Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Картель по снятию сливок"

В документе Федерального антимонопольного ведомства на 30 страницах доказывается: крупные немецкие электроконцерны на тайных встречах в течение многих лет согласовывали совместную стратегию и делили рынки между собой. Вероятно, был и сговор о ценах.Когда глава концерна E.ON Вульф Бернотат 29 мая 2006 года приехал в свой дюссельдорфский офис, все было так, как обычно в начале недели. Но спустя несколько минут в кабинет шефа ворвалась целая рота гостей, с которыми договора о встрече не было. Обычное течение жизни кончилось.

Незваные посетители оказались следователями по особым поручениям брюссельской Комиссии ЕС. По заданию комиссара ЕС по вопросам конкуренции Нили Кроэс они изъяли из бюро ведущего немецкого электроконцерна все папки с документами и компьютеры.

«Это чудовищно», — негодовал Бернотат. В ту же минуту такая же судьба постигла и его коллег, собравшихся в тот понедельник на заседание правления E.ON Energie AG в Мюнхене. Там тоже откуда ни возьмись появились брюссельские сыщики в сопровождении чиновников Федерального антимонопольного ведомства. Они внимательно почитали личные дела топ-менеджеров, прямо на месте скопировали протоколы бесед и решения правления, частную электронную почту, а также документы стратегического содержания.

Вызвавшая большой резонанс операция продолжалась три дня. Это была не единственная спецоперация обожающей шумные акции комиссарши ЕС. За минувший год г-жа Кроэс четырежды вела свои войска в бой, в результате чего получила доступ к секретам не только немецких энергогигантов E.ON, RWE, Vattenfall и EnBW, но и их многочисленных конкурентов в Европе.

Цель голландки ясна. Она твердо вознамерилась наконец добиться снижения цен на электричество. Она хочет, чтобы была настоящая конкуренция. Для этого ей необходимо сломить власть гигантов на рынке.

И хотя расследованиям Комиссии ЕС еще далеко до завершения, уже сейчас видно, какая необычайная взрывоопасность таится в конфискованных документах. По мнению стражей антимонопольных законов, на 60 тысячах страниц обнаруживается множество указаний на то, что по меньшей мере квартет немецких энергетических Голиафов многие годы нарушал принципы соревнования и антимонопольные законы.

Тесно сотрудничающие с Брюсселем немецкие чиновники, которые следят за соблюдением законов рыночной конкуренции, уверены, что найдено множество косвенных доказательств тому, что
   — ведущие менеджеры и даже главы правлений крупных энергоконцернов в течение ряда лет проводили тайные встречи;
   — на этих встречах обменивались важными деловыми секретами и стратегическими соображениями;
   — проводили подробные согласования действий на самых различных рынках;
   — наконец, расширили круг участников секретных встреч до семи крупных поставщиков электричества из ЕС и придали этим встречам институциональный характер, а также
   — по меньшей мере лидер отрасли E.ON якобы предпринимал попытки «существенно повлиять» на установление рыночных цен на электричество.

Таков итог экспертизы, подготовленной уже в конце прошлого года боннским антимонопольным ведомством под руководством его тогдашнего начальника, Ульфа Бёге.

Документ объемом в 30 страниц, находящийся в распоряжении журнала Spiegel, представляет собой горький итог тех оперативно-сыскных действий против E.ON, которые были проведены совместно со следователями из ЕС. Столь резкой атаки на концерны прежде, кажется, не было никогда.

По мнению антимонопольного ведомства, изъятые документы убедительно показывают, что конкуренция на немецком рынке энергоносителей в значительной степени была блокирована «недопустимыми с точки зрения антимонопольного права формами сотрудничества».

Вместо того чтобы соревноваться друг с другом, концерны координировали стратегические линии, цены, рынки сбыта и делали это по согласию, а возможно, даже по указанию руководства фирм.

Не приходится удивляться, что на этих фирмах резко повысилось напряжение, и в беседах с представителями «Шпигеля» E.ON сообщил, что все подозрения и упреки беспочвенны и являют собой не более чем субъективную интерпретацию ситуации работниками антимонопольного ведомства. При этом фирма E.ON с этими упреками знакома довольно давно. Документ антимонопольного ведомства за номером В 8-21/03 В был подготовлен для совершенно заштатного дела, слушавшегося в Высшем земельном суде Дюссельдорфа.

Там E.ON выдвинул иск против решения Федерального антимонопольного ведомства. В 2003 году его служащие создали прецедент, запретив E.ON купить акции небольшой электростанции в городке Эшвеге. Аргумент был такой: доминирующие позиции гигантов не нужно усиливать еще больше.

Чтобы придать вес своим доводам, защитники антимонопольных законов в конце концов составили сводный список своих вещественных доказательств по делу. Однако этот материал к тому процессу не был приобщен. Судьям хватило представленного ранее анализа рыночной ситуации.

Неудобный документ поначалу вновь исчез, хотя содержал массу подтверждений того, что критики отрасли и защитники прав потребителей подозревают уже многие годы: четыре крупнейшие энергетические фирмы Германии, вопреки всем заверениям, создали картель и много лет снимали сливки, заставляя своих немецких клиентов переплачивать и поднимая прибыли своих концернов до рекордного уровня из года в год. Только с 2000 года энергогиганты E.ON, RWE, Vattenfall и EnBW оприходовали более 90 млрд евро в качестве прибылей до уплаты налогов — в среднем по миллиарду в месяц.

Специалист по картельному праву, берлинский адвокат Кристиан фон Хаммерштайн, — и не только он — предсказывает, что в связи с теми доказательствами, которые были получены в последнее время, для E.ON и других гигантов могут наступить трудные времена. Возможно, фирмам грозят весьма серьезные иски по возмещению ущерба.

Обвинения боннского ведомства будут представлять немалый интерес и для экспертов, которые собираются на слушание бундестага в Берлине по злоупотреблению рыночными механизмами в энергетическом секторе. До сих пор многие из документов не были доступны экспертам. Менеджеры E.ON даже считают, что редакции журнала Spiegel этот документ был предоставлен «целенаправленно с учетом предстоящего слушания».

Особенно бурное возмущение вызывает ситуация у конкурентов, таких как гамбургский поставщик электроэнергии Lichtblick: обнаруженные теперь документы со всей ясностью показывают, что в отрасли имело место «серьезное и постоянное нарушение закона, осуществлявшееся по указанию правлений фирм», негодует менеджер Lichtblick Геро Люкинг. О настоящем соревновании в таких условиях и речи быть не могло.

Хотя именно это было целью, когда в 1996 году коалиция ХДС-ХСС и СвДП под руководством канцлера Коля начала либерализацию немецкого рынка энергоносителей. После 1998 года должна была рухнуть одна из последних крупных монополий — во благо потребителей, надеявшихся на снижение цен, как это происходило в сфере телекоммуникаций.

Поначалу казалось, что план начинает осуществляться. С приходом ХХI века цены на электричество упали на 15%. Длилось это, впрочем, недолго. Электрогиганты, накопившие в монопольные времена полные кассы денег, взялись поглощать конкурентов.

Скупалось все, что хоть как-то было связано с энергией: коммунальные электростанции, региональные поставщики, даже фирмы по считыванию показателей электросчетчиков — и они сменили хозяев. В конечном счете началось слияние даже крупных экс-монополистов. Дюссельдорфская фирма Veba слилась с баварской Viag, в результате чего и получился концерн E.ON. Итог: в Германии возникли четыре поставщика электроэнергии — E.ON, RWE, EnBW и Vattenfall, которые стали крупнее и мощнее любых фирм, известных до тех пор. Назойливых конкурентов выталкивали с рынка с помощью разных трюков, а иногда и безумно завышенными ставками за промежуточную траспортировку.

Федеральное правительство, в ту пору состоявшее из социал-демократов и «зеленых», не вмешивалось. Напротив, лидеру рынка E.ON было позволено по официальному разрешению Федерального министерства экономики поглотить крупнейшего в Европе газоторговца — Ruhrgas AG.

Вместо того чтобы установить четкие правила конкуренции и настаивать на их соблюдении, федеральное правительство Герхарда Шредера долго откладывало создание органа по контролю за деятельностью монополий. Последствия оказались тяжелыми и для экономики, и для потребителей. В то время как концерны год за годом устанавливали рекорды прибыли, потребители стонали под гнетом растущих цен на электричество.

Когда же два года назад было создано Федеральное антимонопольное ведомство, менеджеров энергетических фирм не смогли испугать ни начало антимонопольного судебного процесса, которого добилась комиссар ЕС Нили Кроэс, ни высказанная министром экономики Михаэлем Глосом (ХДС) угроза ужесточить монопольное право в энергетическом секторе.

Лишь месяц назад лидер рынка E.ON сообщил, что в Германии начинается новый тур переговоров о повышении цен, что вызвало у большинства конкурентов благодарную реакцию. С января цены на электричество должны возрасти в диапазоне от 1% до 10%.

Шеф E.ON Вульф Бернотат повторяет, что ни с влиянием на рынке, ни с каким-то «тайным сговором между фирмами» это все «не имеет ничего общего». Электричество, сообщает он, такой же продукт, как все прочее, и цена определяется соотношением спроса и предложения. Но как раз в этом Федеральное антимонопольное ведомство серьезно сомневается.

На регулярных встречах в период с 2003 по 2006 год менеджеры энергогигантов обменивались вполне конкретными данными о предприятиях и их стратегиях, которые в обычной ситуации составляют секрет фирмы и разглашение которых в определенных обстоятельствах бывает наказуемо.

Так, вскоре после прихода на пост руководителя E.ON Бернотат встречался со своим коллегой — тогдашним главой эссенского концерна RWE Харри Рёльсом. Если судить по протоколу беседы, оба босса вполне предметно обсуждали, как предотвратить болезненное вмешательство блюстителей закона в газовый рынок. За согласие своего концерна на приобретение E.ON’ом газовой фирмы Ruhrgas AG Рёльс, очевидно, потребовал от Бернотата «весомой встречной услуги».

Еще более конкретно вопросы обсуждались на этаже экспертов. Антимонопольное ведомство располагает документами о многочисленных тайных встречах членов правления RWE, в частности Йоханнеса Ламбертца и Бертольда Бонекампа, с их коллегами в E.ON Йоханнесом Тайсеном и Вальтером Холефельдером. Явно наблюдалось единство мнений о том, что «в отношениях между фирмами напряженность необходимо и возможно снизить».

По сведениям антимонопольного ведомства, на регулярных встречах обменивались конкретными сведениями о капиталовложениях последних лет и предстоящем увеличении генерирующих мощностей. Было очевидно единство мнений и тогда, когда возникала проблема с «выскочками» (Newcomer), которых нужно было притормозить — как, например, планировавшиеся газовые электростанции в городе Хюрт вблизи Кельна и на балтийском курорте Любмин.

Между менеджерами, которые для посторонних считались конкурентами, дружба царила и тогда, когда обсуждались рынки сбыта. Согласно данным антимонопольного ведомства, в 2003 году RWE предложил концерну E.ON «долевое участие в Германии, Венгрии, Чехии, Италии и Словакии». Цель состояла в том, чтобы с помощью бартера в соответствующих фирмах и на определенных рынках получать доминирующие позиции. Цель эта на многочисленных встречах на уровне правлений в 2004 и 2005 годах конкретизировалась, а частично и претворялась в жизнь.

Успешное сотрудничество вовсе не ограничивалось только двумя рурскими концернами. Между базирующейся в земле Баден-Вюртемберг фирмой EnBW, которой тогда руководил Утц Клаасен, и шведским концерном Vattenfall, который возглавлял немецкий наместник Клаус Раушер, было несколько встреч, на которых не только «уточнялись общие позиции по вопросам торговли газом и электричеством», но и обсуждались «конкретные проекты».

Поскольку все так замечательно складывалось, постепенно «круглые столы» и разговорный формат встреч были расширены до общеевропейского уровня: под рубрикой «контакты клуба семи», как удалось установить сотрудникам антимонопольного ведомства, регулярно собирались менеджеры из Бельгии, Германии, Франции, Италии и Швеции.

Только в период с мая по сентябрь 2004 года было 11 встреч с целью подготовить конференцию в верхах представителей энергетических фирм.

Все совершенно безобидно, защищаются в один голос концерны. На таких совещаниях только формировалось мнение по вопросам европейской энергетической политики. Вполне возможно. Но кое-кто смотрел на это иначе. Так, британский энергогигант BP, по данным антимонопольного ведомства, от участия во встречах решительно отказался. Обоснование: «проблемы с антимонопольным законодательством».

Наиболее острой темой для юристов сейчас стали косвенные доказательства целенаправленного манипулирования ценами. Признаки этого боннские ревнители рыночной конкуренции тоже обнаружили в бумагах E.ON, хотя шефы всех четырех концернов до сих пор яростно открещивались от такого рода подозрений.

По утверждению г-на Бернотата, цена на электроэнергию формируется по законам рынка на бирже EEX в Лейпциге. И концерны якобы не в силах влиять на нее.

Бумаги, попавшие в руки следователей из антимонопольного ведомства, свидетельствуют о другом: из них видно, что E.ON, действуя через дочернюю фирму Sales & Trading (EST), абсолютно целенаправленно пытался добиться подъема цен на электричество и явно преуспел в этом.

«С марта по июнь 2003 года, — говорится в проекте одного из решений правления, — интенсивное использование так называемой собственной торговой книги способствовало инициированию скачков рыночной цены и служило страховкой от их резкого падения». Имеются в виду покупки и продажи определенных объемов электричества на рынке.

Менеджеры записывают себе в заслугу, что EST, «разгонявший рынок, сыграл важную роль в продавливании нужной конечной цены». Говоря открытым текстом, «дочка» E.ON толкала цены вверх. По версии антикартельного ведомства, резолютивная часть проекта решения, посвященного ценовой политике вплоть до 2007 года, содержит рекомендацию: «Одобрить продолжение политики формирования цен на электроэнергию с целью их стабилизации на высоком уровне».

Но, по версии антикартельного ведомства, для воздействия на рынок E.ON использовал не только биржевую торговлю электроэнергией. Поскольку остановка электростанций сокращает объем генерации, энергобоссы прибыльно играли и с этой «переменной».

Во внутренних документах E.ON имеются подробные расчеты, по которым закрытие одной электростанции, несмотря на «недополученную прибыль в размере 25 млн евро», вполне окупается. Ведь сокращение объема генерации приводит к повышению цены на электроэнергию, а это принесет «дополнительную прибыль в 40 млн евро».

Конкретно это означает: сокращая предложение, такие энергогиганты, как E.ON, могут «загнать цены под потолок» и, несмотря на уменьшение объема продаж, получать заметную дополнительную прибыль. Именно на это и обращали внимание критики — но у них не было доказательств.

Сами же концерны отвергают обвинения в ценовых манипуляциях или сговоре. Например, RWE утверждает, что если менеджеры и встречались, то это были обычные деловые контакты либо заурядные мероприятия отраслевых объединений или лоббистов. Никаких сговоров или, упаси Боже, ценовых манипуляций и в помине не было.

E.ON тоже отрицает выдвинутые обвинения. По его мнению, документ, о котором идет речь, представляет собой «набор тенденциозно подобранных и односторонне интерпретированных сведений» и содержит «множество необоснованных утверждений». До сих пор ни один государственный орган «не видел повода принимать меры на основе этих данных». К тому же E.ON утверждает, что развернуто изложил свой взгляд на содержание данного документа и привел подробные доказательства беспочвенности обвинений в свой адрес.

Антимонопольное ведомство остается невозмутимым. Обнаруженные доказательства будут использованы и в новых расследованиях, сообщают его сотрудники. Что касается этого дела, то, по словам официального представителя антимонопольного ведомства, которым теперь руководит г-н Бернхард Хайтцер, «вещественные доказательства переданы в брюссельскую Комиссию ЕС по вопросам конкуренции, где они находятся в очень надежных руках». Само дело передано в производство Европейской комиссии.

Однако анализ примерно 60 тыс. страниц потребует немало времени. А поскольку комиссару ЕС, непреклонной г-же Кроэс, хочется, чтобы, когда она будет наносить давно подготовленный удар по энергоконцернам, в ее позиции не было слабых мест, она призвала своих подчиненных действовать по принципу: «Точность важнее быстроты».

Как бы то ни было, в штабе Кроэс убеждены в одном: «Собрано достаточно документов, чтобы доказать — крупные энергетические концерны нарушали принципы конкурентной борьбы».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK