Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Кандидатский максимум"

В наступившем году Россию ждет «проблема-2003» — выборы депутатов Государственной думы. Это не только оживит политическую жизнь в стране, но и приведет к расцвету особой предвыборной индустрии, обороты которой оцениваются в несколько сот миллионов долларов.Проблема-2003

Нынешней осенью политика, которой мы обычно не интересуемся, предпочитая ей более приземленные проблемы, и политики, которыми мы обычно пренебрегаем, считая их профессию одной из древнейших, сами активно заинтересуются всеми нами. Почтовые ящики будут забиты глянцевыми листовками с изображениями претендентов на думские кресла, улицы запестрят яркими плакатами политических партий, а полюбившиеся зрителям телесериалы то и дело станут прерываться трансляциями рекламных роликов кандидатов в депутаты. И все потому, что в декабре нам предстоит принять участие в шумном действе под названием «выборы депутатов Государственной думы».
Помимо вполне важной, прописанной в Конституции, но достаточно формальной цели — обеспечения демократии в стране — действо это запускает огромную и очень дорогостоящую машину предвыборной индустрии, обороты которой оцениваются в сотни миллионов долларов. Кроме всего прочего, сам факт приближения этого действа существенно влияет на всю экономику страны.
Например, Госдума отказалась рассматривать пакет законопроектов по реформе электроэнергетики: очень уж не хотелось за год до выборов подписываться под планами непопулярного в народе Чубайса. Вот смолкли разговоры о реформе ЖКХ, хотя проржавевшие трубы систем теплоснабжения рвутся уже не только на депрессивном Дальнем Востоке, но и в благополучной Московской области. Боится население этой реформы, поэтому и законодатели ее испугались — издержки демократии, ничего не поделаешь. Экономические последствия этих политических решений, понятное дело, посчитать нельзя.
Трепет депутатов передается и исполнительной власти, главным методом предвыборной агитации для которой является, как известно, увеличение социальных расходов. Значит, социальные расходы бюджетов всех уровней вырастут (правда, только на этот год), а все остальные (в том числе инвестиционные) — существенно сократятся.
Бизнес также не останется неохваченным. И дело тут не только в том, что крупные бизнес-группы начнут активно перечислять миллионы долларов в избирательные фонды дружественных партий и кандидатов. Потребуются и другие расходы. Ведь что такое выборы в провинции? Губернатор N-ской области, которому кровь из носу надо протолкнуть «родного человечка» в Госдуму, разумеется, обратится за помощью к местному олигарху. Причем не просто попросит денег в избирательный фонд, а предложит, скажем, вложить средства в достройку районной больницы. Отказываться от таких предложений как-то не принято. Даже если эти деньги предназначались для развития собственного бизнеса.
Двойное дно

На самом деле парламентские выборы в нашей стране давно уже перестали быть просто способом формирования легитимных органов власти, ареной борьбы различных идеологий и политических программ. На сегодняшний день выборы представляют собой своеобразное состязание между заинтересованными бизнес-группами за лоббистский ресурс .
Вспомним: на заре российской демократии — в конце 80-х — начале 90-х годов — выборы представляли собой поле борьбы различных идеологий и политических программ. Однако по мере того, как в стране формировался и осознавал свои интересы крупный бизнес, идеологическая составляющая постепенно выхолащивалась, все больше превращаясь лишь в средство борьбы лоббистских группировок.
Не случайно поэтому в списках дружественных депутатов, имеющихся в соответствующих подразделениях любой крупной компании, можно встретить фамилию представителя любого политического течения — от ортодоксального коммуниста до пламенного либерала с диссидентским прошлым. Что отразилось не только на политическом облике Госдумы, но и на внешнем облике самих депутатов. Небогатые политики перестроечного времени, попавшие в Думу на волне демократического энтузиазма избирателей и не пожелавшие или не сумевшие наладить контакты с бизнесом, были вытеснены профессиональными лоббистами (в том числе и бывшими менеджерами крупных компаний), на чьей стороне имелся главный ресурс — финансовый. В результате костюмы и галстуки обладателей кабинетов в здании на Охотном Ряду от созыва к созыву неизменно меняются к лучшему.
Да и избраться становится все сложнее: народу ты заведомо неинтересен (времена многотысячных демонстраций «за» или «против» остались в прошлом веке). Блаженные времена, когда председатель колхоза, уверенный, что люди и так его знают, на выборах был сам себе и кандидат, и политконсультант, и спичрайтер, и пиарщик, безвозвратно ушли в прошлое. Современная предвыборная кампания, а в особенности федерального уровня, представляет собой столь сложный процесс, что ее практически невозможно провести без специалистов. И без очень серьезных финансовых ресурсов.
Охотники за голосами

Поэтому сейчас на выборах правят бал не идеологии, а технологии. В последние 8—10 лет на плодородной предвыборной почве выросло множество профессиональных политконсультантов, специалистов по PR, зарабатывающих деньги на избирательных кампаниях. Только в Москве существует несколько десятков компаний, постоянно действующих на этом рынке (ведь кроме федеральных есть еще и региональные выборы), а число однодневок, созданных лишь для того, чтобы откусить кусочек от бюджетов кандидатов, — несколько сотен. С прошлой осени они, наряду с рекламными агентствами и многими СМИ, нетерпеливо ждут, когда же «все начнется».
В принципе, все уже началось. «Окучивание» кандидатов и партий исполнителями, с одной стороны, и поиск спонсоров этими самыми кандидатами — с другой, идет уже минимум полгода. Ведь простая, казалось бы, цепочка действий — зарегистрировался, провел агитацию, подсчитал голоса — на деле оказывается куда более громоздкой. Даже когда деньги уже найдены (а этот процесс, именуемый «фондрайзингом», достоин отдельной публикации), нужно сформировать избирательный фонд, надежно «спрятав» при этом все нарушения, чтобы при случае отбиться от судебных атак соперников. Тут требуются квалифицированные финансисты и юристы. Поиск компромата на конкурентов потребует услуг специалистов по коммерческому шпионажу — ветеранов и действующий сотрудников спецслужб.
Необходимы социологи и политологи, способные провести качественные исследования общественного мнения и политической обстановки, — в противном случае кандидату придется действовать наобум. Кто-то должен построить стратегию кампании, подготовить тексты листовок и телероликов, придумать слоганы. Это создает спрос на политконсультантов, пиарщиков, имиджмейкеров. Пропагандистские материалы нужно донести до избирателей, причем далеко не все из них пойдут под грифом «на правах рекламы». Значит, кандидатам потребуются налаженные связи с журналистским сообществом. Плюс по мелочи: кандидат, к примеру, может обладать не слишком привлекательной внешностью или не иметь навыка публичных выступлений, а это потребует привлечения к работе визажистов и психологов.
Кстати, желательно проследить, чтобы нанятые для проведения кампании агитаторы не оставляли весь тираж листовок или плакатов на ближайших к предвыборному штабу помойках. Для этого нужны специалисты по организационному консультированию. Ближе к голосованию необходимо сформировать сеть наблюдателей, которые будут следить за подведением итогов голосования, а в случае неудачи — попробуют доказать, что выборы были сфальсифицированы конкурентом или что этот самый конкурент в ходе агитации нарушил закон.
В общем, для того, чтобы в один прекрасный момент 450 счастливых обладателей корочек с надписью «Депутат Государственной думы» отправились обживать кабинеты на Охотном Ряду, тысячам специалистов и неспециалистов в различных областях придется затратить массу сил и средств. Их задача не просто «обеспечение демократии». Главным мотивом их усилий станут, понятное дело, деньги. А значит, коммерческая сторона российской демократии будет представлять не меньший интерес, чем политическая.
Дмитрий Орлов, заместитель генерального директора Центра политических технологий:
«Расходы на организацию и проведение предвыборной кампании, включая мероприятия, предшествующие официальному началу агитационного периода, для партии, уже представленной в парламенте, могут составить от $2 млн. до $10—15 млн.
Стоимость кампании кандидата, баллотирующегося по одномандатному округу, колеблется от $300 тыс. до $1,5 млн. В целом же объем российского рынка политических технологий в парламентской кампании 2003 года, очевидно, составит порядка $150—200 млн.
В структуре бюджетов предвыборных кампаний в дальнейшем будет расти доля средств, затрачиваемых на PR и политическую рекламу. Вместе с тем расходы на социологические исследования и проведение массовых акций снизятся. Как показывает опыт, практическое значение результатов исследований не всегда очевидно для клиентов. Отказ от массовых акций (митингов или рок-концертов) будет связан, в первую очередь, с тем, что они требуют больших затрат, не обеспечивая при этом существенной отдачи. Резонанс от небольшого пикета не меньший, а стоимость его — на порядок ниже».
Игорь Минтусов, председатель совета директоров Центра политического консультирования «Никколо М»:
«На прошлых выборах в Госдуму общий объем рынка политических технологий составил не менее $150—200 млн. И нет оснований полагать, что в ходе предстоящей предвыборной кампании эта величина окажется ниже.
Для расчета затрат на предвыборную кампанию в одномандатном округе используется ряд схем. Наиболее простая — умножить численность избирателей округа на условную стоимость одного голоса, составляющую приблизительно $2—3. Бюджет кампании, таким образом, будет зависеть от того, сколько избирателей проживает в том или ином округе.
Политические партии, выдвигающие списки кандидатов, тратят на кампанию в среднем от $5 млн. до $30 млн., хотя в отдельных случаях эти суммы могут выходить как за нижнюю, так и за верхнюю границу. Эти бюджеты частично формируют предприниматели, покупающие себе место в партийных списках. В заведомо проходной партии цена такого места может составлять от $500 тыс. до $2 млн.
Расходование средств из предвыборного фонда осуществляется в нескольких направлениях. Как правило, около половины всех денег растворяется среди узкой группы лиц, составляющих ближайшее окружение кандидата или партийного лидера. Из оставшихся сумм приблизительно половина уходит на рекламу и размещение заказных материалов в СМИ и столько же — на организацию предвыборных штабов, проведение отдельных специальных акций, оплату работы политконсультантов».

НИКОЛАЙ СИЛАЕВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK