Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Кандидатская защита"

Самое полезное, что могла бы сделать российская системная оппозиция, — это выдвинуть единого кандидата в президенты страны.   Да, вероятнее всего, в 2012 году единый оппозиционный кандидат выиграть выборы не смог бы. Машина административного принуждения оказалась бы сильнее. Да, Владимир Путин не допускает мысли о поражении и даже о втором туре. 55% голосов в первом туре 4 марта — минимально приемлемый для него результат. Потому он и дистанцируется от стремительно теряющей популярность «Единой России», выстраивая предвыборный штаб на базе эфемерного Общероссийского народного фронта. Потому и главой штаба назначает харизматичного Станислава Говорухина, а не чистого аппаратчика типа Вячеслава Володина или Владислава Суркова. Но, исходя из результатов 4 декабря (а судя по независимым оценкам итогов голосования, ЕР получила не более 35% по стране в целом и менее 30% в двух столицах, формирующих общенациональные тренды), единый оппозиционный кандидат в президенты мог бы прийти к финишу с результатом на уровне 40% голосов. А это почти наверняка второй тур. И уж точно — разрушение мифа о безальтернативности Владимира Путина как верховного правителя России. А ведь никакая реальная демократизация России невозможна без отказа от идеи безальтернативности как основы политического мышления. Эта идея, так получилось, удобна и комфортна для нас. Потому что коренится в многовековом монархическом ритуале, на который до сих пор во многом опирается российская власть. Ритуал предполагает, что в стране есть монарх, который — хорош ли он, плох ли — эксклюзивен, то есть серьезных соперников в реальном времени у него быть не может.
   Я хорошо помню конец 1980-х, когда затрещала по швам советская власть. У нас появился оппозиционный лидер, и, конечно, безальтернативный — Борис Ельцин. Он многим не нравился уже тогда. Мы очень мало знали и о его взглядах, и о моральных качествах. Но основная мысль оставалась неизменной: кроме Ельцина все равно нет никого, поэтому его надо безоговорочно поддерживать. Первый демократически избранный президент РФ получил от нас генеральную доверенность на все что угодно — без права отзыва, зато с правом передоверия, которым он нередко пользовался, начиная с периода гайдаровских реформ и заканчивая назначением Владимира Путина преемником.
   Потом безальтернативными были либеральные реформы по Егору Гайдару — Анатолию Чубайсу. Им было всегда одно официальное оправдание: да, наверное, ошибок и глупостей наделали немало, но где же альтернатива? СССР развалился, а никто, кроме команды «младореформаторов», не соглашался брать на себя ответственность.
   Далее — Ельцин-1996 («Голосуй или проиграешь»). Да, выборы фальсифицированы, а «пьяное чудовище» уже не вполне владеет ситуацией, говорил мне тогда один олигарх, сыгравший в переизбрании Ельцина на второй срок заметную роль. Но разве у нас есть выбор?
   Следующим безальтернативным оказался Владимир Путин. И сегодня мы слышим вновь привычный до колик вопрос: а что, если не Путин, то Зюганов, что ли?
   Вот почему единый оппозиционный кандидат мог в корне изменить ситуацию. Фигура такого кандидата должна была бы отвечать нескольким базовым критериям, прежде всего: а) свежесть — не карта из засаленной колоды, надоевшей избирателю еще в 1990-е; б) принципиальная несхожесть с Путиным — грубо говоря, вместо брутального мужчины с образом силовика, стучащего кулаком по трибуне, — умная, обаятельная женщина, хорошо разбирающаяся в экономике.
   Вот почему лично я предлагал на позицию единого кандидата Оксану Дмитриеву, депутата от «Справедливой России». Россия вообще устала от жесткой брутальности как модуса поведения власти, она уже хочет спрятаться в «мягкое, женское», как сказал известный всем нам Владимир Владимирович (не Путин, к счастью, Маяковский).
   Но системная оппозиция единого кандидата в президенты не выдвинет. Это уже очевидно. В выборах-2012 примут участие все те же Геннадий Зюганов, Владимир Жириновский, Сергей Миронов, Григорий Явлинский. Фактической целью их участия станет легитимация победы Путина в первом туре.
   Почему все так?
   Потому что они не хотят власти и не борются за нее. Оппозиционную политику они давно превратили в бизнес: получаем голоса избирателей, а потом, предъявив эти голоса Кремлю, обо всем договариваемся с действующей властью. Начало этой традиции положил Жириновский после своей победы на думских выборах-1993, продолжил Зюганов в электоральном цикле 1995/1996, далее везде. И никакие подлинные перемены в России невозможны, пока политика не перестанет быть бизнесом и снова не станет политикой в полном смысле слова.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK