Наверх
6 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "КАРТА МИННОГО ПОЛЯ"

Правительство Москвы взялось за разработку карты этнической напряженности в столице. Специалисты считают эту меру сильно запоздавшей.    Семья Веркашанцевых еще до рождения дочери Алены встала на очередь в детский сад, которых на северо-востоке, как и во всей Москве, не хватает. Веркашанцевы смирились даже с тем, что вместо обещанных трех лет ждали еще полгода, пока освободится место.
   — Выдержали мы в садике, — признается мама Ольга, — неполный месяц.
   Первым забеспокоился глава семейства Игорь. Ему не понравилось обилие мальчиков из Закавказья. Он принялся за поиски нового садика, но сразу выяснилось, что во всей округе в них нет мест и повсюду схожая картина — в садах больше трети детей мигрантов.
   — Я понимаю, у меня уязвимая позиция, — говорит Ольга. — Но у меня был выбор: или ради толерантности терпеть то, что много детей почти не говорят по-русски, а значит, мой ребенок не получит должного развития и уже на старте проиграет конкуренцию за хорошую школу, или сделать то, что мы сделали, — уйти.
   Пока супруги подкинули малышку бабушке и к выбору школы относятся иначе, чем к детсаду. Они заранее устроили «мониторинг» школ и обнаружили новую реальность: многие из них в районе Черкизово — Преображенка — Гольяново на треть заполнены детьми мигрантов. «Зато у нас есть ясность, — комментирует ситуацию Игорь. — Если мой ребенок вместе с ребенком мигрантов выдержит конкурс в приличную гимназию, почему им не учиться вместе?» И, похоже, таких подводных течений в жизни новых и старых москвичей, требующих предварительного сбора информации друг о друге и ее «отфильтровывания», с годами будет копиться все больше.
   
ВИРТУАЛЬНАЯ КАРТА


    То, что в столице за последние годы открылось немало этнических ресторанчиков и магазинов, известно всем. Труднее заметить появление в городе национальных кварталов — мест компактного проживания людей одной национальности. Но факты говорят о том, что такие районы постепенно формируются. Знатоки давно за армянским лавашом и бастурмой ездят на юго-запад. Настоящую домашнюю грузинскую кухню искать надо в Марьиной Роще, а азербайджанскую — в Гольяново. А вот на юго-востоке запросто можно нарваться на грузинских барсеточников или карманников. Оперативники ГУВД выдавили их сюда с престижных Кутузовского проспекта и Рублевского шоссе. И гастролеры вынужденно забрели на «чужую поляну» — дагестанского и абхазского преступных «землячеств», до недавнего времени «по-братски» державших верх на рынках и ярмарках юго-востока.
   До сих пор вся эта информация существовала на уровне сарафанного радио, но с 1 июля 2010 года должна была обрести иной статус — официальной и проверенной. Своеобразным путеводителем по новой Москве должна была стать карта этнической напряженности столицы.
   — Такие карты работают в Лондоне, Стамбуле, Берлине, — говорит Михаил Соломенцев, глава комитета межрегиональных связей и национальной политики мэрии Москвы, один из инициаторов создания столичной карты. — С их помощью ведут учет заселяемых мигрантами или криминогенных районов и помогают следить за порядком в мегаполисах.
   Московская карта задумывалась, с одной стороны, как средство мониторинга миграции гастарбайтеров внутри МКАД, с другой — как экспресс-сканер этнической напряженности. По данным ГУВД, неблагополучными с точки зрения миграции считаются юг, юго-запад, восток и особенно юго-восток столицы. Эксперты объясняют рост напряженности и криминала в этих районах тем, что на юго-западе много вузов, где учатся иностранцы; на юге больше всего строек, приютивших мигрантов; на промышленном юго-востоке к стройкам добавляется большое количество рынков и ярмарок, создающих району репутацию самого мигрантоемкого. На карте, которая должна была обновляться раз в месяц, планировалось отмечать неблагополучные районы и районы, где потенциально могли возникать межэтнические конфликты. Причем там обозначались бы не только точки скопления иммигрантов, но и места сходок и акций протестов русских националистов и радикалов, противников миграции. На основании данных мониторинга, которые должны были собирать служащие префектур, ГУВД и соцработники, предварительно прошедшие обучение и психологическое тестирование, каждому району присваивался бы «коэффициент межнациональной напряженности».
   Сначала 1 июля должен был начаться эксперимент по использованию карты этнической напряженности «для служебного пользования» чиновниками и милицией, а с нового года ее планировали выложить в Интернет для работы в режиме online.
   Однако слушания по созданию карты при правительстве Москвы, назначенные на 1 июня, были перенесены, а вскоре Владилен Боков, начальник Управления по реализации национальной политики города Москвы, и вовсе признал, что «идея с созданием карты пока оказалась неудачной». И как минимум до конца года Москва ее не увидит.
   
«МЭР МНЕ НЕ УКАЗ»
    Причин заминки с выпуском карты этнической напряженности много. Но прежде всего появление такой карты будет означать признание того, что в городе начали формироваться этнические районы, которые могут превратиться в гетто. Это политически невыгодно столичным властям, так как данный процесс является в значительной степени следствием отсутствия у городского руководства внятной программы адаптации мигрантов.
   Как признал в кулуарах высокопоставленный чиновник московского правительства, миграция стала «практически мало управляемой». Формально с регистрацией экономических мигрантов и временных переселенцев, не скрывающих желания осесть в столице, проблем вроде бы нет. По данным Росстата, подтверждаемым мэрией Москвы, в столице на учете стоят 1,838 млн иностранцев из стран ближнего и дальнего зарубежья. Однако из них реально трудоустроились лишь 275 тыс. в 2009 году и еще неполных 250 тыс. в 2010 году, хотя разрешение на работу есть у всех. Где еще миллион с лишним официально зарегистрированных мигрантов? Проблему усугубляет то, что, по данным МВД, помимо зарегистрированных в Москве и Подмосковье могут находиться еще от 1 до 1,5 млн нелегальных мигрантов.
{PAGE}
   — Понятно же, что, если создать этнокарту, встанет логичный вопрос: зачем дальше плодить мигрантов и нелегалов, если число официально не работающих среди них перевалило за миллион? — говорит Жанна Зайончковская, президент Центра изучения проблем вынужденных миграций в СНГ. — Следующий вопрос вытекает сам собой: насколько эффективна власть, допускающая ситуацию, когда столица задыхается от дефицита трудовых ресурсов, а иммигранты позволяют себе, официально во всяком случае, нигде не работать?
   Конечно, цифры эти лукавы. Как отмечают эксперты Института демографии ГУ-ВШЭ, и чиновники московский мэрии, и эксперты рынка труда отлично осведомлены о том, что все гастарбайтеры, включая нелегалов, работают. Однако не регистрируются на рынке труда из-за нежелания работодателей платить за них налоги. Ситуацию в 2009 году попытался переломить мэр Юрий Лужков. Он выступил с идеей оформлять миграционные удостоверения прямо на предприятиях, которым выдаются квоты. Но статистика трудоустройства мигрантов говорит сама за себя: экономическую погоду на рынке гастарбайтеров диктуют работодатели, не заинтересованные в их официальном трудоустройстве. Так вокруг работников-иммигрантов формируется теневая зона — с теневыми рабочими местами, теневыми зарплатами, теневой сферой услуг и в конечном счете теневыми законами.
   «В большинстве цивилизованных стран существует налог на привлечение иностранной рабочей силы, — говорит Анатолий Вишневский, директор Института демографии ГУ-ВШЭ. — Его-то как раз и не желает платить работодатель, ставя мигрантов в бесправное положение и создавая на рынке труда перегрев: переизбыток в непроизводственном его секторе — на рынках, ярмарках, куда стекаются нелегалы, и дефицит в производственном секторе. На тех же стройках, в ЖКХ и на транспорте».
   Тем временем, как показывают исследования Института этнологии и антропологии РАН, каналы теневого трудоустройства — через систему землячеств — пустили в Москве прочные корни. Одно из их последствий — фактическая монополизация городских рынков этническим бизнесом. Однако чиновники, вместо того чтобы выполнять свои обязанности — создавать конкурентную среду, — бездействуют, и во многих случаях бездействие это хорошо оплачено. Например, Тимирязевский строительный рынок, скупленный азербайджанским бизнесом, по ценам соответствует теперь дорогому супермаркету. И крупнейшие продовольственные рынки — Даниловский и Царицынский, — контролируемые армянской и северокавказской диаспорами, тоже утратили характер базара — на них в принципе невозможно торговаться. Свой безраздельный монополизм торговцы объясняют просто: «Москва большая, не ты, так другой согласится на мою цену».
   Подобные экономические перекосы не могут не вызывать социального напряжения. И оно время от времени прорывается наружу погромами на рынках и в этнических магазинах. Причем изощренность социальной мести «творчески» развивается. По данным МВД, примерно второй год как в Москве появился и процветает «магазинный бандитизм». Одной из первых в этом ряду стала история с кафе «Пузырь» у метро «Университет». Это кафе построили для себя рыночные торговцы с Кавказа. Погром в кафе начала банда человек из 10-12. Еще столько же с палками и ножами громили прилавки на улице, но не уничтожая, а аккуратно складывая овощи и фрукты в заранее приготовленные ящики и сумки. По такой же схеме «народные мстители» устроили погромы в Ясенево, подмосковных Химках и Лыткарино. Что ново и тревожно — к мародерам «под шумок» все чаще присоединяется толпа «мирных» горожан, набивающая сумки «халявой». Столь изощренное противостояние теневой экономике и монополизму — через погром и мародерство — результат бездействия власти.
   
БЛУЖДАЮЩИЕ ГАСТАРБАЙТЕРЫ
   Как показывает практика, выходцы с Северного Кавказа и из Закавказья начинают активно перетягивать в мегаполис своих земляков, содействуя им с арендой жилья или с приобретением его в собственность. В результате исчезнувшие еще в ХIХ веке национальные районы, в прошлом «слободки», вновь стали появляться в Москве. Пока пунктирно и волнообразно: то создаются, то гаснут — но процесс идет.
   Так, в Солнцево и на юго-западе столицы относительно компактно проживают армяне, в Марьиной Роще и Тимирязево — грузины, в Измайлово, Черкизово и Гольяново — азербайджанцы. Последние с переносом части торговли из Черкизово в Люблино начали обосновываться и на юго-востоке. Новые москвичи стихийно создают свою этническую карту города. Правда, и ученые, и чиновники столичного правительства отрицают возможность создания этнических кварталов в столице, считая их не традиционными для Москвы. Однако эти заявления опровергают факты. К примеру, наряду с закавказскими районами в столице формируются еще более лоскутные азиатские. Последние носят временный характер и перемещаются по территории города. Как правило, среднеазиатские поселения дворников кочуют по подвалам или служебным помещениям ДЕЗов. А азиатские поселения образуются в районах заводских общежитий (Очаково, где обосновались китайцы, метро «Автозаводская», где есть и китайцы, и вьетнамцы) или развитой сети рынков (метро «Савеловская», «Домодедовская», «Люблино»). Власти десятилетиями убеждают, что возникшая проблема, в том числе «самопального» жилищного строительства вьетнамских бунгало или китайских переносных домиков на курьих ножках, решаема. Но если раньше бунгало и домики резали глаз на Бутырском Валу или на Савеловской, то теперь «украшают» промзоны в Перово и Текстильщиках.
   Сегодня время, когда миграция несла оживление в экономику, сменяется другим — миграция усиливает конкуренцию на рынках труда и жилья. А значит, если не знать нового этнического лица Москвы и меняющихся правил общежития, то межэтнические вспышки, подобные погромам на рынках в Царицыно и Ясенево, взрывам в Черкизово, или межнациональные драки в метро будут и впредь застигать общество врасплох.
   — История с отменой или переносом этнокарты показывает не только проблемы мэрии с работодателями, — считает Анатолий Вишневский, — она демонстрирует, что сегодня нет системы отношений с мигрантами. Правительство думает о контроле на границе, а целью миграционной политики должна стать максимальная интеграция мигрантов в российское общество.
   В мэрии и Институте этнологии и антропологии РАН «Профилю» подтвердили, что вместо карты этнической напряженности Москва занялась созданием концепции интеграции мигрантов в российское общество. Мягко говоря, с опозданием на двадцать лет. Между тем многие ученые и эксперты рынка труда прогнозируют, что вхождение мигрантов в российское общество будет сложным. Поскольку их труд дешев, то они долго будут оставаться не объектом интеграции, а удобным объектом для эксплуатации. И чем дольше эти «ножницы» будут резать по живому, тем дольше Москва будет отторгать «чужих». А они ей мстить как могут: по данным МВД, до 40% преступлений в столице совершается иногородними и мигрантами.
{PAGE}

   МОСКВА И «СЛОБОДКИ»
   Первые данные о численности москвичей косвенные и относятся к концу XVI века, когда город насчитывал около 200 тыс. человек, что по тем временам сопоставимо с главным городом Европы — Парижем. Уже тогда в столице жили литовцы и поляки, армяне и грузины, татары, в Немецкой слободе селились шведы, англичане, немцы, голландцы, французы и испанцы. По мере роста города (1868 год — 416,4 тыс., 1882 год — 753,4 тыс., 1897 год — 1 млн. 426 тыс.) росло и число представителей разных национальностей и вероисповедания. Так, в 1882 году православных было 92,8%, протестантов — 2,05%, раскольников — 2,7%, иудеев — 2%, католиков — 1,24%, мусульман — 0,26%, армян-григориан — 0,1%, остальных — 0,02%, не обозначены — 0,17%.
   Источник: Институт демографии ГУ-ВШЭ.

   

   Новое лицо Москвы
   Какие районы столицы для компактного расселения выбирают мигранты
   Армяне — Солнцево, юго-запад.
   Азербайджанцы — Измайлово, Черкизово, Коптево, Люблино.
   Грузины — Марьина Роща, север.
   Вьетнамцы — районы заводских общежитий и торговых складов у метро «Савеловская», «Черкизовская», «Домодедовская».
   Китайцы — районы заводских общежитий в Очаково, у метро «Савеловская», «Автозаводская» и частично «Печатники», в Новокосино.
   Афганцы, пакистанцы — Зюзино, Царицыно.
   
   Расселение дворников
   Узбеки — юг, юго-восток, юго-запад.
   Киргизы — центр, север, запад.
   Таджики — север и частично запад.
   
   Миграция рабочих-строителей и разнорабочих стройкомплекса
   Таджики (до 70% от общего числа) — все стройки, но в основном юг, юго-запад и
   примыкающие районы Подмосковья.
   Киргизы, казахи (до 15%) — север, запад.
   
   Источник: Институт этнологии и антропологии РАН, Институт социально-экономических проблем народонаселения РАН.

   

   ПОЗИЦИЯ
   МАМЕД АЛИЕВ,
   президент Всероссийского азербайджанского конгресса, лауреат Государственной премии РФ:
   «Каждый год 20 апреля мы просим своих соотечественников как можно меньше появляться на улицах столицы. С 2002 года в московских вузах иностранным студентам разрешается не посещать занятия. К этой практике присоединились вузы Санкт-Петербурга и Нижнего Новгорода. Хотя местные власти предпринимают меры по борьбе со скинхедами, но… лучше в этот день сидеть дома. Уже 20 лет, с конца 1980-х, радикальные националисты стремятся отметить «день рождения Гитлера» в стране, пострадавшей от фашизма, наверное, больше всех. Вот с кем надо бороться и наносить на карту как зло, которое надо выводить всем вместе, как тараканов».

   

   ХРОНИКА МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫХ КОНФЛИКТОВ 2010 ГОДА
   Январь
   В Левобережных Химках банда из 15 человек с палками и пистолетами устроила погром в магазине азербайджанских мигрантов. Пока преступники избивали торговцев, клиенты воровали с прилавков фрукты. Идет следствие.
   Февраль
   Драка в Московском педагогическом университете между ингушами и осетинами закончилась убийством осетинского студента Олега Чертикрева. По данным ГУВД, «в последнее время участились случаи межэтнических конфликтов в столичных вузах между азербайджанцами и армянами, грузинами и дагестанцами, вьетнамцами и китайцами».
   Март
   Массовая драка в студенческом городке Университета нефти и газа им. Губкина между учащимися из Чечни и Казахстана.
   Апрель
   Насмерть сбит 10-летний Артем Готовцев машиной с мигалками, в которой находились задержанные разъяренной толпой сотрудники чеченского спецназа. Возбуждено уголовное дело.
   Май
   Убит 27-летний Дмитрий Кашицын, заподозренный неонацистами в том, что он принадлежит к движению «Антифа».
   Май
   На Боровском шоссе автомобиль Mitsubishi, за рулем которого был уроженец Кавказа, сбил 12-летнего мальчика (позднее ребенок скончался в больнице). Дорожно-транспортное происшествие повлекло за собой массовую драку, в которой приняли участие около сорока человек — родственники мальчика и земляки водителя. Драку удалось остановить только после прибытия сотрудников милиции.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK