Corp. — Мы прожили 10 удивительных лет, притворяясь, что это не так».
Самый животрепещущий вопрос — насколько война в Ираке подхлестнет экономику США сейчас. Если исходить из объемов запрошенных правительством ассигнований, то предполагается быстротечная война и не очень значительные дополнительные расходы на восстановление Ирака. Но, несмотря на огромные нефтяные богатства страны, ее восстановление может оказаться куда как более дорогостоящим. Даже если оно будет осуществляться главным образом за счет доходов от продажи нефти, там придется значительное время держать десятки тысяч американских солдат. В то же время расходы на обеспечение этих войск и поставки для них могут стать дополнительным стимулом для экономики США.
Необходимость укрепления безопасности в сфере бизнеса и в масштабах всей страны может позитивно сказаться на рынке труда. Уже сейчас отмечается резкий рост числа, как их называет Bureau of Labor Statistics, «работников охранных служб», включая полицию, пожарных и охранников. В 90-х они составляли не более 1,8% от общего числа занятых. Сейчас их уже 2%, а это 300 000 с лишним новых рабочих мест — достаточно для снижения уровня безработицы на 0,2%.
Рост затрат на военные нужды и обеспечение безопасности в комплексе со снижением налогов и другими финансовыми стимулами могут в этом году привести к значительному росту экономики. По оценке Джеймса Паулсена (James W. Paulsen), генерального финансового директора компании Wells Capital Management в Миннеаполисе, во втором полугодии он может составить не менее 4%. Большинство аналитиков согласны с такой оценкой, рассчитывая на 3,5—4%.
Конечно, дополнительные деньги из федерального бюджета не смогут полностью вытянуть погрязший в проблемах корпоративный сектор. Сохранение слабого спроса и избытка производственных мощностей вынуждает многих экономистов и глав компаний оценивать ситуацию все более пессимистично. «Мы не предвидим роста на рынке средств производства до середины—конца 2004 года», — заявляет Стивен Лоранджер (Steven Loranger), исполнительный вице-президент и генеральный директор по операциям конгломерата Textron, который 27 марта снизил прогноз своей прибыли. Дэниэл ДиМикко (Daniel R. DiMicco), гендиректор крупной сталелитейной компании Nucor Corp., считает, что экономике предстоит сложный период, даже если война завершится быстро.
Есть и компании, настроенные менее мрачно. Хотя сбыт Ford Motor Co. в марте упал на 8%, сокращение объема продаж в последние недели было не таким резким, как предсказывали некоторые аналитики, и на автогиганте уверены, что ряд новых стимулов даст бизнесу мощный импульс. «Я считаю, что в апреле у нас все будет хорошо», — говорит аналитик Ford по сбыту Джордж Пайпас (George Pipas).
И хотя вся страна занята только войной, всего 17% представителей компаний, опрошенных Merrill Lynch & Co., заявили, что это сказалось на расходах на технологии и технологическое оборудование. «Мы с самого начала ожидали, что год будет непростым, — говорит Майкл Маркс (Michael E. Marks), генеральный директор Flextronics International Inc., крупнейшего субподрядчика, работающего по всему миру. — Война не влияет на наши планы». Джерри Фиддлер (Jerry L. Fiddler), председатель Wind River Systems Inc. в Алмейде (штат Калифорния), не считает «войну большой проблемой с любой точки зрения». Wind River производит интегрированное программное обеспечение для спутниковых телефонов Hughes и химических детекторов BAE Systems, используемых в зоне боевых действий.
На самом деле, от роста бюджетных расходов технологическая отрасль может выиграть. Если обычно технологические расходы бюджета вырастают за год на 1—2%, то в этом году они могут увеличиться на 8%, считает Пол Белл (Paul J. Bell) из Veritas Software Corp. Он занимается поставками по заказам правительства, а его компания производит программы хранения информации, которыми пользуются и военные. И, как отмечает Белл, вслед за федеральными властями и власти штатов, и власти на местах вкладывают дополнительные средства в защиту своих компьютерных систем от кибератаки.
Иная картина в Европе, где компании вынуждены выживать в условиях неясности международной обстановки и слабого спроса на их продукцию и услуги, не имея возможности воспользоваться ростом военных расходов и другими финансовыми стимулами. В IV квартале 2002 года экономика США росла примерно в два раза быстрее экономики стран еврозоны. Но, по данным Eurostat, статистического агентства Европы, половину этой разницы обеспечили федеральные расходы.
Важно помнить, однако, что позитивный эффект от больших военных расходов длится очень недолго. С течением времени они отрицательно сказываются на экономическом росте и производительности. Самый яркий пример — те самые дополнительные 300 000 охранников, полицейских и пожарных, содержание которых обходится в $10 млрд. К тому же, если экономика начнет набирать обороты, эти рабочие руки могли бы оказаться полезными в каком-либо другом секторе, но они уже заняты.
Более того, сохраняющаяся неопределенность ситуации ведет к тому, что размывается уже достигнутый положительный эффект глобализации и современных технологий. Создав в 90-е годы эффективные системы поставок, американские транснациональные корпорации теперь начинают задумываться о дополнительных резервных каналах. Таким образом они надеются застраховаться от перебоев в поставках вследствие строгих мер безопасности. Так, производитель автокомплектующих корпорация Delphi Corp., которая давно перевозит свою произведенную в Азии продукцию на грузовых судах, теперь на случай сбоев располагает парком транспортных самолетов. Говорит Марк Лоренц (Mark C. Lorenz), вице-президент Delphi по логистике: «Мы научились не дожидаться кризиса».
Компании также думают о выводе производств из стран высокого риска, таких как Бангладеш, Филиппины и Индонезия, в страны более стабильные, несмотря на то, что производственные издержки там будут больше. «Предстоит значительный отток из стран, считающихся «зоной риска», — считает Эрик Швальм (Eric Schwalm), консультант Bain & Co. Это на руку Восточной Европе, России и даже Мексике и Канаде. И пусть уровень заработной платы в Мексике на 25% выше, чем в Бангладеш, зато она ближе и намного надежнее.
Итог — увеличение расходов на производство и транспортировку. Как рассказывает Гай Фокс (W. Guy Fox), исполнительный вице-президент грузоперевозчика Stonepath Logistics International Services Inc., в порту Лос-Анджелеса из-за дополнительных досмотров и проверок и прочих мер безопасности задерживается разгрузка.
Может замедлиться и дальнейшая либерализация торговли. Во многом это следствие дипломатических противоречий по поводу войны в Ираке, а также введения Бушем повышенных тарифов на импорт стали и увеличение субсидий американским фермерам. Война — «соль на зияющие раны в наших отношениях с основными торговыми партнерами», — говорит Ричард Фишер (Richard Fisher), занимавший в администрации Клинтона пост заместителя торгового представителя США. Одно из возможных последствий этого — перенос переговоров в рамках ВТО в Женеве на более поздний срок.
Признаки неблагополучия видны и на потребительском рынке. В Европе и остальном мире прозвучали призывы к бойкоту американских брендов и прошли демонстрации протеста и пикеты перед предприятиями компаний, ставших символами американского бизнеса, например McDonald’s Corp. Однако таких инцидентов было немного, и идея бойкота особой поддержки не получила. «Фактически разрозненные акции протеста и бойкот не оказали серьезного влияния на продажи Starbucks Corp.», — говорит Говард Шульц (Howard D. Schultz), председатель сети кафе из Сиэтла. Примерно 1500 кафе компании находятся за пределами США.
Разумеется, совсем необязательно война поставит крест на глобализации. Первая эра глобализации в период с 1870 по 1914 год прошла на фоне множества жесточайших колониальных конфликтов и войн в Европе. «Однако войны того периода не наносили такого ущерба экономической жизни, — полагает Майкл Бордо (Michael Bordo), экономист из Rutgers University. — Но современная глобализация может пострадать от войны. Степень интеграции теперь выше, и поэтому, если что-то где-то замедляется, это сильно ощущается во всем мире».
Любое ограничение свободы перемещения товаров, людей и технологий может особенно серьезно сказаться на прогрессе и росте экономики в США и за рубежом. По оценке экономистов Сэмюэла Kортама (Samuel Kortum) из University of Minnesota и Джонатана Итона (Jonathan Eaton) из Boston University, от 30% до 40% технологий, позволяющих повысить производительность, США получают из других стран. Например, жидкокристаллические дисплеи для ноутбуков были изобретены в США, но промышленная разработка и вывод их на рынок были осуществлены в Японии. Торговые барьеры могут замедлить внедрение в жизнь плодов международного обмена технологиями.
И ничто не нанесет большего урона, чем возведение барьеров перед иностранными гостями и иммигрантами с высокой профессиональной квалификацией. Это уже происходит в академических кругах, где, по словам Дэвида Уорда, президента American Council on Education, куда входят 2000 колледжей и университетов, «длительные задержки виз для студентов и ученых стали обычным явлением». Это может означать уменьшение числа иностранных студентов и иностранных преподавателей, а также сокращение числа иностранных участников на проводимых в США научных конференциях.
Одним из самых значительных активов американской экономики 90-х была ее способность привлекать лучшие умы со всего мира. Сокращение притока образованных иностранцев нанесет ущерб информационно-технологическим и биотехнологическим компаниям, опирающимся на специалистов-неамериканцев. «Мы заставляем этих талантливых людей чувствовать себя нежеланными гостями в нашей стране, — говорит Пол Саффо (Paul Saffo), директор Institute for the Future в Менло-Парке (штат Калифорния). — Если мы не будем встречать их как подобает, можно ставить крест на технологической отрасли».
Пострадает и сектор инноваций. В долгосрочной перспективе рост зависит от готовности компаний и физических лиц брать на себя риск, вкладывая средства в развитие и внедрение новых технологий. И если что-то в общей обстановке вызывает их озабоченность, то они могут предпочесть не рисковать, а темпы внедрения новых технологий могут замедлиться. Один из признаков проблемы — продолжающийся спад в венчурных инвестициях, отражающий не просто проблемы в технологическом секторе, а неуверенность в будущем.
Конечно, возможно, что темпы внедрения новых технологий возрастут. Особенно после того, как технологический сектор в целом начнет выходить из рекордно глубокого спада. Некоторые специалисты полагают, что нынешние трудности приведут, вероятнее всего, к подъему в секторе инноваций, чем к спаду. «Вы скорее начнете что-то менять и внедрять, находясь в условиях финансового стресса, а не тогда, когда все хорошо и вы весь в шоколаде», — говорит Эллисон.
Экономисты никогда не умели внятно объяснить, почему в какой-то период производительность падает, а в какой-то — растет. Что нам точно известно, так это то, что основанный на рыночной экономике бурный рост в США в 90-е происходил в обстановке мира во всем мире и неуклонно сокращавшегося госрегулирования. Война в Ираке, трудная задача его восстановления и рост международной напряженности — все это говорит о конце эры благоденствия.
ПОКА ДЕЛА ИДУТ В ГОРУ

ЭКОНОМИКУ ПОДТАЛКИВАЕТ РОСТ ВОЕННЫХ РАСХОДОВ…

ДОЛЯ ВВП, ОБЕСПЕЧЕННАЯ ЗА СЧЕТ РОСТА ВОЕННЫХ РАСХОДОВ

ФИН. ГОДПРОЦЕНТЫ
’9214
’93-8
’94-8
’95-8
’96-10
’970
’98-1
’990
’001
’017
’0215
’03*29

Примечание: отрицательные величины обозначают сокращение военных расходов в реальном исчислении

* включая дополнительные $3 млрд., выделенные на войну в Ираке

…А ТАКЖЕ РОСТ ЗАНЯТОСТИ В СФЕРЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ…

ДОЛЯ ЗАНЯТЫХ В ЭТОЙ ОБЛАСТИ ОТ ОБЩЕГО ЧИСЛА ЗАНЯТЫХ В IV КВ.*

ГОДПРОЦЕНТЫ
’921,7
’931,7
’941,8
’951,7
’961,7
’971,8
’981,8
’991,7
’001,7
’011,9
’022,0

Примечание: отрицательные величины обозначают сокращение военных расходов в реальном исчислении

* включая дополнительные $3 млрд., выделенные на войну в Ираке

* охранники, полицейские, пожарные

…А ПОТРЕБИТЕЛЬСКИЕ ЦЕНЫ НЕ РАСТУТ

УРОВЕНЬ ИНФЛЯЦИИ (БЕЗ УЧЕТА ЦЕН НА ПРОДУКТЫ И ЭНЕРГИЮ)

ГОДПРОЦЕНТЫ
’923,9
’933,2
’942,8
’953,0
’962,7
’972,4
’982,3
’992,0
’002,4
’012,8
’022,4
’03*1,5

Примечание: отрицательные величины обозначают сокращение военных расходов в реальном исчислении

* включая дополнительные $3 млрд., выделенные на войну в Ираке

* охранники, полицейские, пожарные

* за три месяца, закончившиеся в феврале 2003 г.

Источник: Office of Management & Budget, U.S. Bureau of Labor Statistics. — Business Week

Война и экономика… тогда и сейчас

Источник: Office of Management and Budget, Business Week. — Business WeekВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНАВОЙНА В КОРЕЕВОЙНА ВО ВЬЕТНАМЕВОЙНА В ПЕРСИДСКОМ ЗАЛИВЕВОЙНА В ИРАКЕ
ВОЕННЫЕ РАСХОДЫ*
ИХ ДОЛЯ В ВВП СНАЧАЛА1940 1,7%1950 5%1965 7,4%1991 4,6%2002 3,4%
МАКС. ДОЛЯ В ВВП1944 37,9%1953 14,1%1968 9,4%1992 4,8%2003 4,1%**
ЧТО ПРОИСХОДИЛОЗа годы войны рост в среднем составлял 12%, но после отмены контроля над ценами темпы роста инфляции в 1945—48 гг. подскочили до 10%.В 1951 году рост превысил 7%. Но неимоверно выросла инфляция, из-за чего был снова введен контроль над ценами.Высокие военные расходы способствовали экономическому буму, но в то же время слишком перегрели экономику, и в результате в 1971 году снова был введен контроль над ценами.Быстротечная война, затраты на которую были не столь уж велики, не сыграла почти никакой роли. Но инфляция (без учета цен на продукты и энергию) в начале 1991 года превысила 6%.Резкое увеличение военных расходов должно дать толчок к росту. А инфляция (без учета цен на энергию) должна оставаться небольшой

* финансовый год

** оценка

МАЙКЛ МЭНДЕЛ (MICHAEL J. MANDEL) В НЬЮ-ЙОРКЕ С УИЛЬЯМОМ САЙМОНДСОМ (WILLIAM C. SYMONDS) В БОСТОНЕ, ДИНОМ ФУСТОМ (DEAN FOUST) В АТЛАНТЕ, СТИВОМ ХЭММОМ (STEVE HAMM) В НЬЮ-ЙОРКЕ И ПИТЕРОМ БЕРРОУЗОМ (PETER BURROWS) В САН-МАТЕО (ШТАТ КАЛИФОРНИЯ). — BUSINESS W

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK