Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "«Калаш»-акбар"

Война в Ираке приведет к переделу мирового оружейного рынка. В этой ситуации российский ВПК имеет все шансы серьезно заработать.Будет ли Америка бомбить Ирак? Наверное, будет. Однако даже сам факт возникновения такого вопроса в голове глав государств—соседей Ирака заставляет их увеличивать военные расходы. Это касается как врагов «державы номер один», так и тех, кто давно причислил себя к ее союзникам и вроде мог бы не суетиться.
Понятно, что, в первую очередь, американские планы по разгрому мирового терроризма должны были породить опасения у тех, кто так или иначе попал в число «неблагонадежных». Ведь о том, кто станет следующим «спарринг-партнером» Штатов, естественно, можно лишь гадать. Вероятно, одна из стран «оси зла», например, Иран или Северная Корея. А может быть, кто-то еще, к самой «оси» отношения не имеющий, но тем не менее «зло» в себе таящий. Например, Сирия или Ливия — как известно, у США есть подозрения по поводу создания там оружия массового поражения. Возможно — Саудовская Аравия, откуда родом бен Ладен. И вообще, как говорится, «мало ли в Бразилии донов Педро».
Впрочем, беспокоятся не только они. Лояльные Штатам режимы также вынуждены просчитывать возможные последствия силового варианта «иракского урегулирования» — и с точки зрения возможных ответных действий Саддама, и с точки зрения вероятного осложнения отношений с нелояльной Америке частью арабского мира.
Понятно, что никто из «изгоев» всерьез не рассчитывает на победу в противостоянии со Штатами. Вооружаться они собираются лишь для повышения собственного статуса на международной арене. Для того чтобы в мировых столицах хотя бы немного порассуждали о том, к каким последствиям для глобальной безопасности может привести военное столкновение с тем или иным «изгоем».
А этот путь, как показывает опыт той же Северной Кореи, осмелившейся вновь обратить внимание мирового сообщества на свои ядерные программы именно в разгар кризиса вокруг Ирака, может быть вполне перспективным. Хотя бы для создания мощных переговорных позиций — чтобы было чем пугать соседей и было от чего отказываться, если других способов удержаться на плаву не останется. Ведь, как известно, скунса не трогают не потому, что он очень сильный, а потому, что вонючий.
По большому счету, подобный образ действий давно уже апробирован — и не только «изгоями», но и вполне союзными или хотя бы лояльными по отношению к Штатам государствами. Например, Пакистаном и Индией, наличие у которых ядерного оружия позволяет им чувствовать себя в относительной безопасности от вмешательства третьих стран в их бесконечных локальных схватках за влияние на спорный штат Кашмир. Хотя по формальным признакам — скажем, наличию на их территории террористов — они вполне могли бы составить конкуренцию самым отпетым врагам Вашингтона.
Поэтому спрос на самые разные смертоносные гадости — химического, бактериологического и даже ядерного свойства — вполне может возрасти.
Военно-финансовые пирамиды

В ближайшее время, судя по всему, и рынок обычных вооружений ожидает некоторое оживление. Причем в основном за счет активности именно друзей США.
Наверняка обострением обстановки в заливе постарается воспользоваться Израиль — давний партнер США на Ближнем Востоке приложит все усилия для того, чтобы добиться от Штатов увеличения военной помощи. И судя по всему, ему это удастся сделать. Ведь примерно 80—85% выделяемых США средств (это ежегодно $2,5—3 млрд.) тратится Израилем на закупки американских же вооружений. Поскольку Израиль всерьез опасается ракетной атаки со стороны Хусейна, средства будут направлены на закупку новых систем противоракетной обороны, в том числе — на тактическом уровне, а также приобретение двух-трех десятков новейших американских истребителей пятого поколения F-22. Общий же объем запросов Тель-Авива, по экспертным оценкам, может достичь в ближайшее время $8—10 млрд.
Скорее всего, аналогично поведет себя и другой крупнейший получатель американской военной помощи, единственный из членов НАТО сосед Ирака — Турция. Желания турецких военных, не реализованные до сих пор по сугубо по экономическим причинам, хорошо известны. Речь идет о приобретении 145 ударных вертолетов, 1000 боевых танков, радаров воздушного базирования, ракетных фрегатов и систем ПВО.
Кроме того, несомненно, активизируют военные закупки собственно арабские страны — союзники США. Так, египетские закупки вооружений, которые также в основном оплачиваются по программе американской военной помощи, всегда коррелируются с израильским импортом оружия. А значит, дополнительная военная помощь Тель-Авиву со стороны США заставит и Каир искать поддержки Вашингтона. И скорее всего, небезуспешно: в условиях борьбы с радикальным исламом США с радостью окажут помощь светскому прозападному режиму Мубарака, запросы которого будут варьироваться в пределах $5—7 млрд.
Бесспорно, не останутся в стороне и богатые нефтяные монархии аравийского полуострова.
Выходила на Евфрат «Катюша»

Впрочем, представлять дело так, что кто-то начнет массово скупать танки, вертолеты, системы ПВО и прочее «железо» только из любви к искусству, было бы не совсем правильно. Ведь в значительной степени покупка оружия (особенно арабскими странами, чувствующими себя наиболее уязвимыми в условиях готовящейся «Бури в пустыне-2») — это не просто приобретение новых видов вооружений, военной техники и технологий. Не меньшее значение для стран—покупателей имеет приобретение внешних гарантий безопасности, которые подразумеваются в «в пакете» с оружием.
И если до начала глобальной борьбы с терроризмом арабский мир старался получить такие гарантии от США или стран Западной Европы, прежде всего Франции (заодно с покупаемым оружием), солидарно следующих в форватере американской политики, то в последнее время ситуация стала меняться. В том числе и под воздействием событий вокруг Ирака. По мнению замдиректора Центра анализа стратегий и технологий Константина Макиенко, ряд арабских стран, и в первую очередь Саудовская Аравия, вполне могут сменить основных поставщиков вооружений. И вместо США и Великобритании, выступающих единым антииракским фронтом, лидером продаж в регионе могут стать страны, наиболее решительно выступающие против американских планов по уничтожению Ирака. В первую очередь — Франция и Россия, по-прежнему занимающие лидирующие после США места в списке мировых экспортеров вооружений.
«Не исключено, что политическая позиция Парижа по Ираку будет щедро оплачена Саудовской Аравией через размещение многомиллиардных оружейных контрактов», — считает Макиенко.
По его мнению, в течение ближайших двух-трех лет Париж реально может получить контрактов на сумму примерно в $6—8 млрд. Все дело в том, что военная акция в отношении режима Хусейна будет означать и мощный удар по интересам Эр-Рияда. Ведь система международных санкций в отношении Багдада давно превратилась для саудитов, обладающих немалым весом в ОПЕК, в эффективный инструмент регулирования цены на нефть, а значит, в мощный источник извлечения сверхприбыли. То есть саудиты не меньше Багдада не заинтересованы в окончательном «разрубании иракского узла».
И как бы ни решилась судьба Хусейна, Эр-Рияд, похоже, будет стремиться к тому, чтобы со временем перестать делиться нефтяной сверхприбылью с США, отказавшись от новых закупок американских вооружений. По крайней мере, по экспертным оценкам, в ближайшие пять лет саудиты вряд ли пойдут на заключение новых контрактов с Америкой. В этих условиях Россия может получить редкий шанс проникнуть на «вместительные» саудовские рынки вооружений.
По разным оценкам, доля российского ВПК в укреплении обороноспособности Эр-Рияда способна достичь $1,5—5 млрд. Что само по себе было бы очень неплохо — общий объем поставок российских вооружений за рубеж в прошлом году не превышал $4,8 млрд. Весь вопрос в том, хватит ли российским торговцам оружием упорства для проникновения на новые рынки сбыта. И захочет ли Саудовская Аравия — страна, в которой исламистские настроения чрезвычайно сильны, — сотрудничать с Москвой. Которая хоть и не очень решительно, по мнению саудитов, но все-таки противостоит американским планам в отношении Ирака и одновременно воюет с «братьями-мусульманами» в мятежной Чечне.

Основные продавцы оружия на Ближнем Востоке и в арабском мире (1998—2001 годы)*

США46,3% ($22,6 млрд.)
Великобритания27,26% ($13,3 млрд.)
Франция11,27% ($5,5 млрд.)
Россия3,9% ($1,9 млрд.)
Германия2,05% ($1,0 млрд.)
Китай0,82% ($0,4 млрд.)
Италия0,41% ($0,2 млрд.)
Остальные страны7,99% ($3,9 млрд.)

* По данным Исследовательской службы конгресса США.

Основные покупатели оружия ($ млрд.)*

Алжир0,9
Бахрейн0,6
Египет3,5
Иран0,9
Израиль4,8
Иордания0,5
Кувейт2,3
Ливия0,2
Марокко0,4
Оман0,1
Катар1,2
Саудовская Аравия29,3
Сирия0,4
ОАЭ3,4
Йемен0,3

* По данным Исследовательской службы конгресса США.

* По данным Исследовательской службы конгресса США.

ВЛАДИМИР ВАРВАРИН

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK