Наверх
8 декабря 2021
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Какие романсы споют финансы?"

На российском финансовом рынке завершается очередной сезон, прошедший под знаком мирового кризиса ликвидности.
Оценки этого кризиса весьма неоднозначны и ощутимо колеблются в зависимости от точки зрения наблюдателя. Если бы в финансах существовало что-то наподобие шкалы Рихтера, то колебания эти находились бы в диапазоне от 1 до 10 баллов.
Одни считают кризис просто «коррекцией финансовых процессов», другие — чуть ли не концом полувековой долларовой гегемонии и «крахом глобального финансового пузыря».
Но и те, и другие сходятся во мнении, что кризис на несколько лет вперед предопределяет цену денег на мировом рынке и принципиально меняет расклад сил на нем.
Для России этот кризис стал показательным: в отличие от 1998 года, страна продемонстрировала, что умеет минимизировать потери, а ее экономика миновала пору младенческого становления на рынке и уже не валится с ног при первом дуновении ветра.
Оптимисты, к коим, судя по всему, можно причислить и президента России Дмитрия Медведева, даже говорят о шансе прорыва — превратить Москву в мировой финансовый центр, сделать рубль региональной резервной валютой и т.п. Прагматики (в их числе премьер-министр Владимир Путин) констатируют, что «проблему подзакрыли», но стране предстоит сформировать механизмы финансовой устойчивости и эффективного реагирования на кризисные ситуации. А многие участники рынка называют кризис прививкой и проверкой на прочность.
Причем эта проверка имеет сразу несколько системных последствий. Уже сейчас можно обозначить несколько аспектов этих последствий.
Первый — коррекция развития. Кризис определяет новые векторы целого ряда макроэкономических процессов, в том числе порождая новые возможности и новые потенциальные ловушки для мировой и российской экономик.
Второй — учебная тревога для властей. Реакция властных институтов — исполнительных, монетарных и пр. — наглядно демонстрирует, кто динамично реагирует на требования времени, а кто способен лишь радоваться успехам в условиях стабильности.
Третий — появление новых рисков. Российская банковская система по-прежнему недоразвита на фоне экономического веса страны в целом и в ближайшей перспективе имеет целый ряд новых — больших и малых — проблем.
И, наконец, главное — люди. «Профиль» уже констатировал, что кризис ликвидности даже при самых оптимистичных оценках его последствий означает конец «медового месяца» для российских финансов и мировых кредиторов. Дешевых денег и легкой жизни больше не будет. То же самое относится и к взаимоотношениям на оси «деньги—общество». Умение россиян считать пока критично отстает от того минимума, которого требует современный финансовый рынок. Что автоматически означает: вопрос денег и вероятности любых кризисов на этом поприще — это не только математика, но и социальная проблема.
Отсюда принципиальные вопросы, которыми задалась редакция «Профиля», сделав главной темой номера финансовый кризис и его последствия.
Как меняется макроэкономический расклад? Каковы поведенческие линии регуляторов российского финансового рынка? Что может ожидать отечественную банковскую систему в краткосрочной перспективе? Что означает для россиян призыв к финансовой грамотности?

Оперативные и важные новости в нашем telegram-канале Профиль-News
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое