Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "Касьянов день"

Госдума готова утвердить премьер-министром любого выдвиженца Владимира Путина. Сам президент, похоже, склоняется к тому, что исполнить его волю лучше других сумеет, встав во главе правительства, нынешний первый вице-премьер Михаил Касьянов.Рабочая лошадка

На прошлой неделе большинство политиков в Кремле и Белом доме были уверены, что новое российское правительство возглавит первый вице-премьер Михаил Касьянов и что именно он станет так называемым техническим премьером — исполнителем чужой политической воли, рабочей лошадкой. Такова, дескать, главная функция всего кабинета министров, определенная Кремлем на нынешнем, путинском, этапе развития российского государства.
При этом стратегические кремлевские планы должны быть технически обеспечены из Белого дома так, чтобы никто не сомневался, что правительство не может играть сколько-нибудь значимую политическую роль. Другими словами, кроме Кремля, на ближайшие годы других очагов власти в России не предвидится.
Самому же Владимиру Путину как президенту предстоит проделать много работы, магистральная цель которой еще большая абсолютизация президентской власти. Без конституционной реформы здесь не обойдется.
Действительно, в Кремле и Белом доме утверждают, что в планах путинской команды значится перекройка Основного закона страны. Пока ничего конкретного, но на Краснопресненской набережной этот слух гуляет в таком виде: «Путин в скором времени сольет под себя воедино аппараты Кремля и правительства».
Сливать, видимо, все-таки ничего не будут. Но смысл понятен: абсолютным центром власти окончательно станет президент, полномочия которого и постараются усилить в новой редакции Конституции. Правительство же при подобном развитии событий сможет возглавить любой Касьянов.
Солнцевский

У Михаила Касьянова, как у путинского преемника на посту премьер-министра, не сложилось одно: у него подкачал четвертый пункт в паспорте. Первый вице-премьер не питерский. Он — солнцевский, родился в городке Солнцеве Московской области в 1957 году.
Может быть, если бы мама Касьянова знала, что будущий президент России и нынешний начальник ее сына питерец Путин станет отбирать высшую элиту страны преимущественно по «четвертому пункту», она бы более ответственно отнеслась к месту рождения своего чада.
Но и без этого логика происходящего подсказывает: хотя в Кремле прогнозируют, что правительство будет однозначно питерским (процентов так на семьдесят), руководить им станет солнцевский, пусть и пребывающий в абсолютном меньшинстве.
Высокопоставленный собеседник «Профиля» в Кремле: «Такая договоренность уже существует. И вряд ли Путин не сдержит слово. В этом он еще замечен не был».
Был или не был, но люди, неплохо знающие Владимира Путина еще по Питеру, действительно свидетельствуют, что он частенько отмалчивается в неясных для себя ситуациях, но уж если твердо говорит «да» или «нет», то, как правило, следует сказанному.
Кремлевские поговаривают, что 10 января 2000 года, когда Владимир Путин подписывал указы о первых перестановках в своем кабинете, он, по сути, уже тогда предложил Михаилу Касьянову возглавить правительство. Как уточняет собеседник в Белом доме: «Предложил попробовать».
Тогда Касьянова сделали единственным первым вице-премьером, а конкурента — аппаратного тяжеловеса Николая Аксененко — отправили на понижение в МПС, в общем, расчистили площадку.
Сомнения в правильности выбора, конечно же, в Кремле были. Причем сомневался не столько Путин, сколько те, кто на самом деле замыслил карьерное продвижение Михаила Касьянова. А именно влиятельнейший теневик от власти Валентин Юмашев, глава президентской администрации Александр Волошин и «особо» внештатный кремлевский советник Александр Мамут (в прошлом партнер Касьянова по бизнесу касательно продажи российских долгов).
Кстати, вышеперечисленные верховодцы давно стали привечать баритонистого переговорщика в ранге замминистра финансов. Еще в бытность премьером Сергея Степашина при формировании кабинета министров Борис Ельцин по совету ближних «скоропостижно» назначил Михаила Касьянова главой Минфина вместо Михаила Задорнова. Степашин был сильно против, пытался даже спорить, прочил на это место одаренного финансиста — главу думского бюджетного комитета Александра Жукова. Короче, всячески скандалил и даже предъявил ультиматум: мол, уйду, а вы тут оконфузитесь. Но «семья» во главе с президентом сказала: «Не хочешь — иди».
И шефом Минфина был назначен прилежный чиновник, преданный Кремлю (поскольку назначение исходило оттуда) и опосредованно связанный с ближним ельцинским кругом (через упомянутую связь с Мамутом и компанией).
Не яркий, но вполне светский; не суперстратег, но, по оценке специалистов, не лишенный способности перспективно мыслить в экономике; не сверхамбициозный, но все-таки склонный к некой публичности, Касьянов, оказавшись в поле зрения Кремля почти случайно, как-то сразу прижился. И, похоже, понравился, даже несмотря на излишнюю осторожность: в процессе своего назначения министром финансов, чтобы не участвовать в скандале по поводу устранения из Минфина тогдашнего министра Михаила Задорнова, Касьянов поспешно удалился в Лондон и спрятался от журналистов. Ну сделал человек паузу, может быть, перестраховался чуть-чуть — в Кремле не стали вменять это ему в вину, а то и сами посоветовали до времени не отсвечивать.
И в самом деле, что хорошо для политика (к примеру, чубайсовская безоглядность) — не столь полезно для наемного служащего, каковым, по сути, выглядит Михаил Касьянов. Владимиру Путину, несмотря на огромный рейтинг, остающемуся пока бесцветным политиком, и кремлевской администрации такой, собственно говоря, и нужен. Трудолюбивый исполнитель, верный интересам людей, поставивших его у руля.
При этом есть еще верный и преданный — пока только лично Путину, но зато с подходящим «четвертым пунктом» — это питерский приятель и близкий соратник президента министр связи Леонид Рейман. И если бы Путин вдруг решился сыграть свою игру и сменить коня на переправе, то кандидатура нынешнего главного «связиста» вполне бы подошла.
Однако собеседники в Кремле утверждают, что это вряд ли случится. Рейман известен только очень посвященным, о нем давно говорят как об очень профессиональном человеке, но слишком уж в узком кругу российских связистов. А вот так взять и предложить Думе кота в мешке даже для Путина-победителя будет выглядеть вызывающе. Если политика — это искусство возможного, чего же ломиться в открытую дверь?
Дума дает. Добро

Открытую — потому что собеседники «Профиля» в нижней палате парламента практически в один голос заявили, что депутаты скушают все, чего бы им нынче не предложил Владимир Путин.
Иными словами, Владимир Путин может безбоязненно вести под премьерский венец кого угодно: того же Касьянова или какого-нибудь другого условного технического директора — церемония утверждения в Думе пройдет без особых осложнений.
Дума никуда не денется, даже если Путин и в самом деле решится на большую политическую игру и предложит в премьеры «неожиданное лицо», как выразился на неделе новгородский губернатор Михаил Прусак, которого, кстати, многочисленные слухи тоже прочили в премьеры. Про себя Прусак, правда, ничего не сказал, но, сославшись на саратовского коллегу Дмитрия Аяцкова, уточнил, что этим лицом может стать депутат-академик Евгений Примаков и даже мэр Москвы Юрий Лужков.
Такое вообще выглядит невероятным, так как опрокидывает кремлевскую концепцию «технического» правительства и создает сильнейшее противодействие по линии «Путин — ельцинский круг». Кроме того, это не нужно самому Путину — кто же, не набрав соответствующий политический вес, ставит рядом с собой политических полутяжеловесов?
Что касается депутатов, то торговаться по поводу премьера они, безусловно, станут. Но больше для порядка, для соблюдения правил игры, чтобы не потерять форму, наконец.
Коммунисты потребуют себе треть министерских портфелей — пропорционально числу голосов, полученных Зюгановым на выборах. Будут долго вести консультации в Кремле, в Думе, заезжать периодически в Белый дом. В итоге удовлетворятся лубочной картинкой по ТВ, где Путин будет полуобниматься с Зюгановым и называть КПРФ заметной политической силой.
Яблочники, скорее всего, уйдут в глухую оппозицию. Но даже без коммунистов и яблочников у Путина все получится — его премьер наберет больше половины голосов в Думе, уверяют депутаты из проправительственных фракций.
Правые из СПС поначалу даже громче чем кто-либо станут препятствовать утверждению премьера. Они уже сегодня активно торгуются за места в кабинете: чубайсовской команде принципиально важно отвоевать пост министра топлива и энергетики; чубайсовцы прочат туда либо вице-премьера Виктора Христенко, либо советника Владимира Путина по ТЭКу Сергея Чижова. Этот пост тем более важен, что Минтоп не «вольется» в предполагаемую новую структуру, которая, если будет создана, станет своеобразным Министерством промышленности, куда войдут Минторг, Минэкономики, а также агентства вооружений, ныне находящиеся под «оборонным» вице-премьером Ильей Клебановым.
Минтопэнерго нужен правым не столько потому, что Анатолий Чубайс возглавляет электроэнергетическое РАО «ЕЭС России». Дело в том, что именно в электрическом, нефтяном и газовом бизнесе грядет главный и, надо надеяться, окончательный передел собственности: реформа «Газпрома» и того же «ЕЭС России», продажа «Роснефти», строительство Балтийской трубопроводной системы, создание национальной нефтяной компании и т.п. Вообще, если разобраться, то не премьерский пост нынче выглядит ключевым, а посты двух-трех министров — финансов, топлива и энергетики и госимущества. И это даже при условии, что в упомянутой кремлевской концепции правительства предусмотрено лишить отраслевых министров связей с бизнесом, превратив их в простых подшивателей бумаг.
Так или иначе, торговаться чубайсовцы будут лично с Путиным, а не с Касьяновым (подходы к президенту есть главным образом у Чубайса и руководителя думской фракции СПС Сергея Кириенко). Как сообщают информаторы внутри Союза правых сил, разговор предстоит примерно следующий: «Если вы желаете, чтобы правительство возглавил Михаил Касьянов, человек близкий к нашим оппонентам (Волошину, Мамуту и прочим), то отдайте нам Минтопэнерго. А если не хотите отдавать, предлагайте другого премьера — Чубайса или иного младореформатора».
При этом у СПС нет ни политических, ни финансовых, ни аппаратных возможностей всерьез давить на Путина и Кремль и в итоге они в любом случае проголосуют как надо. Даже если не получат желаемую ключевую позицию в правительстве — вице-премьера, курирующего финансовый блок. На нее претендует соратник Чубайса Алексей Кудрин, но высокопоставленный чиновник в администрации президента сообщил, что те в администрации, кто не играет в команде Чубайса, постараются этого не допустить. Впрочем, имени кудринского конкурента собеседник «Профиля» не назвал. Как не назвал и человека, который заменит министра имущества Фарита Газизуллина. Зато заверил, что нынешний глава Пенсионного фонда Михаил Зурабов получит долгожданный пост «социального» вице-премьера; нынешний же вице по социалке Валентина Матвиенко, по расчетам Кремля, гарантированно побеждает на губернаторских выборах в Питере.
Получится у правых солидно сесть в правительстве или нет, все равно — попортить кровь остаткам ельцинской «семьи», продолжающей жить вокруг Путина, они намерены всерьез. Так, скандал, который развернули лидеры СПС в Думе по поводу коррупции в Минтопэнерго и личной нечистоплотности его главы Виктора Калюжного (принадлежащего группировке Абрамовича—Березовского),— это только начало борьбы за влияние.
Я себя под Путиным чищу

Что касается принадлежности самого Михаила Касьянова, то, если бы правительство и премьер, как в прошлые времена, могли исполнять самостоятельную партию в политике, вопрос: чей человек Касьянов? — имел бы первостепенное значение. В нынешней ситуации не имеет.
Однажды Михаил Касьянов публично заявил: «Я — ничей». И практически не соврал. Потому что, будучи настоящим чиновником, он во все времена и при любом политическом курсе умел ладить с начальством и с группами влияния. Предполагаемый премьер не любит конфликтов и стычек, боится олигархических войн. Он любит лавировать, «разруливать» все дипломатично, чтобы со стороны создавалось одно единственное ощущение: в Датском королевстве все спокойно, глава государства ставит задачи, правительство пунктуально их решает. Никто не должен сомневаться: Касьянов-премьер будет думать только над тем, какой оптимальный путь избрать, чтобы исполнить волю президента.
Например, сейчас Михаил Касьянов готовит экономическую программу правительства. Все думали, что Герман Греф, но тот занимается стратегией. Касьянов — практикой. Министерства и ведомства уже сдают планы первоочередных дел нового кабинета. Никаких специальных знаний для этого не требуется, насущное никто не отменял: зарплату платить надо, Чечню восстанавливать тоже, ловить разбегающиеся капиталы и бороться с коррупцией — обязательно. Текучка, хоздеятельность — вот сегодняшний белодомовский удел.
И не столь существенно, что нынешним своим взлетом Михаил Касьянов обязан Александру Волошину и иным упомянутым членам «семьи». Сегодня непосредственно управлять Касьяновым будет президент Путин. Кто, в свою очередь, станет управлять Путиным — это не его, Касьянова, дело. Вот если у Путина начнутся проблемы с его, путинскими, «управленцами», тогда для Касьянова наступит момент истины. Но это, если такое случится, будет уже совсем другая история.

ВЕРА КУЗНЕЦОВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK