Наверх
8 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Катастрофа для всего мира"

Президент Джордж Буш предрекает третью мировую войну, если Тегеран не откажется от ядерной программы. Мнения по иранскому вопросу в его правительстве разошлись: Госдепартамент и Пентагон делают ставку на дипломатию и санкции, «ястребы», сплотившиеся вокруг вице-президента, подталкивают к военному решению.Закулисный дирижер, «серый кардинал», лишь изредка улыбающийся, как добрый дедушка, вице-президент США Дик Чейни известен как мастер плести интриги и дергать за ниточки. И друзья, и враги уверены, что нет такого дела, за которое он не взялся бы по этическим соображениям. В этот образ хорошо вписывается предположение, что в какой-нибудь темной каморке он уже взвешивал и просчитывал варианты начала войны.

По замыслу вашингтонских стратегов, следует надавить на Израиль, чтобы тот дал ракетный залп по иранским установкам для обогащения урана в Натансе. Наверняка Тегеран ответит ударом возмездия, что, в свою очередь, станет для США отличным поводом подвергнуть бомбардировке военные объекты и ядерные установки в Иране.

Во всяком случае, так описывает возможное развитие событий человек из ближайшего окружения Чейни. Сам вице-президент не удостоил опасные игры военных стратегов даже банального опровержения. Напротив, Чейни уже много лет не делает секрета из того, что считает удар по Ирану, очередному звену «оси зла», неизбежным.

И как на фоне таких планов расценивать загадочный рейд израильских бомбардировщиков вглубь сирийской территории 6 сентября? Над этим вопросом ломают голову как демократы, так и республиканцы. Считать ли операцию частью уже ставшего реальностью военного плана? Или это была «проба пера»? На приемах в Вашингтоне в эти дни обсуждается лишь одна тема: насколько велика опасность войны в действительности?

Целью рейда израильских бомбардировщиков в начале прошлого месяца, скорее всего, был строящийся ядерный реактор, часть комплектующих для которого ввозилась якобы из Северной Кореи. Не исключено, что ключевые министры правительства Буша даже делали попытки остановить Израиль: ведь до сих пор администрация не подтвердила и не прокомментировала это событие.

Тем не менее удар Израиля по Сирии снова высветил весь спектр вопросов, связанных с военными действиями против Тегерана. Он возродил надежды уже оттесненных от власти неоконсерваторов на то, что безысходность иракской войны все же не превратила в прах их великую мечту о распространении демократии. А для реалистов в коридорах Госдепа и Пентагона этот рейд стал кошмаром, предотвратить продолжение которого они хотят, задавая простой вопрос: «А что будет потом?»

Примерно так она и может начаться — третья мировая война, о которой недавно в присущей ему апокалиптической манере предупреждал президент Буш. Чтобы этого не произошло, президент Ирана Махмуд Ахмадинежад должен остановить свою ядерную программу.

И взгляд на регион, которому суждено стать ареной такой катастрофы, действительно заставляет содрогнуться. Иран продолжает работы, создающие предпосылки для строительства бомбы. Режим мулл получает поддержку — если не в создании бомбы, то, по крайней мере, в противостоянии с Вашингтоном — от России, усилившей свое внешнеполитическое влияние и теперь ищущей любого повода для того, чтобы бросить вызов США. Российский президент обещает «грандиозное перевооружение». Война в Ираке затягивается, решение конфликта не просматривается. Не видно ни малейшей возможности вывести американскую армию из страны так, чтобы это не было похоже на плохо замаскированное бегство. Афганистану, находящемуся под защитой частей НАТО, также грозит возврат «Талибана» и террористов «Аль-Каиды». И отошедший на второй план конфликт в Палестине тоже может обостриться в любой момент и на любом фронте.

А вот в Вашингтоне Буш остается в должности еще в течение 15 месяцев. Как президенту ему почти нечего занести в актив, но он не оставил надежд войти в учебники истории. Пока Буш постоянно уверяет, что в споре с Тегераном он делает ставку на дипломатию. По его словам, давление, оказываемое мировым сообществом, должно заставить Ахмадинежада пойти на уступки. Однако то, как Вашингтон организует это давление, очень похоже на приготовления к войне.

В конце сентября американский сенат принял резолюцию, согласно которой иранская армия «стражей революции», насчитывающая 125 тыс. человек, теперь считается террористической организацией. Американский генералитет обвиняет Иран в том, что тот уже ведет негласную войну против США, поддерживая шиитскую милицию в Ираке. А в Пентагоне стратеги — явно с подачи Чейни — разрабатывают новые детальные планы нападения на Иран.

Вместо массированных бомбардировок иранских ядерных установок в новых планах ставка опять делается на так называемые точечные, «хирургические» удары. Это прежде всего места дислокации подразделений «стражей революции». Эти удары не будут столь массированными, как уничтожение иранских атомных установок.

Публицистическую поддержку и подготовку данных планов берут на себя консервативные «фабрики идей» и советники, для которых это последний шанс осуществить свои намерения на Ближнем Востоке. Невзирая на провалы в Ираке, эти «ястребы» давят на президента справа: он, мол, забыл о главной задаче, раз не решается реализовать собственную доктрину упреждающего удара.

Из-за этого растет беспокойство, не находится ли страна уже на пути к новой войне. Спикер демократов в палате представителей Нэнси Пелоси еще раз подчеркнула, что президент должен получить одобрение Конгресса, прежде чем отдать приказ о нанесении удара по Ирану.

Тем временем кандидаты в президенты от республиканцев горячо спорят о том, обязаны ли они вообще вникать в такие детали; бывший губернатор штата Массачусетс Митт Ромни считает, что нужно спросить юристов, действительно ли по Конституции требуется согласие парламента. Ветеран вьетнамской войны Джон Маккейн высказался в том духе, что «военные акции, возможно, больше отвечают реальности, чем мы сегодня считаем».

Даже Хиллари Клинтон, по опросам лидирующая среди демократов, взяла жесткий курс: в сенате она проголосовала за то, чтобы считать армию «стражей революции» террористической организацией. Ее соперники теперь утверждают, что Хиллари дала правительству карт-бланш на ведение войны.{PAGE}

Американские военные приступили к строительству новой базы в Ираке. Она называется Combat Outpost Shocker и расположена примерно в 10 км от иранской границы. Отсюда американские солдаты должны будут пресекать попытки контрабанды в Ирак иранского оружия для совершения террористических актов. Кроме того, есть сведения, что начиная с апреля Буш разрешил спецслужбам проводить на территории Ирана активные операции против режима мулл.

По мнению эксперта по Ирану и бывшего советника президента Гэйри Сика, такие меры сигнализируют о важном изменении в стратегии правительства: «Начиная с августа речь идет не только об атомной угрозе со стороны Тегерана, а о поддержке иракских террористов. Это крутой и потенциально опасный поворот».

Бушу сравнительно легко будет найти доказательства того, что Тегеран, поддерживая повстанцев, несет ответственность за гибель американских солдат. А вот убедить мир в том, что иранские планы получения ядерного оружия представляют непосредственную угрозу для всех, гораздо труднее. К тому же ядерный аргумент сильно ослаблен досадным прецедентом: оружие массового уничтожения, которого в действительности не существовало, уже было использовано как предлог для начала иракской войны. И хотя в отношении Тегерана есть куда более весомые улики, американская общественность вряд ли во второй раз примет на веру этот аргумент в пользу войны.

Надо сказать, что и силы, выступающие за решение конфликта дипломатическими средствами, в этот раз несравненно влиятельнее, чем накануне войны с Ираком. В ближайшее время госсекретарь Кондолиза Райс будет настаивать на том, чтобы Совет Безопасности ООН в третий раз ужесточил санкции в отношении Ирана. В Пентагоне у нее есть сильные союзники — министр обороны Роберт Гейтс и командующий вооруженными силами США в этом регионе адмирал Уильям Фаллон.

Все они высказываются за дипломатические меры еще и потому, что знают: американская армия не справится с новыми военными задачами. После четырех лет войны в Ираке и Афганистане для новой кампании — к тому же против сравнительно хорошо подготовленного противника — просто нет достаточного количества боеспособных частей. «Многие высокопоставленные лица в Пентагоне, ЦРУ и Госдепартаменте считают новую войну безумием», — утверждает эксперт по безопасности Сик.

Поход против Тегерана стал бы «катастрофой для всего мира», — соглашается с ним Брюс Ридель, бывший сотрудник ЦРУ и эксперт по Ближнему Востоку Брукингского института. Его страшит возможность «военных действий от Средиземноморья до полуострова Индостан». Тем не менее он видит «реальную опасность военного противостояния» — ведь обе конфликтующие стороны явно готовы идти до конца. Ридель считает, что, с одной стороны, Иран играет с огнем и, снабжая иракских шиитов оружием, сознательно провоцирует ответную реакцию Запада.

С другой стороны, в Вашингтоне горячие головы тоже еще не перевелись, хотя многие из «ястребов»-неоконсерваторов уже покинули правительство Буша. Однако Чейни остается их надежным партнером. «Вице-президент является ближайшим советником президента и доминирующей фигурой, — убежден Ридель. — Не следует преуменьшать ту власть, которой он до сих пор располагает».

Поездка российского президента Путина в Тегеран на позапрошлой неделе также сыграла на руку сторонникам жесткого курса. Они восприняли этот визит как доказательство того, что Путин не рассматривает всерьез планы совместных действий, которые могли бы заставить Тегеран отказаться от намерения получить ядерное оружие. Кроме того, все прибрежные государства Каспия, в том числе среднеазиатские страны, благорасположения которых так активно добивался Вашингтон в последние годы, заявили, что с их территории война против Тегерана вестись не будет.

Чейни поддерживают прежде всего «ястребы» вне правительства. Они боятся, что их время уйдет вместе с Бушем. «Для неоконсерваторов Иран — это последний шанс добиться хоть чего-то», — убежден аналитик Ридель. Их тон выдает отчаяние: например, Норман Подгорец, культовая фигура для всех неоконсерваторов, заявил: «Я молюсь и надеюсь», что Буш наконец-то отдаст приказ о бомбардировке Ирана. Подгорец убежден, что США находятся в состоянии войны с «исламофашистами» — по его подсчетам, это уже четвертый глобальный конфликт, — и сравнивает Иран с нацистской Германией. Один из обозревателей изложил содержание его выступлений под заголовком «На дворе снова 1938 год?».

Но Подгорец отнюдь не аутсайдер, вызывающий лишь снисходительную улыбку. Недавно он стал советником по вопросам безопасности Рудольфа Джулиани, одного из кандидатов в президенты от Республиканской партии. Президент Буш тоже приглашал Подгореца в Белый дом, чтобы выслушать его взгляды на положение в мире.

Однако большинство вашингтонских экспертов предостерегают от удара против Тегерана. Они исходят из того, что Иран в любом случае нанесет ответный удар. «Было бы глупо полагать, что все ограничится точечными ударами, — считает Ридель. — После первой атаки последует эскалация военных действий».

Бывший советник президента Сик предсказывает, что Иран ответит хорошо подготовленными террористическими актами. «У руководства армии «стражей революции» было достаточно времени, чтобы продумать варианты асимметричных военных действий. Очень вероятно, что у них есть несколько весьма интересных идей. Например, достаточно будет взорвать несколько бомб, надежно заложенных в нефтеналивных терминалах Персидского залива. Тогда страховые тарифы резко возрастут, цена на нефть может увеличиться в три раза, что приведет к рецессии мировой экономики, — предупреждает Сик. — Экономические последствия этого невообразимы, они будут гораздо сильнее, чем то, что мы видели после вторжения в Ирак».

А поскольку катастрофическое воздействие такого развития событий не вызывает сомнений, по-прежнему распространена сравнительно мягкая интерпретация теперешнего бряцания оружием в Вашингтоне. Все обставляется следующим образом: кулисы должны быть разукрашены максимально воинственно. Всеобщий страх должен сопровождать все попытки дипломатического урегулирования, а также подтолкнуть к действиям колеблющихся членов Совета Безопасности ООН. Считается, что они быстрее проголосуют за ужесточение санкций, если поверят в то, что единственная альтернатива — война.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK